Римантас Жвингилас: «Сегодня спорт – это мафия и политика»

Профессиональным спортсменам приходится заканчивать карьеру довольно рано. И что потом? Как привыкнуть к новой жизни, как смириться с нею, когда вместо славы, адреналина и денег – дикие боли от полученных некогда травм, разбалансированный организм и таблетки горстями? И еще бессонные ночи: на что жить дальше, когда профессии практически нет, а заработанные спортом сбережения тают?

Об этом – о периоде адаптации после ухода из большого спорта – и был первый вопрос в интервью с известным в прошлом футболистом Римантасом Жвингиласом.

– Занятия спортом закаляют не только тело, но и характер. Вот этот бойцовский характер, сила духа и помогают спортсмену выстоять в новой жизни,  найти в ней свое место. А мне еще помогали адаптироваться моя жена Аушра, за что я ей бесконечно благодарен, и мои дети, для которых я всегда должен быть примером.

Я спортом занялся не от хорошей жизни. Рос неприкаянным мальчишкой – мама ушла из жизни рано, отец все время на работе, жили в общаге. Благо, в 7 лет увлекся футболом, иначе не знаю, что бы из меня выросло…

Моим первым наставником был  тренер Клайпедской детско-юношеской спортивной школы Олимпийского резерва Владимир Иванов, который много сделал для того, чтобы я стал не только хорошим футболистом, но и человеком.

А сама Клайпедская спортшкола – это моя боль. Прошло много лет, а здесь ничего не меняется, застой. Раньше от Клайпеды в национальной сборной играли как минимум 4-5 футболистов, в последние годы – ни одного. Нет роста. Нет системы подготовки игроков. Надо что-то делать, но никто не хочет этим заниматься, сколько я ни обращался к спортивным чиновникам. В Европе все детские школы, называемые академиями, где дети занимаются с 6-летнего возраста, находятся под эгидой спортивных клубов, а не государства и самоуправлений. Кое-где в Литве это начинают понимать и уже создают при спортклубах академии. Пора и в Клайпеде этим заняться.

Слышал, что из бывшей спортивной школы-интерната в Вильнюсе хотят сделать спортивную гимназию. После того, как попал в молодежную сборную Литвы «Вильтис» и мы на чемпионате страны заняли 2-е место, уступив только Украине, меня пригласили учиться в эту спортивную школу-интернат. Это была большая удача, потому что туда принимали только перспективных футболистов. Я проучился там три года, с 9 по 11 класс.

К тому времени мне исполнилось 18 лет, и дальнейший жизненный путь был уже предопределен: большой футбол. Начинал в клайпедской команде «Сириус», потом в шяуляйском клубе, после чего вернулся в Клайпеду и играл за «Арас». Там получил первую серьезную травму колена. Полтора года не выходил на поле. Думал, что навсегда распрощался со спортом. Дядька пристроил директором по запчастям. Без тренировок набрал почти 100 кг веса.

Это были, как теперь говорят, лихие 90-е. Криминал очень интересовали спортсмены, а спортсменов – легкие деньги. Я было тоже пошел по этой кривой дорожке, но спасла Аушра. Сказала: «Или я, или твои дружки». Поженились. Мне тогда был 21 год.

А в футбол меня вернул Витаутас Гедгаудас, главный тренер «Араса». Всю жизнь буду ему благодарен. Встретились как-то на улице, он позвал на тренировку. Попробовал – ужасная боль. Уйти он не дал, заставил тренироваться дальше. И постепенно ноги стали слушаться, а потом появились и результаты. Интересно, что мне удалось всего за 10 дней сбросить 16 кг.

Потом было еще много травм, дважды прооперированные оба колена, шесть болтов в позвоночнике, сломанные пальцы – футбол очень травмоопасен, особенно для нападающих.

– Но вы ведь еще и легионером играли целых десять лет с такими травмами.

  Футболисты гордятся не травмами, а забитыми голами. Я забивал много. После того, как меня позвали в шяуляйскую «Кареду» и мы выиграли кубок, а потом чемпионат Литвы,  я в 1997 году подписал контракт с бельгийским клубом. Играл там три года. У нас и дочка Клаудина в Бельгии родилась. Это были лучшие годы для нашей семьи в моей спортивной карьере, потому что жили там вместе, платили мне весьма щедро, бытовые условия были хорошие.

Сейчас сборы не такие интенсивные, как раньше. А в мое время сборы начинались уже в декабре. Две-три недели тренируешься где-нибудь в Турции, Израиле или на Кипре – неделя дома. Бывало, вырывался к семье всего на полтора дня и опять пропадал на месяц. Хуже, чем у моряков, у них хоть отпуска длинные, а у нас отдых урывками.

Каково, кстати, быть в шкуре легионера?

– Игроком-легионером я везде чувствовал себя, будь то Россия, Казахстан или Западная Европа, достаточно комфортно. Может, потому, что владею и русским, и английским. Не понимаю, кстати, почему российские футболисты, которым платят огромные деньги, не считают нужным выучить английский язык. Это же и им неудобно, и за них неудобно. А вот в Норвегии, где мне пришлось поработать тренером, неприятно удивило высокомерное отношение к «чужакам» со стороны игроков как к людям второго сорта. Такого я больше нигде не встречал.

В Бельгии, кстати, я познакомился с Константином Сарсания, который в то время заканчивал свою футбольную карьеру во французском клубе. Он уже тогда занимался селекцией игроков, имел лицензию агента ФИФА. Сарсания и пригласил меня в московскую команду «Торпедо». Это был самый удачный сезон торпедовцев: мы завоевали бронзовые медали на чемпионате страны, мне присвоили звание мастера спорта.

– Говорят, вы очень дружили с этим человеком – легендой в мире футбола?

– Он был мне и другом, и братом, и наставником. В прошлом году мы отметили 20-летие нашей дружбы. Это был необыкновенный, широкой души человек. Для друзей надежный, верный и щедрый. Его называли мозгом российского футбола, у него было чутье на хороших игроков. Ему каждую минуту звонили со всех концов страны – советовались, просили найти то вратаря, то защитника.

Костя умер в октябре прошлого года. Ему было 49 лет. За пару дней до смерти он приезжал в гости. Его беспокоила боль в распухшей ноге, из-за чего не рискнул лететь самолетом, приехал на машине с водителем. Поговорили о делах – Костя ждал меня в «Зените», где работал спортивным директором, а я должен был заниматься селекцией игроков по Скандинавии. Он дал мне слово, что как приедет в Санкт-Петербург, сразу обратится к врачам. До сих пор не стираю его номер из мобильника, храню его последнюю СМС из больницы. Я ему написал: «Береги здоровье, молюсь за тебя». Он ответил: «Спасибо, Римка. Кризис миновал». Но второй тромб оторвался прямо в больнице, и врачи ничего не успели сделать.

Костю хоронила вся футбольная Россия. Я тоже успел проститься с другом – спасибо Генеральному консулу России Александру Грачеву, который помог за полчаса оформить визу.

– И все же в Литве до сих пор гадают, почему легендарный Сарсания покинул Россию и последние 4,5 года работал главным тренером клайпедского клуба «Атлантас». Вы как друг должны знать.

– Меня даже на похоронах многие об этом спрашивали. А в Литве какие только небылицы ни сочиняли – то он тайный агент, то от футбольной мафии у нас скрывается. На самом деле Костя часто бывал у меня в гостях, ему у нас очень нравилось. Он тогда работал тренером в Воронеже, по-настоящему увлекся работой с молодежью. Получив предложение от «Атлантаса» стать главным тренером, обрадовался. Говорил: занимаюсь любимым делом, тренирую молодых на прекрасном Палангском взморье среди сосен, дышу  морским воздухом – это же отдых, я наслаждаюсь жизнью. Здесь он наконец встретил любимую женщину, с которой хотел всегда быть рядом.

Вместе с Костей из России приехал тренерский штаб – четыре специалиста, я был пятый как ассистент главного тренера. За эти 4,5 года он много успел сделать для развития литовского футбола, показал, как нужно работать с молодежью. Я неотлучно находился рядом и получил колоссальный опыт селекции, общения с командой, вник и оценил его систему тренировок.

Но прошлой весной, мы как раз сидели у меня дома, Косте позвонил президент ФК «Зенит» Сергей Фурсенко и попросил провести селекцию команды. Костя сразу загорелся. Так он стал спортивным директором «Зенита». У нас были большие планы, но все рухнуло в одночасье…

– А что же теперь?

– А теперь я учусь жить без своего друга и наставника. Работы пока нет – после отъезда Сарсания прибыл новый тренер, с которым я не сработался и ушел из «Атлантаса».

У меня есть тренерская категория А, дающая право работать с командами I лиги, собираюсь получить категорию PRO для работы в высшей лиге. Есть опыт самостоятельной тренерской работы. Я тренировал норвежскую команду Bergsoy. Так что с футболом не расстанусь.

– На ЧМ-2018 поедете?

– Хотелось бы посмотреть игру сборных Англии и Бельгии, которая пройдет в Калининграде. У британцев сильнейшая команда. Матч должен быть интересный.

– Как спортсмену не могу не задать вопрос: как вы расцениваете санкции МОК в отношении России и российских спортсменов?

– А как их можно расценивать по-другому? МОК должен бороться за чистоту спорта, а уличенные в допинге спортсмены – это позор. Иное дело, что из-за них пострадали и чистые спортсмены.

– Об этом и речь. Их лишают участия в Олимпиаде без объяснения причин, причем «выбивают» самых сильных и перспективных.

– Я много лет в спорте и не понаслышке знаю, что такое футбольная мафия, например, которая в последние полтора-два десятка лет расцвела пышным цветом во многих странах. Трудно отрицать и тот факт, что современный спорт сильно политизирован. Чем меньше вокруг спорта крутится дельцов и политиков, тем он будет честнее и здоровее.

Елена ЛИСТОПАД

 

Досье

Известный литовский футболист Римантас Жвингилас родился в Клайпеде 3 сентября 1973 года.

Футболом занимался с самого детства. Воспитанник Республиканской спортивной школы-интерната. Играл за известные футбольные клубы Литвы, России, Бельгии, Казахстана. В 1995-2001 годах играл нападающим в национальной сборной Литвы по футболу и забил 25 голов. Спортивную карьеру завершил в 2009 году, будучи играющим тренером клайпедской футбольной команды «Атлантас».

Окончив в 2004 году спортивный факультет Каунасского университета, Р. Жвингилас с 2010 года работал футбольным тренером в Норвегии, России и в Литве.

Вместе с женой Аушрой вырастил дочерей Клаудину и Дейманте, воспитывает 10-летнюю дочь Перлу.

Комментариев: 2

  1. Федот :

    С такой богатой биографией Жвингиласу из-за политиков здесь не найдётся работы,припишут ему как агента Кремля и ещё травля начнётся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *