Реформа школ как неизбежность

Конец учебного года для школ нацменьшинств ознаменовался сразу двумя событиями – митингом против дискриминации 17-ти  школ Вильнюса и Вильнюсского края и предупредительной забастовкой, грозящей перерасти в широкую акцию протеста, если власти не услышат требования родителей и учеников этих школ.

Кроме того, 2014-2015 учебный год стал последним для всех средних школ Литвы – с 1 сентября школ с полным 12-летним циклом обучения не останется. Это значит, что для того, чтобы получить среднее образование, отныне ученику придется сменить как минимум два, а то и три учебных заведения. Исключением станут школы с самобытными педагогическими концепциями, «окраинные» школы и те школы нацменьшинств, которые являются единственными на весь город. Они по-прежнему останутся с полной ступенью образования – с 1 по 12 класс.

Что ждет школы с русским языком обучения, почему русские общественные организации не поддержали митинг, организованный родительским форумом польских школ и частью родителей русских школ? Об этом «ЛК» беседует с председателем Ассоциации учителей русских школ Литвы Эллой Канайте.

– Начать разговор мне хотелось бы с ситуации, связанной с принятием новой редакции Закона об образовании в 2011 году. Поскольку именно она внесла коренные изменения в существующую систему образования. Последовавшую затем череду совместных митингов польской и русской общин мы поддерживали в первую очередь потому, что выдвигаемые на них цели были для нас приемлемы. Мы выступали единым фронтом против принятия дискриминационных статей новой редакции Закона – а именно против изменений 30-й статьи. Если предыдущая статья гарантировала получение среднего образования на родном языке, то новая измененная 29-я статья Закона внесла частичное преподавание предметов на государственном языке. То есть в этом уже усматривалось ущемление прав нацменьшинств.

Второй момент, против чего мы выступали – это введение единого экзамена по государственному языку. Мы не говорим о том, что мы не должны знать литовский язык – мы живем в Литве и поэтому просто обязаны знать государственный язык, но та разница в программах и количестве часов преподавания литовского языка в школах нацменьшинств и в литовских школах еще не сведена к минимуму. Потому сдавать экзамен на единых условиях пока еще сложно. Хотя не скрою, было приятно услышать, когда в частной беседе с председателем оценочной комиссии по литовскому языку Алдоной Швянтицкене было сказано: несмотря на то, что грамматика у наших ребят еще является слабым звеном, однако в плане литературы, в контексте содержания и раскрытия темы ученики школ нацменьшинств пишут намного лучше и качественнее.

И самое главное, если опять возвращаться к вопросу о принятых поправках, то с 2015 года полностью меняется структура средних школ. Тут следует сделать оговорку: реформа по реструктуризации школ была начата в Литве еще в 2001-2003 годах – так, в Клайпеде «пилотный» проект проводился с 2004 года, а в 2006 году вся сеть городских школ была реформирована. На данный момент в Клайпеде с русским языком обучения работают две четырехлетние гимназии, одна прогимназия и одна основная школа. Правда, создан прецедент, по которому сейчас пошли и школы в Вильнюсе – когда в одном помещении действуют сразу две школы. В 2012 году были реформированы школы в Висагинасе. Что касается русских школ в Каунасе, Шяуляй, Пабраде, Лентварисе, то поскольку они единственные в своей округе, у них есть  преимущество, зафиксированное в подзаконном акте, с правом сохранить полный цикл обучения. Это исключительное право распространяется и на «окраинные» школы. В Вильнюсе это школа «Жарос» в Ново-Вильне, которая, пройдя аккредитацию, получила статус школы с 12-летним обучением. Аналогичный статус получила и школа в Григишкес.

На сегодняшний момент 80 проц. школ Литвы уже прошли процесс реформирования, и только в двух городах Вильнюсе и Каунасе –  к настоящему времени еще не проведена реформа средних школ. Хочу опять повторить, что эта реформа охватывает все школы независимо от языка обучения. Согласна, что она болезненнее ударит по школам нацменьшинств, потому что нас меньше, поэтому у нас нет возможности помочь учителям. Жаль, что Департамент образования Вильнюсского городского самоуправления не регулирует эти процессы. Как это ни печально, но часть учителей вынуждена будет либо остаться с маленькой нагрузкой, либо покинуть школу. Уже сейчас администрации некоторых школ увольняют учителей пенсионного возраста.

– Предпринимались какие-нибудь попытки приостановить действие Закона по реорганизации средних школ?

– К сожалению, отменить или отложить действия принятого Закона может только Сейм. Попытки внести поправки были, но, увы, безуспешные. Последние поправки были внесены буквально в феврале-марте этого года – отложить действие закона, касающегося реформирования средних школ, до 2018 года. Увы, эта поправка тоже не прошла. То есть на законодательном уровне нам не удалось добиться отсрочки действия Закона. Что касается Министерства образования и городских самоуправлений, то они являются всего лишь исполнителями и должны претворять в жизнь эту реформу.

Очень жаль, что при проведении реформы не учитывались интересы школ нацменьшинств. На протяжении многих лет мы говорим о том, что нужен юридический статус школ нацменьшинств. На сегодняшний день такого юридически оформленного понятия, как школа нацменьшинств, в Литве нет. Если бы оно было зафиксировано, то мы могли бы говорить и о льготах по числу учеников в классах, и о корзинке ученика (сейчас она на 20 проц. отличается от корзинки в литовских школах), и о реформе школ. А без юридического статуса добиться определенных уступок невозможно. Буквально на днях президент Литвы сказала, что реформа средних школ одинакова для всех, и школы нацменьшинств не исключение.

Отрадно, что в этих условиях родители не отворачиваются от русских школ, они думают о судьбе своих детей. Рассматривая своего ребенка как гармоничную, всесторонне развитую  личность, они думают о психологическом комфорте, прежде всего, поэтому отдают его в русскую школу. Третий год подряд в русские школы только Вильнюса приходит на 90-100 первоклашек больше, чем в предыдущие годы. Если брать статистику по всем русским школам Литвы, то цифра получится еще больше. Впервые, начиная с прошлого года, в русских школах мы перестали терять учеников.

– Почему представители русских школ консолидированно не участвовали в митинге, который прошел у здания правительства 1 июня?

– Нас никто не приглашал. В начале беседы я уже сказала, что предыдущие митинги мы организовывали вместе с представителями польской общины, причем мы были полноправными партнерами – работали сообща над текстом резолюции, обговаривали программу, собирали подписи в защиту школ нацменьшинств, против дискриминационных поправок. Сейчас ничего подобного нет, нас не зовут, а идти только по объявлению из газеты, не зная программы и резолюции, не обсудив этих вопросов предварительно –  поверьте, выглядит странно.

Возможно, я повторюсь, но мы – за цивилизованный диалог с властями, правда, не всегда он удается. Но, по крайней мере, нас слушают. Понятно, когда действительно надо отстаивать свои права, тогда митинг, как один из способов выражения протеста – показателен. Но в данном случае, когда под реформу попадают все школы без исключения, одними митингами сложно чего-либо добиться. Необходимо искать рациональные пути.

В данной ситуации, когда часть школ  должны стать основными, в очень сложном положении окажутся нынешние одиннадцатиклассники. Вот почему Вильнюсское самоуправление еще в прошлом году хотело не разрешить некоторым школам формировать 11-е классы, чтобы был безболезненный процесс перехода. Одно дело переходить в 9-й, 11-й классы, другое –  переходить в гимназию в 12-м классе – для ребят такой переход сложен в психологическом плане. Хотя это никак не скажется на проведении экзаменов, скорее, на процессе адаптации ребят. Сейчас Вильнюсский городской Департамент образования ищет компромиссные пути, чтобы немного сгладить ситуацию. Школы существуют для детей, они должны в них чувствовать себя комфортно во всех аспектах.

– До 1 сентября осталось всего три месяца и, наверное, в преддверии нового учебного года, когда все школы страны начнут работать в других статусах, не так страшно самим ученикам, как их родителям. Что можете посоветовать родителям, как справиться с эмоциями?

– Обеспокоенность родителей понятна и обоснованна. Они вправе думать и выбирать школу для своего ребенка, но делать это надо взвешенно и продуманно. Сеть русских школ Вильнюса включает в себя гимназии, основные школы, прогимназии и гимназии в одном здании, детские сады – начальные школы. Все русские школы с очень глубокими сильными традициями, каждая школа может похвастаться чем-то особенным. Понятно, что традиции легче сохранять в полном звене, но, тем не менее, хуже по качеству обучения школа вследствие реформирования не станет. Школы нацменьшинств по-прежнему конкурентоспособны. Я просто говорю родителям спасибо за то, что отдаете детей в школы нацменьшинств, русские школы, спасибо за ваш правильный выбор. Самое главное – думать о будущем детей и не забывать о своих корнях.

Надежда ГРИХАЧЕВА
Фото из личного архива Э. Канайте

Тем временем

Президент отклонила претензии

Президент Даля Грибаускайте отклонила претензии Избирательной акции поляков Литвы касательно дискриминации в сфере образования. Президент утверждает, что учащимся – представителям национальных меньшинств – позволено на экзамене по литовскому языку делать больше ошибок, а школы реорганизуют в связи с сокращением численности учащихся.

Д. Грибаускайте обратила внимание на то обстоятельство, что после унификации экзамена по литовскому языку «критерии оценки для нацменьшинств до 2019 года остаются с послаблениями».

По утверждению главы государства, польские школы реорганизуются по той же причине, что и литовские — в связи с сокращением численности учащихся.

«За последние десять лет число детей в польских школах сократилось на 48%. Реформа в равной степени затрагивает как литовские, так и польские, русские школы. Многие из них перестроились», – отметила она.

Комментариев: 5

  1. Анатолий Лавритов :

    Общественно значимым политикам либо просто уважаемым в обществе людям прятаться за «никами» нет смысла, так как при работе в Сейме только отдельные процедуры вызываются необходимостью тайного голосования.А в остальном паблисити(известность) обеспечиваются смелостью и принципиальностью поднимаемых вопросов.Что же касается образования на языках национальных меньшинств, то достаточно посмотреть на Концепцию национального воспитания и образования, чтобы всё стало ясно:бороться с ветряными мельницами смысла нет,если приоритет обозначен, а Закон о правах национальных меньшинств перестал действовать без пролонгации и принятия нового.А если нет прав у большой группы граждан Литвы разных национальностей, то нет у властей и обязанностей.Главное для них — борьба с другими «ветряными мельницами» в искорёженном напускным страхом сознании…И тогда важнее, чтобы граждане Литвы лучше понимали военные команды по-литовски, а не привычные родному языку отчаянные слова «…мамочка, возьми меня обратно!»

  2. As :

    По крайней мере это пустое занятие без какой-либо пользы. Если не прав подскажите в чём фишка??

  3. As :

    Не понимаю смысла менять ники если видны номера IP???

  4. кстати, :

    ни один из политиков не повлиял на этот процесс — ни представители Союза русских, ни Розова, ни Лоханкина. Они, по их утверждению, ничегошеньки не могли поделать, разве что тормозить этот процесс.А сами смеялись над учителями, голодавшими тем временем перед мэрией.

  5. Клайпедос :

    В Клайпеде 3 основные школы, 2 гимназии и 1 прогимназия. Когда закрывали действующие школы, со своими традициями и хорошим педсоставом, почему-то на пустом месте открыли новую прогимназию, с титульной администрацией. Вот что всех ждёт — тотальный контроль сознания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.