Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.02.27 Текущий номер: N8 (1148) 23 февраля
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Сергей Урсул: Трудно быть фермером

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2012 08 09, 0:02   |   Комментариев: 23

Каждый раз по дороге на работу из Ново-Вильни в столичное самоуправление Сергей Урсул с тоской смотрит на развалины бывших заводов, больше похожих на зоны отчуждения, с уныло торчащими трубами и бурной растительностью в перевязках кирпичных стен. Проезжает бывшие колхозные поля, поросшие бурьяном и гигантскими борщевиками, стоящими целой армией по обочинам дорог. И даже трудно представить, что каких-то несколько десятков лет назад здесь повсюду кипела жизнь.

 

 

Ликвидация по-литовски

Прежде чем стать депутатом Вильнюсского горсовета и состоять в Комитете экономики и финансов, Сергей Урсул без малого 35 лет проработал в сельскохозяйственной отрасли. Начинал с главного агронома в одном из колхозов Вильнюсского района, «дорос» до заместителя председателя колхоза, а с 1990 года начался развал советской системы хозяйствования или, как сейчас принято говорить, процесс реорганизации бывших колхозов и совхозов. Тогда все крупные хозяйства стали делить на более мелкие, убирать из обихода советские названия. Так, вместо колхозов стали появляться сельскохозяйственные общества, в которые вступали бывшие колхозники, внося каждый свой пай (взнос). Одно из таких обществ, «Кивишкес», которое занималось производством молочной продукции, Сергей Урсул и возглавил.

– Так называемая реформа сельского хозяйства проходила на ваших глазах. Не болела душа, когда разваливали колхозы и совхозы?

– Конечно, болела. Людей увольняли без каких бы то ни было актов  приема-передачи: руководитель хозяйства приходил на работу, а его в кабинете уже ждала «команда», забирала ключи, печать. По сути это была уже не реорганизация, а ликвидация. Ставленники (в Вильнюсском районе было введено прямое правление), которых затем назначали на освобожденные места, распродавали хозяйства. Причем никто не думал, как экономически выгодно продать – продавали все, включая технику, скот, фактически «за копейки». За несколько лет от этих хозяйств оставались только разграбленные помещения без окон и дверей.

То же самое происходило с заводами и фабриками. Сколько функционировало заводов в Ново-Вильне? Все ликвидировали. Хотя разве можно назвать ликвидацией то, во что был превращен некогда крупный промышленный район столицы. Из шести действующих в советское время заводов Ново-Вильни – завод сельскохозяйственного машиностроения «Нерис», заводы «Жальгирис», «Спалис», станкостроительный завод имени 40-летия Октября, завод покрасочных аппаратов, винный завод – после приватизации не осталось ни одного. Люди еще какое-то время работали без зарплат, на голом энтузиазме, надеясь на возрождение промышленности. Но возрождения не получилось. Около 30 тысяч рабочих нововильнясских заводов остались без средств к существованию. То, что создавалось народом десятилетиями, было разворовано и разграблено за несколько лет. Без сохранения базы.

– Тогда о последствиях никто не думал?

– Это очень болезненный вопрос. Сегодня, когда видишь заросшие поля, когда пахотная земля превращается в леса, зарастает деревьями и кустарниками, становится очень обидно, что так произошло. В настоящее время в Вильнюсском районе около 50-60% земель находится в запущенном состоянии.

 

Какие они – рыночные отношения

Сельскохозяйственное общество «Кивишкес» просуществовало почти десять лет. В 2001 году его пайщики решили ликвидировать. После чего Сергей Урсул в 16 км от столицы создал свое фермерское хозяйство. Ежегодно его хозяйство выращивает, производит и реализует до 500 тонн молока, 100 тонн мяса и около 1,5 тыс. тонн зерна – пшеницы и рапса.

– Каково сегодня быть фермером  в Литве? Участвует ли государство в политике по оказанию поддержки фермерским хозяйствам?

– После ликвидации колхозов было провозглашено, что мы вступаем в новую жизнь, в рыночные отношения. Отныне мы можем садиться за стол переговоров и оговаривать закупочные цены на сельхозпродукцию непосредственно с переработчиками. Но то, что происходит сегодня на сельскохозяйственном рынке, – это диктат, а государство вообще не вмешивается в эти отношения. Теперь мы не ведем диалога с переработчиками – последние присылают нам конфиденциальные письма, где указано, по каким ценам они будут скупать у нас сырье (молоко). На сегодняшний день производство молока для нас нерентабельно. Себестоимость выше закупочной цены. Поэтому продавать молоко на внутреннем рынке не выгодно.

– То есть заниматься сельским хозяйством в Литве вообще не выгодно?

– Мы привязаны к закупочным ценам – на зерно, молоко и скот. Еще до вступления в Евросоюз переработчики «выкручивали нам руки», платя, например, по 2 лита за 1 кг живого веса. В то время как в странах ЕС, куда нас так манили, платили в 3-4 раза дороже. Фактически переработчики срубили сук, на котором сидели, – за последние три года из Литвы молочные телята вывозятся в таком количестве (130-150 тыс. голов ежегодно), что нашим переработчикам не с чем работать.

– Да и корова скоро превратится в экзотическое животное.

– Так и есть. Если раньше в деревнях было по 70-80 коров, то сегодня  5-7. Некоторые дети, приезжая на лето в деревню к бабушке и дедушке, коров уже не видят. Современные дети не знают и не имеют представления, откуда берется молоко. Это из серии «батонов, растущих на деревьях».

– Какую «революцию надо свершить», чтобы можно было увидеть распаханные и засеянные поля, пасущихся коров, чтобы над нами не смеялись наши соседи, видя такое запустение?

– Должно, в первую очередь, вмешаться государство, чтобы помочь отрегулировать отношения между производителем, переработчиком, продавцом и потребителем. Поскольку в этой производственной цепи обиженными остаются, как правило, производители и потребители, а кучка в среднем звене, наоборот, обогащается. Мы следим и интересуемся ценами на сельхозпродукцию на мировых биржах и видим, какой «зазор» в цене оставляют себе литовские переработчики и продавцы. Поэтому и живут припеваючи.

– На фоне невиданной за последние 50 лет засухи в Америке, каковы тенденции на урожай зерновых у нас?

– В этом году урожай зерновых хороший. При тех же затратах себестоимость зерна будет намного ниже, чем в предыдущие годы. Есть надежда, что выкарабкаемся. Даже скупщики зерна за последний месяц столкнулись с проблемой транспортировки зерна из приемных пунктов в Клайпедский порт – не хватает вагонов.

– Какую бы оценку вы дали нынешнему состоянию сельского хозяйства?

– В Литве отсутствует как таковая забота о земледельце. Как не заботились 20 лет назад, так и сейчас не видно. Как в той песне «Весь мир насильно мы разрушим до основанья, а затем…». Разрушить разрушили, но ничего взамен не построили. В любом направлении проедете по Литве и кроме стен и оконных проемов, оставшихся от прошлого, ничего не увидите. Работы лишились десятки тысяч рабочих и столько же работников сельского хозяйства.

Все хорошие хозяйства попадали в основном в одни руки. И это несмотря на то, что часть колхозного имущества бывшим работникам возвращали паем. Но паи скупались предприимчивыми людьми, которые сразу же воспользовались выплатами и помощью на приобретение техники: обновили тракторный парк,  комбайны, прицепной инвентарь. А те, кто работал и продолжает работать на 100-200 га, для них постоянно меняются, корректируются правила, отказывают в праве на получение помощи ЕС.

Вступая в Евросоюз, каждая страна-новичок старалась сформировать свою сельскохозяйственную политику, как это сделала и продолжает делать, к примеру, Польша. Наша страна отказывается от участия в формировании аграрной политики, а Евросоюзу мы не нужны как производители.

 

Землю превратили в чемоданы

– Что случилось с реформой по возврату земли?

– Очень просто – землю превратили в чемоданы, стали переносить с одного места на другое, особенно вокруг Вильнюса. Поднялся ажиотаж. Цены на земли вокруг Вильнюса были сильно завышены, хотя многие из них не отличаются высоким плодородием. То есть был неравномерно распределен статус земли. Вместо того чтобы обрабатывать землю, ее запустили, искали, кому подороже продать. Например, предлагая владельцу земли сдать ее в аренду, дескать, и деньги будете получать, и земля будет обработана. «Нет, нет, я продаю».

Что из этого вышло? В 2009 году закончился бум на покупку земли, желающих больше не нашлось, ибо случился кризис. Нигде больше в Литве вокруг крупных городов не увидите, а только на землях вокруг Вильнюса, чтобы на полях росли лоза, березы и сосны в пяти-семиметровую высоту. Теперь правительство собирается вводить налог на землю, который будет зависеть от того, как за ней присматривают. Собственники земли уже ищут, кому бы ее сдать в аренду. Но они не представляют, сколько будет стоить, чтобы привести гектар земли, находящейся в запустении, на протяжении 10-15 лет, в пахотную землю.

–  Теперь спасение утопающих – дело рук самих утопающих?

–  Да. Сейчас в крупных городах Литвы и, в частности, в Вильнюсе будут финансироваться проекты по установке на теплоэлектроцентралях котлов, которые будут работать на биотопливе. Поэтому есть надежда, что в будущем безработные в деревнях и городах создадут бригады (или частные предприятия), которые смогут очистить поля от кустарников и вернуть земле статус пахотной, а выкорчеванную поросль использовать в качестве биотоплива. Тем не менее,  это не самый лучший путь выхода из сложившейся ситуации.

Надежда ГРИХАЧЕВА.

Метки:  , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (23)
  1. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    чурка про какой то “каганат” постоянно барабанит гыыыыыыыы а про брюссельский халифат молчит хуторянин гыыыы черножопая обрезанца бомжара

  2. (46.39.34.2) Йонас пишет:

    Леонардас,по сути своей овощ. Или,как сказал в свое время Гуру, сахарная свекла. А раз так, то он очень любит оставить напоминание о себе в животном и растительном мире.Правда, все его следы остаются только в виде экскрементов.

  3. (78.61.119.27) Гаврила пишет:

    А почему он провокатор?
    Да потому,что – консерватор!
    Кто сомневается, ребята,
    Вы вспомните, кто есть их Тата!
    Ведёт их вдаль Сопливый Гуру
    И все они валяют дуру!

  4. (86.100.72.144) Наблюдатель пишет:

    Типичный гоблин-провокатор с умом питекантропа.

  5. (86.100.72.144) Наблюдатель пишет:

    Лёлик (Leonardas) рыскает по Курьеру и везде суёт свой грязный и сопливый нос. Слюни в виде оскорблений ручьём текут из его вонючей пасти. Типичный гоблин-провокатор с умом питекантропа, эдакий локальный вариант homo erectus.

  6. (86.100.72.144) Наблюдатель пишет:

    Смотрите, Лёлик ходит по Курьеру и везде суёт свой грязный и сопливый нос. Слюни в виде оскорблений ручьём текут из его вонючей пасти. Типичный гоблин-провокатор с умом питекантропа, эдакий локальный вариант homo erectus.

  7. (204.93.60.48) Станислав пишет:

    Да действительно этот “Лёлик” неадекватный олигофрен мне кажется вы зря его величаете питекантропом – эти существа были весьма разумны и сообразительны а этому далеко до них

  8. (78.61.119.27) Гаврила пишет:

    Не наестся Лёлик вволю –
    Опять Москва объела Лёлю!






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!