Свет и тени войны и мира

Более сотни уникальных довоенных фотопортретов представлено в экспозиции, открывшейся в Минском еврейском общинном доме. Выставку «Сохраняя память: спасенный семейный альбом» подготовил Израильский культурный центр при посольстве Израиля в Беларуси совместно с Союзом белорусских еврейских общественных объединений и общин и Музеем истории и культуры евреев Беларуси. Со снимков на XXI век смотрят глаза жертв Холокоста середины ХХ века, глаза жертв нацистских преступников. И вот теперь запечатленные на кусочках картона фотографические тени получили шанс — нет, не ожить, такое, конечно, невозможно, — но выйти на свет и обрести реальную память, которая всегда жива. Однако ничего этого сегодня не состоялось бы, если б много лет назад юная жительница из деревни Городище Барановичского района не оказалась девушкой не только с добрым сердцем и отзывчивой душой, но и крепким, мужественным характером. Звали ее Леокадия Олиферко. Когда началась Великая Отечественная война, ей было всего 16 лет.

LTK1835-2После ухода из жизни Леокадии Иосифовны главным хранителем трагического архива стал ее сын Славомир Хиневич, медик по профессии. Пришло время, сложились обстоятельства, и он принял решение — этот альбом фотографий, документальное свидетельство вершившегося нацистами Холокоста, больше не должен оставаться безмолвным склепом для памяти многих десятков людей — безвинных жертв варварства и ненависти.
— Вообще, мама не любила рассказывать о войне, — говорит Славомир Михайлович. — Но не могла не вспоминать о расстрелах, что шли в концлагере Колдычево, созданном в 1942 году. Этот лагерь смерти находился недалеко от деревни, и местная детвора и подростки не раз видели, как в огромных ямах шевелилась земля, — часто нацисты закапывали узников еще живыми.

Перед войной семья Леокадии Олиферко жила на улице Столовичской, 18. По соседству стояли дома еврейских семей. Что такое антисемитизм, здесь никто понятия не имел. Все общались, дружили, ходили друг к другу в гости. Но когда явились гитлеровцы, они изолировали евреев Городища в гетто, откуда узников стали партиями отправлять на расстрел.

— Во время одной из таких «акций» мама незаметно увела двух подруг–евреек и спрятала в своем дворе за хозпостройками, — продолжает рассказ Славомир Михайлович. — Затем, в период временного затишья, девушки ушли в Барановичи — к сожалению, их имена и дальнейшая судьба мне неизвестны. Чуть позже мать пыталась спрятать еще одну подругу–еврейку, но это заметил полицай и втолкнул несчастную девочку обратно в расстрельную колонну.

А у тех двух маминых подруг, которых она спасла, были с собой семейные альбомы с фотографиями: девушки оставили их у нас, чтобы потом забрать. Но так никто и не пришел…

На обороте многих сохранившихся фотографий видны небольшие надписи на идиш, польском, иврите. Это ценная дополнительная информация. Израильский культурный центр планирует передать обнаруженные раритеты в институт памяти Яд–Вашем в Иерусалиме. Но сначала, справедливо решили в еврейской общине Беларуси, надо, чтобы фотографии увидели здесь: может быть, в чьих–то домашних архивах хранятся такие же снимки, может быть, кто–то узнает лица…

Выступая на открытии выставки, директор музея истории и культуры Беларуси, председатель Республиканского фонда «Холокост» Вадим Акопян напомнил собравшимся страшные цифры: по подсчетам, на территории Беларуси в годы оккупации гитлеровцы убили 800 тысяч евреев. Известны имена примерно 300 тысяч человек. Музей и фонд видят свою задачу в том, чтобы список безымянных жертв сокращался. Хочется верить: фотографии хранились так долго не зря и в том помогут.

Галина УЛИТЕНОК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.