Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.09.23 Текущий номер: N38 (1178) 21 сентября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Смысл жизни – служение Богу

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2016 04 28, 0:03   |   Комментариев: 0

Константин  Томан – самый молодой из клайпедских священнослужителей.  Родился 8 мая 1989 года в обычной семье клайпедчан: отец портовик, мама радиоинженер.  Как он пришел к Богу, что для него значит служение Церкви,  каково предназначение религии в современном неспокойном мире, помогает ли вера выстоять в нем человеку – об этом в канун Великого праздника Пасхи мы беседуем с  дьяконом клайпедского Покрово-Никольского храма отцом Константином.

Фото из личного архива К.Томана

Фото из личного архива К.Томана

Всегда интересно, как и почему молодой человек приходит к служению Богу. Каким был ваш путь?

–  Все из детства. Пришел к вере благодаря бабушке Елизавете Матвеевне, которой уже нет. Она брала меня с собой в церковь, учила молитвам. Обязательно читала вечерние правила, утренние правила, Псалтирь. Объясняла на практике, что есть вера, каковы обязанности и ответственность  христианина, которые вера накладывает на него. Все это и заложило тот фундамент, который привел меня к Богу. Желание стать священником возникло у меня еще в детстве. Поначалу тянулся к Богу бессознательно, да и родители были против моего интереса к Церкви.  Я рос проказливым ребенком, и они как-то, когда мне было лет восемь, упрекнули: как ты можешь так вести себя, если ходишь в церковь? Я призадумался. Нужно было осознать, что для меня есть Бог. После долгих размышлений я тайно, не знала даже бабушка, решил покреститься. Пришел к батюшке, рассказал о своем желании и покрестился в храме Всех русских святых. Это было в Вербное воскресенье.

Помню, когда я впервые пришел в церковь, на меня снизошла такая же благодать, о которой говорили послы князю Владимиру: не понять, где находимся  – на земле или на небе. Почувствовал, что хочу приходить сюда снова и снова. Стал посещать воскресную приходскую школу. Она воспитала целые поколения клайпедчан.

Став постарше, мечтал исполнять пономарское служение – прислуживать в алтаре, но не получалось. Ходил в храм Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Подпевал себе под нос церковному хору, и регент, обратив на меня внимание, пригласил на клирос. Несколько лет пел в церковном хоре. Видимо, мне нужно было пройти этот этап. Теперь понимаю, что это случилось не просто так.

Между тем в общине росло желание построить в городе храм в традициях православного зодчества. Так что я в этом Покрово-Никольском храме не только с закладки фундамента, а с освящения места, где он теперь стоит. Мне было тогда лет десять. Поэтому храм этот имеет для меня особое значение и большую радость служить в нем. Я вырос здесь, он мне родной по духу. Это не простая церковь, она вымолена, выстрадана народом, который ее строил.

Через какое-то время стал здесь тоже петь в хоре. Это хороший опыт, дающий знание последовательности церковной службы, знание певческих традиций, в освоении которых мне помогал и помогает настоятель храма отец Григорий Негурица. Мне это впоследствии пригодилось.

Закончив школу им. М. Горького, я подошел к покойному ныне настоятелю отцу Анатолию Стальбовскому и поведал  о своем  желании посвятить свою жизнь служению Богу, сказав, что хочу учиться в духовной семинарии. Он ответил: желание прекрасное, но попробуй себя сначала в светской жизни, чтобы укрепиться или, напротив, разочароваться в своем выборе. И вообще, сказал он, священнослужителю хорошо бы иметь и светское образование. Послушав его, решил пойти учиться на психолога – эта специальность достаточно близка в плане общения с людьми.

Приехав в Калининград и поступив в  Российский государственный университет им. И. Канта на факультет социальной психологии, где потом получил степень магистра психологии, я первое время не знал, как себя успокоить, сомневался, правильно ли, что отступил от своей мечты. Но уже в сентябре пришел в Кафедральный собор и стал петь в хоре.  Это профессиональный хор высокого уровня с замечательным регентом  Еленой Ткаченко.  Петь там непросто, собор немаленький, акустика сложная и требования высокие. Помогла учеба в музыкальной школе.

За пять лет учебы в университете я только укрепился в своем желании стать священнослужителем.

– Неужели ваша студенческая жизнь проходила только в учебе и пении на клиросе? А как же мирские радости?

– Нет, конечно. Еще на втором курсе я обзавелся семьей. Жена Алина, студентка факультета журналистики, была родом из Латвии, и мы были близки по прибалтийскому менталитету. Поженились, обвенчались.

– А как она отнеслась к вашим планам посвятить свою жизнь служению Богу?

– С пониманием. Жена не из воцерковленной семьи, но когда мы стали встречаться, я поделился с ней своими планами,  она согласилась строить нашу общую жизни таким образом. Она  сейчас  участвует в росписи храмов и счастлива, потому что нашла в этом себя. Алина очень  творческая личность. Познания в журналистике помогают ей вести церковный сайт.

 Мои родители тоже  уже давно пришли к вере, для них стало потребностью участвовать в таинствах. Все мои облачения сшиты мамой. Может, повлияло мое служение Церкви.

– Вы все же исполнили свою мечту и стали священнослужителем. Как это произошло?

– Вернувшись в Клайпеду  с семьей, поступил в Варшавскую духовную семинарию. После первого года обучения меня рукоположили в сан дьякона.

 Эта семинария относится к Польской православной церкви, которая входит в диптих православных  церквей, но не принадлежит к Московскому патриархату. Год назад закончил ее на отлично и поступил в Варшавскую духовную академию.  В семинарии лекции читались на польском языке, и поначалу было трудно. Сейчас  уже больше ориентируюсь в польском языке. Академия дает более углубленные знания и степень  магистра теологии. В учебной программе есть сравнительное богословие – сравнивают православное и католическое богословие, что важно, если живешь в католической стране, изучают другие мировые религии – ислам, буддизм. Важно знать их позицию. Это интересно.

Учеба в семинарии, в духовной академии – своего рода ступеньки: молодым семинаристам помогают укрепиться в вере, в поиске себя.  Я приобрел бесценный практический, литургический опыт – как в Польше идет православная  служба, как они общаются между собой и с прихожанами, особенно как наставляют молодых. Это новый для меня опыт – у нас в приходе маловато молодежи, а в Польше более глубокие корни, там все-таки не притесняли верующих так, как у нас в советское время.

– Какую роль, на ваш взгляд, в современном мире тотальной глобализации  играет или может играть христианство?

– Непростой вопрос, и в то же время приходится каждый день об этом думать. Мир многогранен, и христианство призвано показать, что есть истина. Современный мир с его высокими технологиями может как одарить, так и забрать.  Пользуясь благами цивилизации,  зачастую человек быстро опустошается, а наполнить себя не умеет или не знает как. Он истощается духовно, погружаясь в рутину, его поедающую. Поэтому миссия христианства наставить, что есть истина, что есть грех, что хорошо и плохо в мире, и на практике показать, как взаимодействовать с этим миром.

Человек – подобие Бога. А как быть похожим на Него? Конечно, совершать  добрые поступки, не грешить. Но все-таки этого мало. Человек грешен  и, избавляясь от природы греха, еще не приближается к Богу.  Он дал человеку свободу выбора, но тот, искушенный  змеем, сделал неправильный выбор. Знал и все равно сделал.  И это не Бог лишил людей рая – они сами его лишились.  Современный мир и сейчас стоит перед выбором. И здесь христианство должно помочь человеку сделать правильный выбор.

– Литва, как и Польша, где вы часто бываете, живет в новой Европе, где декларируются новые европейские ценности и толерантность. Но порой эти ценности противоречат христианскому учению, а толерантность приводит ко всетерпимости и отказу от своих принципов. Как следствие, нередки нападки на христианство и даже богохульство. Как здесь должна поступать Церковь?

– Скажу, как я это понимаю. Надо нести проповедь, сказать свое слово в защиту Церкви. Я пока не читаю проповеди. Но сегодня, например, в клубе «Светлица» общался с людьми постарше, брали темы из Нового завета, Ветхого завета, обсуждали вместе. Это хорошая  почва для меня, чтобы сказать, что происходит в современном мире, как и почему реагирует Церковь на современные вызовы.

Мне всегда печально слышать об осквернении храма и веры. Прискорбно было видеть в теленовостях, как в сирийском православном храме боевики разрубили икону на куски. Это и по-человечески тяжело перенести, а когда имеешь религиозное самосознание, тяжело вдвойне. В то же время я далек от политики – есть столько будничных дел, столько людей приходит, которым нужна помощь, что не до политики. Приходят люди с большими бедами. Зачастую их приводит горе – с благодарностью к нам приходят редко. Ведь когда человек вспоминает о церкви? Когда случается беда. Как поддержать? Конкретной методики нет. Нужно открыть свое сердце, найти верные слова сочувствия.

Общение с мирянином, само отношение его к Богу – момент сакральный, неповторимый. Священник обладает определенными знаниями, но главное – сердце. Почему человек подобен Богу? Он обладает даром любви.

Печально, когда нас, священнослужителей, стремятся вовлечь в политику. А то, о чем вы спрашиваете, тоже политика. Толерантность – это хорошо. Но мы можем говорить о толерантности только тогда, когда есть своя позиция, свое видение мира. Я сначала должен твердо себе уяснить,  кто я и каковы мои духовно-нравственные ценности, что для меня свято. Не имея своей позиции, человек становится подвержен навязыванию чужого мнения, чуждых ценностей.  Находясь под чудовищным влиянием субкультуры, телевидения, мы постепенно себя теряем и сами не замечаем, как услышанное по телевизору мнение уже становится нашим. Потому что за душой ничего нет, нет своих принципов и позиции.

 Мы перестали думать, рассуждать, делиться с друзьями и близкими. Для нас все поверхностно, и нам легче навязать чужие ценности, потому что своих нет – человек отказался от них. Отказавшись от Бога, получил чужие ценности. Если внимательно изучить Новый завет, Ветхий завет – все в этом мире повторяется. Когда человек пресыщен благами, Бог посылает ему искушение. Тогда он, согрешив и получив наказание Господне, начинает вспоминать Бога, а если и в этом случае  не вспомнит о нем,  теряет все приличия и пускается во все тяжкие.

Чтобы быть толерантным, нужно иметь свои интеллект и культуру, уметь отстаивать свои ценности. Проявлять любовь к ближнему – это труд, но прежде следует воспитать себя. Это печально, что мы не можем отстоять свое, и поэтому наступает коллапс.

– Старшее поколение еще худо-бедно помнит о христианских ценностях. Но что делать еще не сформировавшейся нравственно молодежи, живущей в современной агрессивной среде и ежечасно подвергающейся пропаганде насилия, однополых браков, наркотиков?

– Все зависит от воспитания в семье, в школе, от внутреннего желания самосовершенствоваться. Те дети, которые учатся в нашей воскресной школе, уже имеют нравственную основу. Трижды в год я веду занятия в своей школе им. М. Горького. Там есть религиоведение и этика – можно выбирать. Нужен ли этот предмет – решают родители, навязывать нельзя. Должна быть искренность как в преподавании, так и в постижении предмета.

В наш храм приходят и молодые. Но их мало. У нас при Покрово-Никольском храме уже много  лет, как я упоминал, действует воскресная школа, в которой учатся более 80 детей. Среди учебных предметов – Закон Божий, английский, немецкий, всемирная история и история Российского государства. Дети могут выбирать, заниматься ли им ткачеством или хореографией, театром или игрой на гитаре. Я вел там одно время курс церковно-славянского языка. Есть замечательная  библиотека, где много энциклопедической, светской литературы, эдукационные фильмы и игры. Организуем для молодежи праздники. Доброе слово, идущее от сердца, – это одно. Но иногда нужна помощь священника через исповедь, через семь церковных таинств, очищающих душу.

– Довольно расхожее мнение: дескать, Бог у меня в душе, и для общения с ним посредники, то есть церковь, мне не нужны. Или: я сам знаю, как правильно  жить – не грешу, делаю добрые дела…

–  У каждого человека, конечно, свой путь к Нему,  но как понять, праведный он или неправильный? Церковь помогает это определить.

 Есть ценности подлинные и мнимые, и человек, как я уже говорил,  волен выбирать, что есть правда, а что ложь. Действительно, в мире много греха, и порой человек не знает, что хорошо, а что плохо. Или ему нравится себя разрушать – бывает и такое. Получает от этого удовольствие и сам же от этого страдает. Вот такой замкнутый круг получается. Миссия Церкви – помочь его разорвать, наставить человека на истинный путь, если, конечно, он понимает, что погибает, и просит о помощи.

Человек наделен совестью, и когда она свербит, хочется избавиться от этого тягостного чувства. Он приходит на исповедь. Что там происходит? Формально – крест, Евангелие, священник, и он думает: почему я должен перед  кем-то исповедоваться? Но если нет веры, тогда зачем приходить в церковь – таинство исповеди не снимет груз. Вера предполагает доверие – к Богу, к священнику.

Говорят: Бог  у меня в душе, мне незачем ходить в церковь.  А как зовут  этого Бога? У людоедов тоже есть свой бог, и Сатана бог для кого-то. Им поклоняются, приносят жертву.

До сих пор стоят  построенные Богом  много веков назад  храмы, а все остальное не выдерживает проверки временем. Почему? Ответ прост. Все, что без Бога, все тленно.

Если человек считает, что он безгрешен и живет в духовной чистоте, это гордыня. Где то мерило, по которому он оценивает свои поступки? Человек наедине с собой перестает развиваться духовно и черствеет. Такова практика. Духовное развитие бесконечно, и вера в Бога помогает совершенствоваться. Но она должна быть истинной. Если человек постоянно ходит в церковь, читает молитвы, это еще не значит, что он вместе с Богом. Без глубокой веры это фарисейство.

 Должно быть понятие греха, точное его определение. Его дает церковь – есть Божьи заповеди: не создавай себе кумира, почитай отца и мать своих. В Ветхом завете говорится: не возжелай жену ближнего своего, а в Новом завете Христос  говорит еще более конкретно: даже в мыслях не возжелай, потому что все наши грехи  рождаются в голове. Вначале возникает желание, в затем человек реализует его в действии.

– А какой вы человек в обычной жизни? Любите читать, смотреть фильмы?

– Я человек любознательный и не консерватор. Люблю постигать все новое, люблю настоящее искусство, кино и литературу, но мне близки такие фильмы, которые очищают душу, заставляют размышлять. Недавно я открыл для себя Чюрлениса и восхитился. Не знаю, почему до сих пор проходил мимо. Его творчество созвучно моей душе. Люблю, бывая в Санкт-Петербурге, подолгу бродить по Эрмитажу. Помимо церковной литературы, перечитываю русскую классику:  А. П. Чехова, Ф. М. Достоевского, И. А. Крылова. Часто читаю притчи Соломоновы, потому что там можно найти ответы на конкретные вопросы, на которые нигде их не получал. Люблю слушать джаз,  классическую музыку. Но больше всего люблю служить в церкви – это заменяет мне все, потому что душа воспаряет, и наступает спокойствие.

– С Великой Пасхой вас, отец Константин!

– И вашим читателям желаю благоденствия.

Елена ЛИСТОПАД

Метки:  , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!