Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.03.28 Текущий номер: N11 (1151) 16 марта
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Саулюс Штомбергас: «Все материальное временно»

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2016 12 22, 0:01   |   Комментариев: 0

Известный литовский баскетболист Саулюс Штомбергас, выступавший за УНИКС, в интервью казанскому медиаресурсу «БИЗНЕС Online» рассказал, предлагал ли ему казанский клуб стать тренером и как сейчас продвигается его бизнес с недвижимостью.

Фото unics.ru

Фото unics.ru

«Все материальное относительно, может пропасть вмиг»

— Саулюс, осталось ли у вас в памяти что-нибудь с советских времен? Застали ли вы времена с пустыми магазинами?

— Конечно, застал. Тогда в магазины родители ходили только по талонам. На полках ничего не было — что-то купить можно было только на рынках. Мы четко поняли, что все материальное временно. В жизни всякое может быть. Сегодня у тебя что-то есть, а завтра может и не быть. Помню зал, куда в те времена мы ходили на тренировки. Там не было теплой воды, какого-либо отопления, не было обуви — любая экипировка находилась с трудом. Говорю же: все по талонам. Хорошо, что сейчас у молодежи есть отличные условия: и оборудованные площадки, и теплые раздевалки.

— Это с тех пор ходит история, что Жукаускас просил кроссовки у Сабониса?

— Да. Такой размер, как у Жукаускаса, достать было нереально. В молодости он часто играл в неспортивной обуви. Получается, у него даже кед простых не было. Трудные были времена.

— Когда пришло понимание, что советская эпоха уходит?

— Когда появилось ощущение, что все поменялось. Стали доступны многие товары. Нам можно было выезжать за границу, играть за другие клубы. Конечно, сейчас даже трудно рассказать детям, что было во времена нашей молодости. Но, мне кажется, рассказать все равно нужно. Им важно понимать, что все материальное относительно, может пропасть вмиг.

— Что происходило с баскетболом в Литве в конце 80-х — начале 90-х годов?

— Марчюленис в это время играл в НБА и основал новую лигу LKL, которая существует по сей день. Баскетбол развивался. Только в одном Каунасе открылось 5-6 клубов, и мы, молодые ребята, получили предложения. Я тогда перешел из второй команды «Жальгириса» в «Атлетас». Если бы не принял это решение, возможно, сидел бы на скамейке в «Жальгирисе» и не получил бы шанса. А в «Атлетасе» задал движение своей карьере.

— Нет ли у вас сожаления от того, что вы не могли много общаться с родителями из-за постоянных сборов, тренировок, игр?

— Такова наша профессия — для общения с близкими остается очень мало времени. Я уехал от родителей в 15 лет. Дальше встречался с ними только по особенным случаям. Приезжаешь, общаешься, потом уезжаешь. То же самое и с семьей. Например, когда я подписал контракт с УНИКСом, то не стал привозить детей в Казань — они уже ходили в школу в Литве, не хотелось их дергать.

— Была ли у вас возможность играть в НБА?

— Конкретных предложений не поступало. Со мной связывались, но ничего конкретно. В те времена не так смотрели на европейцев, как сейчас. Сейчас многие уезжают. Тогда Европу покидали только самые яркие звезды: Сабонис, Дивац и другие.

«В Китае брат раздавал автографы вместо меня»

— Наверно, вас после сезона в Китае было невозможно чем-либо удивить. Как вообще появился этот восточный вариант продолжения карьеры?

— У меня был действующий контракт с «Атлетасом». В клуб приехали люди из Китая. Они посмотрели игроков, выбрали подходящие для них кандидатуры. Мы согласились отправиться в Китай. Нас все устроило, и решили остаться. В Литве были не против. С материальной точки зрения предложение оказалось выгодным для всех.

— У иностранцев в Китае, как правило, возникают проблемы с питанием.

— В первое время мы тоже не могли разобраться, какие блюда стоит брать в китайских ресторанах. По-английски никто не разговаривал. В конце концов, попросили у людей из клуба, чтобы они выписали иероглифы, которыми обозначают те или иные блюда. Меня больше удивило не питание. Оказалось, что не только они были на одно лицо для нас. Как-то ко мне в Китай приехал брат. Он ходил по улицам и раздавал автографы вместо меня.

— Брат старший или младший? Какие у вас сейчас отношения с ним?

— Он старше меня на три года. Отношения у нас всегда были близкими. Например, он приезжал ко мне и в Казань, много раз болел за УНИКС. Сейчас мы совместно работаем.

— Очевидно, что в Китае вы получили свою первую большую зарплату.

— Да.

— А не было ли такого, что после того сезона к вам обратились давно позабытые родственники или друзья? Ведь все узнали, что вы хорошо упакованы.

— Конечно, в Литве я бы таких денег не заработал. Но и миллионером я сразу же не стал, так что проблем с долгами не было. После той поездки я купил себе квартиру и был очень рад этому, даже несмотря на то, что недвижимость в те времена стоила не так дорого. Сейчас бы, например, за те деньги квартиру я бы уже не купил.

— Есть много историй, как члены олимпийской сборной Литвы 1992 года покупали электронику и потом продавали ее у себя на родине. Вы такой коммерческой деятельностью занимались?

— Раньше ведь зарплаты маленькими были. В молодости часто ходили торговать на рынки. Сначала что-то продавали и только потом играли (смеется). В те времена наша зарплата становилась большой именно от коммерции, приходилось зарабатывать вне баскетбола.

— Почему в 2003 году вы выбрали УНИКС? Казань ведь в те времена даже не отметила свое тысячелетие.

— Мне понравилась в первую очередь амбициозность проекта. Клуб в том году провел отличную селекцию, был построен «Баскет-холл».

— С кем вы проводили свободное время в Казани? С Жукаускасом?

— Да, с Жукаускасом. Еще были хорошие отношения с Кубраковым, с Петькой. Слышал, что Самойленко до сих пор играет. Знаю, что у Юдина все хорошо, он в тренерском штабе ЦСКА. Мююрсепп еще работает в «Калеве». Интересно посмотреть, кто где сейчас. Иногда созваниваемся — со скайпом это возможно.

— УНИКС, который бился с ЦСКА, выиграл Евролигу ФИБА, был командой друзей или профессионалов с чисто рабочими отношениями?

— Я провел в УНИКСе четыре года. Каждый сезон у нас собиралась команда друзей, мы все время проводили друг с другом. Вместе радовались и вместе огорчались. Не было таких людей, кто держался бы в стороне.

— Трудно ли вам было адаптироваться в Казани?

— Я приезжал в Казань немолодым. Это в первый раз, когда приехал в Италию и стал легионером, возникли трудности. Нужно было освоиться, почувствовать лигу, судей. На второй — третий год за границей уже полегче. Правда, в Казани у меня все равно ушло полгода на адаптацию. Нужно было узнать, куда сходить, где поесть, что посмотреть. Но мне повезло, что команда была дружелюбная, а с русскими игроками не возникло языкового барьера. Работая тренером, я уже знал, с какими препятствиями может столкнуться новичок-иностранец, и понимал, как ему можно помочь.

— В конце карьеры вы уже начали организовывать бизнес. Как совмещали обязанности баскетболиста и предпринимателя?

— Конкретно у меня разделения не было. Я давал себе отчет в том, что я занимаюсь в первую очередь баскетболом, а не бизнесом. Многие игроки, полагаю, в конце карьеры задумываются, куда вкладываться. Важно найти правильных партнеров. Одним везет в этом плане, другим нет. Многие теряют все деньги.

— Учитывая, что вы вернулись в УНИКС в 2009 году, ваша первая попытка заняться бизнесом оказалась неудачной.

— Когда я в первый раз закончил карьеру, все было хорошо. Но потом случился мировой финансовый кризис. Мне, конечно, можно было заниматься строительством, но у нас, как и в России, не было никаких заказов, никто ничего не покупал. Рынок просел на 40-50 процентов, банки не давали деньги. Я решил еще поиграть и подождать, пока ситуация не наладится.

— Можно узнать название вашей компании по недвижимости?

— Saulės butai (по-литовски).

— Получается, в названии есть ваше имя.

— Да.

— А если какой-то из клубов предложит вернуться к тренерской работе, вы согласитесь?

— Баскетбол все равно останется в моей душе. Но сейчас мне надо завершить важный проект. Если я найду в своем окружении человека, которому смогу доверить свои полномочия, то появится возможность вернуться в баскетбол.

— Как вы считаете, почему ваша тренерская карьера оказалась не такой продолжительной?

— У меня не было серьезных контрактов сроком в год или два. Мне только дали побыть главным тренером некоторое время. Так что пока я не делал бы выводов о продолжительности моей тренерской карьеры.

— Поступало ли вам предложение стать тренером от УНИКСа?

— Нет, после работы в «Жальгирисе» и сборной Литвы мне предложений не поступало.

Инф. «ЛК»

Метки:  , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!