Страстотерпцы Борис и Глеб

15 мая (2 по ст. ст.) – день мучеников благоверных князей Бориса и Глеба (1015 г.). Во многом они были первыми. Принадлежали к первому поколению, не знавшему язычества. Их первых причислили к лику святых, в 1072 г.

Ольга и Владимир (соответственно, их прабабка и отец) были канонизированы значительно позже. Первыми пострадали уже в христианской Руси. Борису и Глебу посвящено первое оригинальное древнерусское художественное произведение «Сказание о Борисе и Глебе», которым зачитывалось не одно поколение. До этого все, что читали на Руси, – переводная греческая и болгарская словесность.

Младшие из 12 сыновей святого Владимира. Носили, как тогда было принято, два имени — славянское и христианское. Борис-Роман (986-1015) и Глеб-Давид (987-1015). У литовцев, например, эта традиция сохранилась до сих пор. Матерью их была, вероятно, греческая царевна Анна, последняя жена Владимира, хотя летопись называет некую Милолику-болгарыню, т. е. болгарку. Оба мальчика воспитаны были в христианском духе – примерами для подражания были родители и герои книг. Борис, он был постарше, любил читать Евангелие, жития святых (да другой литературы и не было). А маленький Глеб с удовольствием слушал о подвигах раннехристианских мучеников.

Владимир каждому из сыновей дал отдельный удел. Так, Борису достался Ростов, а Глебу — Муром. Отец хотел сделать своим преемником Бориса. Но не сложилось. Когда в 1015 году великий князь скоропостижно скончался, Борис был в походе против печенегов. А власть захватил пасынок Владимира Святополк, прозванный Окаянным. Боясь конкуренции, он посылает своих людей убить законного претендента на престол. В это время Борис с дружиной был на реке Альте. Когда узнали о смерти Владимира, дружина предложила молодому князю пойти в Киев и захватить власть. Но Борис отказался. Больше того, он распустил свою дружину, оставшись с небольшим отрядом. Хотя и догадывался, что Окаянный в живых его не оставит. Так оно и произошло.

Нет, Борис не был рохлей и трусом. Он был опытным и смелым воином. Просто герои прочитанных в детстве книг подсказали ему выход из создавшейся ситуации, да  еще очень хотелось избежать кровопролитной междоусобицы, хотя бы ценой собственной жизни. Подосланные Святополком убийцы ждали, пока князь закончит молитву. Ворвались к нему в шатер, пронзили копьями. Это было в ночь на 6 августа (24 июля) 1015 г. Еще живого повезли в Киев. Добили по дороге по приказу Окаянного. Тайно похоронили в Вышгороде, в княжеской резиденции под Киевом.

Следующей жертвой узурпатора стал совсем еще юный Глеб. Ему уже рассказали  и о смерти отца, и о смерти брата. Но все-таки поехал по вызову Святополка, зная, что его ждет. Плыл в лодке по реке Смядыни под Смоленском и думал о брате: «Если ты получишь дерзновение у Бога, помолись обо мне, чтобы и я принял ту же смерть. Лучше мне было бы с тобою умереть, чем жить в этом обманчивом свете!». Убили его прямо в лодке и бросили тело в лесу. Произошло это 5 сентября того же 1015 года. Нашли тело через несколько лет, когда утихла распря и в Киеве сел Ярослав Мудрый, старший брат Бориса и Глеба. Местные жители подсказали это место – много раз слышали они оттуда ангельское пение и видели дивное и таинственное сияние. Тело Глеба осталось не тронутым ни зверями, ни тлением. Похоронили братьев вместе в церкви Св. Василия.

В 1026 году Ярослав Мудрый построил в честь своих святых братьев новый храм. Нетленные мощи Бориса и Глеба были захоронены в нем. Шло время. Ярослав умер, Борисоглебский храм обветшал. 2 мая (15 по новому стилю) 1069 года Изяслав Ярославович, племянник, или, как тогда говорили, братанич Бориса и Глеба, после семимесячного изгнания вернулся на Киевский престол. В честь этого события он воздвиг новую церковь с тем же именем и перенес туда мощи своих святых дядьев. Это событие мы с вами, дорогой читатель, и будем праздновать в ближайший вторник.

Много чудес произошло от мощей князей-мучеников – люди излечивались, прозревали слепые. И не только около мощей. В связи с этими чудесами решено было канонизировать братьев. Не сразу согласились на это в Константинополе (молодая Русская церковь подчинялась греческому патриарху). Слишком юна еще была христианская Русь.

Попытка страстотерпцев ценой жизни остановить распрю междоусобицы — это своего рода повторение крестного подвига Христа. Потому-то для нас Борис и Глеб – не жертвы политических интриг, как пытаются трактовать светские историки, а христианские мученики.

Много раз в самые сложные для страны моменты помогали воины-мученики своим сродникам. Так, в 1240 году накануне Невской битвы пришли они на помощь Александру Ярославичу и оказали, как бы мы сказали сейчас, моральную поддержку. Покровителями воинов и монархов были Борис и Глеб.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *