Семейная крепость: проверено временем

Когда создавали ЕС, надеялись, что свободное передвижение товаров, услуг, капитала и людей приведет к примерно одинаковому уровню развития разных стран, а в будущем уравняют и социальные стандарты. Однако процесс схождения застопорился.

Фото BFL
Фото BFL

Существует разница в социальных системах стран. 20% самых богатых домашних хозяйств зарабатывают в 5 раз больше 20% самых бедных. Самое большое неравенство доходов наблюдается в Румынии, Литве, Болгарии, Латвии, Эстонии, Италии и на Кипре. Велик также риск нищеты: около четверти всех жителей 27 стран ЕС сталкиваются с риском нищеты. В группу социального риска, связанную со снижением доходов, попадают жители малых городов, сельской местности, занятые на низкооплачиваемых работах, безработные,  а также семьи с детьми.

Свою точку зрения на нынешнюю социальную политику в Литве читателям «ЛК» представляет парламентарий, член Комитета Сейма по социальным делам и труду, экс-министр социальной защиты и труда Римантас Дагис.

— Недавно в Сейме принята новая редакция Закона о защите прав детей. Реформа в этой сфере инициирована после ряда жутких случаев насилия над детьми. Как вы оцениваете новые законодательные нормы?

— Замечу, что этот закон долго обсуждался. Группа «За семью» еще прошлой каденции Сейма зарегистрировала проект этого закона. Его начальная редакция поменялась: если раньше этот закон больше инициировал роль государства, а чиновник, занимающийся правами ребенка, рассматривался как лучший друг ребенка, то сейчас все-таки акцент сделан на семью. Семья: отец и мать – это то окружение, где ребенок должен жить. Приоритет сохранения ребенка в семье заложен  в основе этого закона. Исчезла из законодательных положений и обязанность окружающих доносить на проблемные семьи.

В законе сформулирован целый блок не только прав, но и обязательств как родителя в отношении к ребенку, так и обязанности детей. Планируется создание централизованной системы защиты прав ребенка, обеспечивающей одинаковые стандарты в разных самоуправлениях в области защиты прав ребенка.  Создается централизованная структура, которая будет присматривать за сферой защиты прав детей. Будет оказываться помощь проблемным семьям, предусмотрено проведение превентивных мероприятий.

— Создается впечатление, что боремся все-таки с последствиями, но не решаем причины, порождающие сложные ситуации в семьях…

— Безусловно, каждый трагический случай очень болезненный. Но если посмотреть на ситуацию в целом, то проблемные семьи составляют 3 проц. от всех семей. Надо помнить, что семья должна быть главной защитой для ребенка. Мы видим, что чрезмерное вмешательство также может привести к трагедии. Государственным учреждениям следует вмешиваться лишь в экстренных случаях. В защите прав ребенка должен быть соблюден баланс, если есть проблемные семьи – вся структурная помощь должна быть направлена им.

К сожалению, сегодня нередко обесцениваются или игнорируются основные семейные функции, имеются явные или скрытые дефекты воспитания. Семейная жизнедеятельность и семейно-брачные отношения тесно вплетены в социальную реальность, и состояние социального института семьи является одним из наиболее важных индикаторов социальной стабильности всей общественной жизни.

Плохие условия жизни повышают риск возникновения проблем в семье, но не только они. Ведь в тяжелые времена семьи сплачивали людей, они были дружные, поддерживали друг друга в трудную минуту. Сегодня львиная доля проблемных случаев приходится на неполные семьи, так называемые неофициальные семьи, живущие в гражданском браке. В результате нарушается сама структура семьи и проблем становится больше. Нам надо укреплять институт семьи, обучать молодых людей, готовить к семейной жизни, к родительским обязанностям. Взаимное дополнение мужчины и женщины является основой для создания семьи как первичной и естественной ячейки общества и благоприятной среды для развития и воспитания ребенка. У ребенка должно быть фундаментальное право на то, чтобы у него были и отец, и мать.

— Сейм утвердил законодательную базу новой социальной модели. Улучшит ли она социальный климат в стране?

— Социальная модель состоит из двух частей: Трудового кодекса и пенсионной системы. Трудовой кодекс принят. Не думаю, что новые законодательные положения в трудовой сфере добавят в обществе ощущения социальной справедливости и солидарности.

В пенсионной системе практически ничего не поменяли. Предполагалось, что будет введен порядок, по которому базовые пенсии выплачивались бы не из фонда социального страхования, а из государственного бюджета. Такое положение пока не принято, поэтому и возможности для повышения пенсионных выплат ограничены. Такие изменения обещают сделать в 2019 году, но в это время уже начнется период демографической ямы. Только 4-5 лет в Литве — период относительной демографической стабильности и роста экономики, когда мы имеем возможность решения этих вопросов. Потом уже будем только тушить пожар.

— Согласно новому Трудовому кодексу, работодатель не имеет права платить квалифицированным работникам минимальную заработную плату. Это положение Трудового кодекса вызвало немало дискуссий. Какова ваша точка зрения по этому поводу?

— Считаю, что это не решение проблемы. Сегодня минимальная заработная плата у 20 проц. работающих. Прежде всего, надо поднимать зарплату работающим всех категорий, а тогда уже подтягивать минимальную зарплату. Иначе при существующей уравниловке искажается суть зарплаты, исчезает стимул для работы. Если у большинства работающих зарплата будет близка к минимуму, то это даже хуже, чем работа при коммунизме. Должен быть стимул для работы: чем лучше работаешь, выполняешь более высококвалифицированную работу, тем и зарплата должна быть выше.

— Как вы относитесь к идее универсальной базовой модели доходов, вводимой в некоторых экономически развитых странах Евросоюза?

— Скептически, потому что эта модель дорого стоит государству. Ее используют лишь те страны, которые на социальные нужды тратят 20 проц. валового продукта, а мы – только 9 проц. Хотя от такой доли бюджета на социальные нужды даже экономически развитые страны уходят, так как и у них ухудшается демографическая ситуация, появляются другие острые социальные вызовы.

Если бы такое решение было принято, то выплаты производились бы не только для нуждающихся, но и для всех жителей. Конечно, даже обеспеченные люди совсем не против получить дополнительные, допустим, 100 евро, но наш бюджет не в состоянии вытянуть такое финансирование. Сейчас социальная система охватывает лишь 10 проц. населения, а с внедрением базовой модели доходов пособиями были бы охвачены все жители.

— Почему  ежегодно происходят такие бурные дебаты по налогу на отопление, ведь  в многоквартирных домах живет не самая обеспеченная часть общества, а  расходы на отопление составляют существенную долю их семейного бюджета. Может быть, нужно поискать возможности для налогообложения у более обеспеченной части общества?

— Прежде всего, недостаток этого решения по поводу льготного налогообложения  в том, что оно не распространяется на все виды отопления. Оно действует только для тех, кто живет  в многоквартирных домах, на тех же, кто отапливает свой дом дровами или другим видом топлива, эти льготы не распространяются. Считаю, что надо сохранить налог в размере 9 проц., если увеличим налог, то придется платить компенсации. Тем самым будем унижать людей, потребуются средства для организации системы получения социальной поддержки.

— Инфляция в Литве – одна из самых высоких в ЕС. Возможно ли приостановить рост цен?

— У Литовского банка, Службы конкуренции есть все необходимые механизмы, чтобы отслеживать, регулировать ситуацию. Безусловно, чувствуется, что в Литве искусственно завышаются торговые наценки. Наша проблема в том, что весь рынок оккупировали несколько крупных торговых центров, пять-шесть коммерческих объединений, и им договориться между собой несложно. Причем уличить в такой договоренности проблемно. В тех странах, где мелкое предпринимательство более развито, торговцам договориться сложнее, поэтому там есть выгодная для покупателя ценовая конкуренция. Несколько лет тому назад бывший тогда министром сельского хозяйства Казис Старкявичюс пытался начать акцию по созданию возле крупных торговых центров продовольственных рынков, тем самым появилась бы конкуренция и это дало бы толчок к снижению цен.

Надо признать, что пока будет монополия в сфере торговли, никакое регулирование не поможет. В сфере торговли наряду с крупными игроками должны быть мелкие торговцы, такой рецепт можно предложить против необузданных ценовых скачков.

— Почему как бы ни менялась налоговая систем, она каким-то чудесным образом обходит наиболее обеспеченных жителей?

— У нас в прессе, общественной жизни доминирует либеральная идея. Например, вопрос налогообложения дорогой собственности вызывает раздражение у обеспеченной части общества, на средства которой формируется общественное мнение, которая, по сути, владеет средствами массовой информации, экспертами. Политикам не хватает воли сопротивляться этому. Они стремятся сохранить свой положительный общественный имидж.

Нет достаточной солидарности между различными слоями общества. Ведь у нас доля распределения средств через государственный бюджет – самая низкая в Европе.

Мы должны вводить более прогрессивную налоговую систему. Литва является единственным государством в мире, где экономика растет, а социальная дифференциация увеличивается. Такое явление может наблюдаться в кризис, но не в период экономического подъема. Сейчас можем видеть, что получаемый доход распределяется непропорционально: больше тем, кто и так хорошо обеспечен. Это означает, что наша система налогообложения имеет большой изъян. Налоги на роскошное имущество, автомобили должны расти, а на социальное страхование уменьшаться, потому что этот налог платят те, кто работает.

— Пожалуй, впервые недавно в общественном пространстве удалось услышать заявление одного из предпринимателей, который сказал, что, дескать «некрасиво кичиться роскошью, когда вы платите своим работникам минимальную зарплату». Ведь сегодня в обществе культивируются иные приоритеты: праздность, роскошь (зачастую основанная на теневых доходах), пренебрежение к человеку труда, подчиненным. Такие нормы поведения негативно влияют на общество в целом, особенно на молодое поколение, на семью…

— Мне такие жизненные приоритеты чужды, на мой взгляд, подобные культы довольно примитивны. Но надо сказать, что это проблема не только Литвы, но и всей Европы. В последние десятилетия, когда Европа сменила ценности, бизнес и карьера стали главной целью жизни, по уровню рождаемости европейский регион оказался в конце всего мира, и это убивает его перспективы. По сути, падение рождаемости — это крах для любого государства. Никакая социальная система не поможет, если мы не поменяем жизненные приоритеты. В Евросоюзе живет только 5% всего населения планеты, а в будущем это число может снизиться до 4 и 3%. Евросоюз вымирает, потому что уничтожает институт семьи. Необходимо менять приоритеты в жизни общества.

— Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Досье «ЛК»

Политический деятель, парламентарий, экс-министр социальной защиты и труда Римантас Дагис родился в 1957 году в Казахстане. В 1964 году вместе с сосланными родителями вернулся в Литву, в 1975 году закончил среднюю школу в Каунасе, в 1980 году химический факультет Вильнюсского университета. В 1985 году защитил кандидатскую диссертацию.

С 1989 года – член Социал-демократической партии, в 1999-2001 годах – организатор и председатель партии «Социал-демократия – 2000», с 2002 года член партии «Союз Отечества» – Христианские демократы Литвы. Неоднократно избирался в парламент Литвы. В нынешней каденции литовского парламента член Комитета по социальным делам и труду, председатель парламентской группы «За семью».

С женой Региной воспитывают троих детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.