Резко возросло число пропавших без вести подростков

Депутаты Сейма Риманте Шалашявичюте и Римантас-Йонас Дагис отмечают, что проблеме исчезновения детей в стране уделяют мало внимания.

«Мы не знаем, скольких девочек используют, у нас нет статистики, сколько детей пропало — их увезли и они не вернулись. Особенно в Таурагском округе, где росло число детей, которых увозили за границу, чтобы они там воровали или для сексуального использования. Предлагалось создавать регистр сексуальных преступлений против детей, но этого не сделали», — сказала на пресс-конференции «Пропавшие дети: причины, розыск и превенция» председатель парламентского Комитета по социальным вопросам и труду Риманте Шалашявичюте.

По ее словам, все данные — ухудшаются. «С тех пор, как я покинула пост контролера по правам детей, цифры увеличились за 7 лет в 3 раза и особенно — в группе пропавших девочек. С 2011 г. росло число пропавших девочек, а мальчиков — нет. Видно, что пропало немного детей до 10 лет, но 10-14-летних пропадает больше всего», — заметила депутат.

Она констатировала, что комитет, который она возглавляет, в этой сфере почти ничего не делал. Это признал и Римантас-Йонас Дагис.

«Надо наладить систему так, чтобы в семьях не было не вернувшихся домой детей», — сказала Шалашявичюте.

«Все рассеяно по разным ведомствам, но не могу порадовать, иначе не будет. В новом Законе о госслужбе вообще нет того, кто отвечает за пропавших детей, есть лишь рабочие группы, а их, как мы знаем, то создают, то они исчезают, поэтому надеяться на последовательность сложно», — констатировал Дагис.

Юрист Центра помощи семьям, в которых пропали дети, Ругиле Буткявичюте согласна с тем, что вопрос пропажи детей забыт и ему уделяют мало внимания.

Представитель Литовского бюро криминальной полиции Эгле Мазиляускене представила статистику по пропавшим детям, которых подали в розыск. В 2017 г. в розыск объявили 2691 ребенка, больше 100 искали не один месяц.

«Пропавшие несовершеннолетние — самая большая группа из всех пропавших без вести. Это 70%. Только надо заметить, что речь идет не о числе пропавших, а о количестве случаев исчезновения», — уточнила Мазиляускене.

Она заметила, что большая часть этих детей — сбежавшие из дома дети. За последний год это 91% всех случаев.

Результаты поиска она назвала хорошими. Полиция быстро выясняет местонахождение детей. В 2017 г. нашли 96% всех детей, которые были объявлены в розыск.

Скольких детей не нашли? По словам Мазиляускене, это не угрожающие цифры. В прошлом году искали 50 девочек и 50 мальчиков, до сих пор не найдены 1 девочка и 4 мальчика.

Некоторые дети бегут из дома не один раз, это также увеличивает статистику. Повторно в розыск подают 80% несовершеннолетних. Мазиляускене рассказала о причинах, по которым дети бегут из дома. Чаще всего они упоминают строгие требования, родители не учитывают их потребности, насилие в семье, влияние друзей, конфликты с родителями, опекунами.

В группе риска — воспитанники детских домов и подростки 14-17 лет и дети 10-14 лет. Именно они попадают в группы риска, поскольку их могут вовлечь в преступную деятельность.

Во всех случаях детей объявляют в розыск сразу же и начинают расследование.

«Важно сразу сообщить об исчезновении, первые 3 часа — самые ценные, на информацию об исчезновении ребенка реагируют так, будто его жизни или здоровью угрожает опасность», — заметила специалист.

Она рассказала, что если пропал ребенок, надо сразу сообщить об этом в полицию, передать его фото и всю известную информацию, сказать, как он был одет, какие вещи у него были. Важно указать, с кем он общался, были ли с кем-то конфликты, указать круг друзей, маршруты, привычки и т. д.

Буткявичюте заметила, что такие дети в нашем обществе остаются неуслышанными, их считают бунтарями и проблемными детьми, но на самом деле они сбегают от проблем — агрессивного преследования, неприсмотра, конфликтов, насилия.

«То, что дети сбегают не один раз (к примеру, в 2017 г. один ребенок убегал 41 раз), показывает, что никто не исследует причины и не занимается превенцией такого поведения. Проблему надо решать путем укрепления межведомственного сотрудничества — эффективно организовывать поиск, превенцию и комплексные услуги семьям», — считает юрист.

Инф. «ЛК»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.