Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.12.11 Текущий номер: N49 (1189) 7 декабря
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2018 год

Регимантас Адомайтис: «Я благодарен кино за популярность»

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 02 03, 14:29   |   Комментариев: 3

Легендарный литовский актер Регимантас Адомайтис 31 января отметил юбилей – ему исполнилось 80 лет.

AD5Торжественный вечер по случаю юбилея состоялся в вильнюсском Малом театре, основателем и настоящим хозяином которого является режиссер Римас Туминас.

Из руководителей Литвы только министр культуры Лиана Руоките-Йонссон пришла поздравить Адомайтиса. Высшие чины государства не почтили его юбилейный вечер своим присутствием, только прислали бумажные поздравления и благодарности.

Премьер Саулюс Сквярнялис назвал актера легендой театра и кино и отметил, что его «врожденный талант быстро заметили и оценили как литовские режиссеры, так и режиссеры других стран».

«Для разных поколений зрителей Адомайтис является символом мастерства, а его актерские роли в кино и на театральной сцене — важная часть литовской культуры», — подчеркнула президент Даля Грибаускайте в поздравлении юбиляру.

Римас Туминас, открывая торжественный вечер, сказал, что такое отношение власти придает горечь. «Нельзя «пропустить» Адомайтиса, не прийти на него. Это – Литва, это – человек, который сделал больше, чем все министры, вместе взятые», – сказал он, обращаясь к Адомайтису и собравшейся публике.

Накануне юбилея Регимантас Адомайтис дал интервью информационному агентству ТАСС, в котором рассказал о том, почему работе в кино всегда предпочитал театр, об особенностях литовской школы и решении уйти со сцены.

— Широкая зрительская аудитория знает вас прежде всего по работе в кино. Сколько ролей вы сыграли в кинематографе?

— Где-то более семидесяти. Скрупулезной статистики я никогда не вел. Даже не все названия помню. Я благодарен кино за популярность, но для меня на первом месте всегда стоял театр.

— Вы один из тех немногих в актерском цехе, кто пришел на подмостки после или даже вопреки полученной совершенно иной специальности.
— Театр зачаровал меня в школьные годы, когда к нам в Дом культуры со спектаклями приезжала труппа из Панявежиса, где уже начинал играть Донатас Банионис. Но поступил я — актерство не казалось родителям серьезным выбором — на физмат, а после его окончания из физиков все-таки ушел в лирики.

В последний год учебы на физико-математическом факультете Вильнюсского университета я уже был студентом и Литовской консерватории, где было актерское отделение. Пришлось работать на два фронта. Победа осталась за актерством.

— Слава и всесоюзная известность пришли к вам с фильмом «Никто не хотел умирать», снятым Витаутасом Жалакявичюсом.

— Это был мой дебют, с ним мне посчастливилось. Тема ленты была совершенно, как сказали бы сегодня, сенсационная. В 1965 году — фильм о «лесных братьях»! И я, и еще многие из тех, кто в нем снимался, были дебютантами.

Счастливая привилегия — не уметь, не знать, не иметь опыта! Там столько непосредственности, какого-то целомудрия. Когда нарабатывается мастерство, когда ты думаешь, что знаешь, как сыграть тот или иной эпизод, — тогда стоп! Тогда ты повторяешься, сбиваешься на собственный штамп.

Сейчас в Литве порой говорят о том, что «Никто не хотел умирать» неправильно трактует сложный период истории страны. Лента не претендовала на вынесение приговора. Она была художественным осмыслением драматических страниц недавнего прошлого.
— Какие из своих дальнейших работ вы ставите на первые места?

— Судьба подарила мне встречу с таким мастером, как Григорий Козинцев. В его фильме «Король Лир» я сыграл роль Эдмонда. Встреча с Козинцевым стала для меня откровением. Никогда прежде мне не доводилось работать с мастером, который так доверял бы актеру. В первую очередь, мы обсудили концепцию роли. Эдмонд представлялся мне эдаким мини-Яго. Злодей, отрицательный герой не столь значительного масштаба, как хрестоматийный темнокожий душитель Дездемоны.

Козинцев предложил совершенно иную интерпретацию. В дверь стучится эпоха Возрождения, и Эдмонд — новый ее герой со своими страстями человека будущего и комплексами. Меня это поразило и увлекло. А еще Козинцев, как камертоном задав тему, практически не вмешивался в ее актерское воплощение. Доверие и равноправный диалог с режиссером — редкая вещь в нашем ремесле.

— Вы много работали с российскими постановщиками, а когда последний раз были в России?

— Это произошло пару месяцев назад. В Санкт-Петербурге состоялась презентация реставрированной ленты Литовской киностудии «Чувства». В широкий прокат она в свое время не пошла, не понравилась кинематографическому начальству, но в нашей стране признана лучшим литовским фильмом ХХ века. Удивительным образом на этой презентации я еще раз соприкоснулся с Козинцевым.

Мне там подарили копию моего собственного письма, которое было написано мастеру после премьеры фильма в Бейруте. Туда мы должны были поехать вместе, но Григорий Михайлович заболел, и мне пришлось делать это одному. В письме я рассказал ему о том, с каким успехом был принят наш «Король Лир». Старинное забытое письмо, как нежданный подарок, меня растрогало.

— Где вы как актер заняты сегодня?

— Около года я нахожусь на том самом заслуженном отдыхе, не играю ни в кино, ни в театре. Наступил тот день, когда я сказал себе: стоп! Какой бы ни была физическая форма, понимаешь, что выход на сцену в таком возрасте, актерская игра требует особых эмоциональных усилий. Увы, это может заметить и публика, а такого быть не должно. Поэтому я и сказал себе, что пора заканчивать.

— Неужели это окончательное и бесповоротное решение?

— Иногда подумается: вот если бы Козинцев… Из наших разговоров с ним, по каким-то фразам у меня создалось впечатление, что режиссер размышляет над постановкой фильма по «Фаусту» Гете. При таком раскладе и приглашении от мэтра я бы сдержаться не смог.

— Литовский театр и литовский кинематограф в мире искусства утвердились в те былые времена своим особым мироощущением. В чем его особенности?
— Началом начал была система Станиславского. Наши учителя, прошедшие школу в Москве и тогдашнем Ленинграде, учили нас именно в этом ключе. С другой стороны, в Литве в межвоенные годы тоже был замечательный театр. И опять же не обошлось без российского влияния.

В Каунасе, который был тогда столицей Литвы, жил и работал Михаил Чехов, который по-своему интерпретировал принципы Станиславского. Любопытно, как играли в Каунасе «Гамлета». Чехов говорил по-русски, другие актеры — по-литовски. Это не мешало публике принимать спектакли на ура.

А главным «секретом» национальной школы я считаю особенности литовского характера. Мы с русскими похожи, но есть и отличия. Литовец услышит, подумает, помолчит и только потом, очень по-театральному, с замечательной паузой скажет свои скупые два слова.

Мгновения юбилейного вечера Регимантаса Адомайтиса в вильнюсском Малом театре.

Фото VMT/Лауры Вансявичене

AD6

AD3

AD4

Метки:  , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (3)
  1. (46.242.14.208) Ольга пишет:

    Очень люблю этого замечательного, талантливого, умного актера. Долгих лет жизни достойному человеку, самому известному и популярному литовцу. В России его помнят и очень любят.

  2. (79.108.241.115) Федот пишет:

    Такого Человека нельзя не уважать.Его талант завоевал Всемирную славу и всенародное признание,это-гордость Литвы.Здоровья и долгих лет жизни!

  3. (37.140.189.237) Пальмира пишет:

    Огромное уважение к личности, таланту, возрасту Регимантаса Адомайтиса!!! Эталон литовца.Туминас тоже молодец – талантлив, успешен и везде успевает.






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!