Равноапостольный Иннокентий Московский

На прошлой «ЛК»-неделе мы говорили о двух юбилеях: 100-летии восстановления патриаршества и 700-летии учреждения Литовской митрополии. Наступившая неделя дарит нам хоть и небольшой, но замечательный юбилей.

40 лет назад, 6 октября 1977 г., Русская православная церковь причислила к лику святых героя нашего сегодняшнего разговора. Лишь две канонизации произошли у нас в советский период, и те по ходатайству Японской и Американской церквей: в 1970 году – Николая Японского и через семь лет – митрополита Московского Иннокентия.

LTK0413-1Село Агинское Иркутской епархии. Такие места принято называть медвежьими углами. 26 августа 1797 года в семье местного пономаря Евсея Попова родился мальчик Ваня. С пяти лет под руководством отца начал учиться грамоте. И уже вскоре прихожане местной церкви пророка Илии стали свидетелями трогательной картины: малыш, бойко читающий на службе Апостол.

Но через год отец умирает, и мать вынуждена отдать сына на воспитание дяде-священнику. А еще через 3 года его определяют в Иркутскую семинарию. Дядя к тому времени, овдовев и приняв монашеский постриг, тоже перебирается в город. Ваня часто навещает своего воспитателя и постоянно застает его за каким-то занятием. Отец Дмитрий увлекался механикой и сумел передать эту любовь племяннику.

В семинарии появился новый ректор, который решил поменять фамилии ученикам. В первую очередь неблагозвучные и очень распространенные (чтобы не было путаницы). И с 1814 года наш герой превращается из Попова в Вениаминова.

После семинарии молодой священник Иоанн Вениаминов служит 2 года в Иркутске, а потом решается отправиться в миссионерскую поездку на далекие Алеутские острова, которые в то время принадлежали России. Итак, летом 1824 года (путешествие заняло 13 месяцев) отец Иоанн с семьей – а это жена, старушка-мать и годовалый сын — добираются до острова Уналашка. Первым делом молодой проповедник решил построить храм. Но дело это было сложным – алеуты не умели строить. Пришлось обучать их ремеслам. Вот тут-то и пригодились уроки рукоделия дяди.

Проповедь о. Иоанна была успешной. Алеуты – народ кроткий и миролюбивый. К тому же с первых дней миссионер начал изучать местный язык, что еще больше способствовало его популярности. Десять лет провел он на Алеутских островах. За это время создал для аборигенов азбуку, переводил Священное Писание, открыл училище для мальчиков, в котором преподавал по своему учебнику. Кроме этого, он изучал фольклор алеутов, флору и фауну и написал «Записку об островах Уналашкинского отдела». Результатом этих трудов стало то, что все алеуты приняли православие.

Потом Иоанна переводят в административный центр Русской Америки в город Ситху на острове Баранова (он и сейчас так и называется Baranof island). Здесь он сталкивается с другим народом – колошами. В отличие от безобидных увальней алеутов, колоши – народ красивый, стройный и очень самолюбивый. К русским они относились с большим подозрением. Но апостольское рвение и любовь миссионера сделали свое дело. Пять лет прожил Иоанн в Ситхе. И вновь он изучает язык и обычаи, учит людей плотницкому и кузнечному делу, создает школу и учебники, делает прививки от оспы.

За время пребывания на Аляске отцом Иоанном была начата книга «Замечания о колошском и кадьякском языках и отчасти о прочих наречиях в Российско-американских владениях», которая, как и грамматика алеутского языка, удостоилась лестных отзывов специалистов и внесла неоценимый вклад в лингвистическую науку.

Но одного рвения и собственных талантов мало – нужны помощники и деньги. В 1839 г. Иоанн едет в Петербург. Хлопоты заняли почти год. В это время умирает жена. Шестеро детей по ходатайству митрополита Филарета были определены на казенное содержание, а Иоанн принимает монашество с именем Иннокентий. В 1840 году он становится епископом Камчатским, Курильским и Алеутским. Теперь в новые приходы Русской Америки епископ Иннокентий ставит священников, призывая служить так же, как и он, «силой проповеднического слова, а не принуждением или заманчивыми обещаниями».

Усилиями святителя и его помощников практически все туземное население огромной епархии было крещено, а грамотность там стала выше, чем среди коренного населения России. Морем, на собачьих упряжках, пешком епископ трижды объезжает свою огромную епархию.

Через некоторое время в состав Камчатской епархии передается Якутия. Открывается новый фронт апостольских трудов. До Иннокентия якуты принимали православную веру за подарки, оставаясь при этом, как и прежде, язычниками. Под руководством святителя начинается перевод богослужения и Священного Писания на якутский и тунгусский языки.

Еще несколько лет он проводит на Амуре, продолжая миссионерскую и научную деятельность. А после смерти Московского митрополита Филарета Иннокентия избирают на его место. Это произошло в 1868 году. Иннокентию уже больше 70 лет. Он тяжело болен, почти слеп. Но апостольское рвение неподвластно телесным недугам. Он создает миссионерское общество, которое продолжает его дело по христианизации, просвещению и улучшению жизни многочисленных народов Сибири и Дальнего Востока.

31 марта 1879 года святитель Иннокентий умирает, но до сих пор потомки его духовных детей рассказывают об апостоле Русской Америки. И лучшей памятью о его делах служат маковки православных храмов, разбросанные по островам американского штата Аляска.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *