Раймундас Банионис: «Мадам Рубинштейн» – о драме легендарной женщины

Фото BFL/Рядаса Вилимаса

Русский драматический театр Литвы готовится к интригующей премьере: режиссер театра и кино Раймундас Банионис здесь ставит спектакль по пьесе австралийского драматурга Джона Мисто под названием «Мадам Рубинштейн». Премьера намечена на 30 ноября и 1 декабря 2018 года в 18.30 на Большой сцене театра.

Автор сценографии спектакля – художник Сергеюс Боцулло, художница по костюмам – Дайва Пятрулите, музыку к спектаклю создал композитор Фаустас Латенас, художник по свету – Вилюс Вилутис.

Главную роль героини повествования Хелены Рубинштейн исполняет актриса Инга Машкарина, ее конкурентку Элизабет Арден играет Александра Метальникова, в роли ассистента Хелены Патрика О’Хиггинса – Валентин Круликовский. Спектакль предназначен для широкой публики, будет играться на русском языке (перевод с английского и адаптация Ольги Варшавер и Татьяны Тульчинской) с переводом на литовский язык (титры).

Накануне  премьеры беседуем с постановщиком спектакля Раймундасом Банионисом.

— У этой пьесы есть несколько названий, предложенных автором на выбор. Это и «Рецепт викингов», и «Королева косметики», и «Империя красоты», и «Прекрасная Хелена»… Какими путями пьеса «Мадам Рубинштейн» оказалась у вас?

— Мы остановились на том названии пьесы, которое наиболее соответствует ее содержанию. А очутилась она у меня довольно интересным способом. В Московском академическом театре имени Маяковского играет знаменитая актриса Евгения Симонова (она, кстати, сыграла главную роль Софьи в «Русском романе» Марюса Ивашкявичюса в постановке Миндаугаса Карбаускиса). Она является женой моего однокурсника. Одна из переводчиц предложила ей эту пьесу, подразумевая, что знаменитой актрисе может понравиться роль Елены Рубинштейн, но она отказалась по ряду причин и предложила эту пьесу мне. Должен заметить, что большинство  поставленных мною  лучших пьес я получил из Москвы, где мне пришлось учиться во ВГИКе.

Честно говоря, до того мне не приходилось слышать имя австралийского драматурга Джона Мисто, но у меня не бывает пристрастий к одному или другому автору, а пьеса меня заинтриговала. Она интересная, живая, с прекрасными диалогами, и, мне думается, такие пьесы сейчас очень нужны у нас, где в театрах много авангарда, революционности, а по мне, должно быть и что-то другое. Эта пьеса другого, более классического «пошива», и в то же время более живая и слишком непредсказуемая, чтобы называться чистой классикой.

— Будет ли у зрителей возможность из спектакля узнать больше о Хелене Рубинштейн, о невероятной истории ее жизни?

— Хотя Хелена Рубинштейн – это реальная историческая личность, но пьеса Джона Мисто не является биографическим произведением, биография здесь – лишь повод. Родом из Кракова, из еврейской семьи, Хая (позднее ставшая Хеленой) Рубинштейн (годы жизни 1870-1965) позднее в Нью-Йорке стала миллионершей. Ее слава пошла по свету благодаря ее исключительным способностям в сфере рекламы, ее оборотливости, работоспособности и прижимистости. Она прожила насыщенную жизнь и дожила до глубокой старости. Время действия пьесы определено точно, это 1954-1965 гг., последнее десятилетие ее жизни.

— Было ли вам ранее известно имя Хелены Рубинштейн?

— Бренд Helena Rubinstein был знаком мне с детства, даже не скажу, каким образом, возможно, дома имелось кое-что из ее косметики… Сначала эта фамилия мне напоминала знаменитых музыкантов по имени Рубинштейн. Но вот несколько лет тому назад, еще до появления этой пьесы, однажды посетив Краков, я случайно узнал, что там, недалеко от замка Вавель, есть район Казимеж, где издавна проживали краковские евреи. Там я увидел и дом, на фасаде которого написано большими буквами, что здесь родилась Хелена Рубинштейн. Тогда я вспомнил и о косметике с ее именем.

Начало пьесы – это красивая история, как уже пожилая Рубинштейн находит себе такого же, как и она, ирландца Патрика, который становится и ее секретарем, и другом, и близким человеком, хотя тот до того пытался ее ограбить. Она прогнала от себя всех, даже своих детей, ее жизни все время сопутствовали разные приключения. Одним из ее мужей был грузинский князь, ее портреты писали самые знаменитые художники того времени, она употребляла разные успокоительные снадобья, даже пыталась наложить на себя руки. Естественно, что в ее жизни присутствовали и суета, и любовь к саморекламе, и транжирство…

— Пришлось ли вам раздумывать насчет жанра будущего спектакля?

— Пьеса «Мадам Рубинштейн» не является комедией или сборником анекдотов, низкопробного юмора нет ни в пьесе, не будет его и в спектакле. Правда, в тексте пьесы попадаются элементы еврейского юмора с примесью трагикомичности, что будет в устах исполнительницы сдобрено характерным акцентом, поэтому, мне думается, правомерно будет определить жанр как комическую драму.

Пьеса повествует о теме, которая всегда актуальна и вовсе не смешна: о человеческом одиночестве. Хелена Рубинштейн к финалу своей жизни осознала, что осталась одинокой, хотя все время жаждала человеческой теплоты, у нее были и двое сыновей, и три супруга. Она завоевала внимание прессы, ее портреты писали Пикассо и Дали, она сверкала в кругах знаменитостей, но конец своей жизни провела с изуродованным войной инвалидом, ассистентом Патриком. Автор пьесы предлагает поразмыслить, чего это стоит – создать мировую империю бизнеса и ради этого пожертвовать и своей личной жизнью, и собственным счастьем.

Спектакль должен поставить публику перед вопросом, чего это стоит – быть всемогущим и гениальным, влиятельным, во всем преуспеть. Цена этого очень велика: приходится отречься от всего – от личного счастья, личной жизни, простого семейного уюта, так как не можешь себе позволить быть добрым, участливым, сочувствующим. Хелена Рубинштейн – это женщина, которая решила стать чем-то большим, чем простая домохозяйка, служанка или прислуга.

А если говорить опять о пьесе, то она чрезвычайно выразительна и очень достоверна. Еще не знаю, как нам удастся, но стремимся очень точно отобразить судьбы двух женщин, ярых соперниц. Это женщины, которые пожертвовали всем ради работы. Им пришлось самостоятельно существовать, творить и молниеносно вертеться в мире капитализма, где бытуют зверские страсти, где нет места ни вежливости, ни сочувствию, ни поддержке. Женщинам, дабы удержаться в таком мире, приходится быть изощренными, увертливыми, сильными, не считаясь ни с чем, а на детей и близких им просто не остается времени.

— Решение ставить этот спектакль в Русском драматическом театре вам пришло сразу?

— По мне, Русский драмтеатр идеально подходит для такого спектакля. Здесь много хороших актеров, этим он славится издавна, многим из них удается блистать на более широких просторах и в других театрах. Еще в студенческие времена мы всегда отдавали предпочтение этому театру. Тогда он еще ютился на улице Йогайлос, там шли авангардные по тем временам спектакли, всегда бывало что посмотреть. Он запомнился мне как театр с особо качественной актерской школой. Но ставлю спектакль здесь впервые.

Перевод на русский этой пьесы исполнен безупречно, и сразу возникает вопрос, как бы она зазвучала на литовском? Я сомневаюсь, что это удалось бы сделать на подобном уровне. Главная героиня по пьесе должна изъясняться на краковском еврейском наречии, который мы в спектакле поменяли на одесский говор, многим знакомый хотя бы и из кино.

Таким образом, отличный русский перевод и одесское еврейское наречие подсказали нам, что эту пьесу следует ставить в Русском драмтеатре. Ну и, конечно, актеры! Здесь требовалась неуемная, ошалелая, темпераментная, яркая, пестрая женщина. Такая актриса есть, и я знаю ее не только по обложкам журналов, это – Инга Машкарина. Она уже снималась у меня в сериалах, а здесь ей досталась главная роль. Образ Элизабет Арден, ярой соперницы Хелены Рубинштейн, создает Александра Метальникова, которая только что удостоилась титула лучшей актрисы на фестивале профессиональных театров им. Д. Тамулявичюте. Секретаря Патрика играет Валентин Круликовский, с которым я работаю впервые. Все трое репетируют с большим азартом. Дело в том, что я исповедую тот театр, где актеры не играют, а живут. И весь кинематограф зиждется на такой актерской игре, ведь никто не будет смотреть фильм, где актеры не живут, а лишь играют.

— Так, значит, главный стержень пьесы – это ярая борьба конкуренток?

— Главная сюжетная линия пьесы – это конкурентная борьба по законам джунглей, которая идет между главными акулами бизнеса косметики того времени, Хеленой Рубинштейн, Элизабет Арден и основателем фирмы «Ревлон» Чарльзом Ревсоном. Их взаимоотношения никак не назовешь приличными. Хелена и Элизабет спорили до упада, тыкали друг другу кукиши, но они оставались яркими личностями и не теряли чувство стиля. Персонажи спектакля будут одеты в костюмы 50-х – 60-х годов, их автор – замечательная художница по костюмам Дайва Пятрулите.

Еще одна важная тема пьесы – это как магнаты бизнеса косметики поощрили женскую эмансипацию, через заботу о своей красоте дали им свободу от стереотипов, в то время применявшихся по отношению к женскому роду. Правда, потом они дождались упреков от тех же эмансипированных женщин и феминисток, что, мол, благодаря ажиотажу косметики женщины превратились в порабощенных кукол, а не в освобожденные личности. Так что в спектакле прозвучит и актуальная тема женской самооценки, и места женщин в обществе. Прозвучат и иные темы, которые позволят лучше познать человеческую натуру, так как это и есть суть Театра.

Лаура ПАЧТАУСКАЙТЕ, Русский драматический театр Литвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.