Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2016.12.08 Текущий номер: N47 (1135) 24 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Татьяна Ринкявичене: У меня всегда есть идеи

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2012 08 09, 0:03   |   Комментариев: 46

Сегодняшний гость читателей «Литовского курьера» – Татьяна Ринкявичене, руководитель театра, который носит ее имя: «Русский театр Татьяны Ринкявичене».

Татьяна Ивановна – человек известный, уважаемый и авторитетный. Наверное, с ней было бы любопытно поговорить о нашей жизни вообще. Но заблаговременно условились: политику, экономику, «социалку», работу президента, парламента и правительства обсуждать не станем. А поговорим о театре – его месте в жизни общества, значении, задачах, успехах и проблемах.

 

– Уважаемая Татьяна Ивановна, вы – известный дирижер, руководитель нескольких громких музыкальных проектов, ставших явлением. И вдруг – театр…

Много лет назад я приехала в Литву из Ленинграда вместе с мужем, чтобы жить в этой стране. И работать. Поэтому желание интегрироваться в здешнюю жизнь было огромным. Выучила язык, поскольку значительную часть окружения нашей семьи составляли именно литовцы – литовская музыкальная и педагогическая элита, друзья и коллеги дирижера и музыканта Гинтараса Ринкявичюса. Натурально, что общаться с ними мне хотелось на родном для них языке.

Сегодня можно сказать, что я в те годы была при муже. Но не в тени мужа, а рядом с ним. Именно тогда зародилась идея создать, например, хор «Русская классика», который мог бы стать моим личным русским акцентом, душой в литовском ландшафте.

Идея удалась. Был создан сильный творческий концертирующий коллектив, просуществовавший достаточно долго.

Следующий этап моего укоренения в литовскую культурную среду – фестиваль русской духовной музыки. Это был достаточно нестандартный и, не постесняюсь этого сказать, смелый шаг. Русская духовная музыка в советские времена не звучала. Потому что она была в те годы вроде и не запрещена, но и не приветствовалась. Тем более – не популяризировалась.

Но появилось неимоверное желание организовать такой проект в Литве. Я сказала себе: фестивалю русской духовной музыки быть!

Так пятнадцать лет назад появился знаменитый сегодня  фестиваль русской духовной музыки, на котором звучали и звучат в исполнении лучших европейских хоров произведения Рахманинова, Чайковского, Чеснокова.

Мой проект стал событием международным. Он не делился по национальным или иным признакам. Потому что очень много иностранцев, любящих и понимающих русскую духовную музыку, получили возможность в Литве слышать ее. Мы приручили зрителя к этой музыке настолько, что каждый год он ждал фестиваля. Залы были буквально переполнены.

– Но, насколько я знаю, этот проект был свободным, естественным движением души, а не коммерческим или желанием заявить: вот я вся такая…

Было нормальное, естественное человеческое желание применить знания и опыт в конкретном деле. Ни в коем случае какого бы то ни было рода пропаганда. Просто работа на благо жителей Литвы. Ведь в музыкальном мире сразу же заговорили о явлении, как явлении литовском. Кстати, никого не умаляя, хочу сказать – именно литовские хоры внесли существенную лепту в популярность фестиваля. Потому что в литовцах удивительным образом их природная европейская ментальность переплетена с ментальностью русской. И этот генетический синтез помогал быстро проникать в замысел композиторов, усиливать или приглушать музыкальные настроения, понимать руководителя.

Сегодня могу сказать, что благодаря моему энтузиазму шел натуральный, незаметный постороннему глазу, культурный обмен. Была потребность в таком взаимопроникновении и взаимообогащении культур.

Наконец, фестиваль достиг очень серьезной высоты: всемирно известный дирижер Валерий Гергиев пригласил меня с литовским хоровым коллективом выступить в Москве. И когда шяуляйский хор Polifonija запел в российской столице, тамошний зритель с трудом мог поверить, что литовцы так поют русскую музыку.

Не стану скромничать: благодаря моему пониманию, моей мощной ленинградской, а в более широком смысле – советской музыкальной школе, которую я сумела передать исполнителям. Мы ведь не стремились к шаблонному исполнению. Не стремились к финансовому чесу. У нас эта музыка звучала так, как должна звучать.

И после этого оглушительного успеха в вашу жизнь вдруг вошел театр?

– Не вдруг, а, скорее, закономерно. Музыка помогла найти и осознать свое место в Литве и литовской культуре.

Она же помогла из совершенно разрушенного во всех смыслах очага культуры превратить театр в храм – я имею в виду опыт организаторский, опыт новаторский и склонность к осмысленным экспериментам. К моменту моего появления в стенах Русского драмтеатра картина там была печальная: разруха и запустение на грани нищеты, злые и агрессивные люди, отсутствие перспектив на фоне творческой растерянности. Все спектакли одинаковы – их лепили, потому что нужно что-то играть. На премьерах в зале две бабушки – родственницы  актеров, исполняющих главные роли.

О том времени могу рассказать одним словом – катастрофа. И в условиях катастрофы тебе доверили театр с условием: или возвращай зрителя в зал, или мы эту лавочку закроем, как нерентабельную. То есть на балансе круглый ноль.

А после пяти лет я оставила в наследство преемнику театр с полными залами, с ремонтом, с пятью-шестью премьерами, с сорока спектаклями на любой вкус в активе. И самое главное, что в это здание возвратился дух театра. Для актера каждый прожитый год – гигантская актерская жизнь. Он быстро переходит в иную весовую категорию и уже не может быть Хлестаковым, а только Скалозубом или через еще какое-то время – только Фамусовым.

Это был не просто театр на русском языке. Это был классический русский театр с клубом друзей театра, которые выступали не только спонсорами или меценатами, но и участвовали в театральном процессе.

Кстати, финансы – это не только больной, но и очень деликатный вопрос. Не будем лукавить: зачастую нужны не люди, а лишь их деньги. Мне же в бытность руководителем театра удалось сделать так, чтобы не только театру были нужны состоятельные поклонники, но и театр был нужен солидным бизнесменам.

Мы творили вместе. И Русский драматический стал центром культуры, в который потянулся зритель, чтобы увидеть психологический, репертуарный театр.

Единение театральной публики, режиссеров из других городов и государств, труппы, меценатов дало нам нестандартный продукт. Все спектакли получались непохожими друг на друга. Я понимала, что именно нужно театральной Литве. Но также понимала, что не имею права на ошибку, потому что Русская драма несла свою ношу ответственности перед публикой.

Кстати, я никогда не стремилась зарабатывать на аренде зала для заезжей антрепризы. Только своим трудом зарабатывать, своей головой и руками. Поэтому на вырученные от билетов деньги мы могли ставить новые спектакли – вот вам и прибыль.

Я не слышу, когда говорят, что в театре нет денег. Подчеркну: не «не верю», а именно «не слышу». Потому что нет денег только у того, кто не умеет их зарабатывать. Финансы приходят тогда, когда ты создаешь качественный продукт.

– Как вы оцениваете жителей Литвы в качестве зрителей?

– Житель Литвы – это высоко интеллектуальный зритель. Он не нуждается в низкосортном продукте на потребу дня. Он хочет думать, слышать мысль, видеть профессионала на рабочем месте. Для литовского зрителя хороший спектакль не приедается, потому что каждый раз на сцене разворачивается действо, окрашенное новыми, иными красками, чем вчера.

Литовский зритель хочет жить в условиях праздника, независимо от того, будет торжество громадным или камерным. И, надо сказать, такой праздник театр зрителю дарил. Достаточно вспомнить хотя бы идею с новогодним спектаклем, к которой поначалу многие отнеслись скептически. Но жизнь опровергла утверждения пессимистов: 30 и 31 декабря зал был полон, а билеты на эти предновогодние спектакли заканчивались еще в ноябре.

Что требуется от руководителя? Мой опыт подсказывает: генерация идеи, в которую ты вкладываешь душу, и круг единомышленников.

Мне бы хотелось, чтобы зритель приходил в театр, как в театр с большой буквы. И тогда ты будешь иметь всю публику. Потому что в Литве любят психологический театр.

В масштабе Русского драмтеатра мне это удалось. Я наделила его магнетизмом, который стал притягивать умных людей. Причем форма может быть  любой. Но содержание обязано быть только самой высокой пробы.

Однако есть условие – ты должен быть стержнем, на который можно опереться, которому можно верить. Профессионализм интернационален и универсален. Он или есть, или его нет – таков мой взгляд на жизнь и работу.

Я продолжаю искать, придумывать, творить, осмысливаю прожитый отрезок и понимаю, что предстоящий должен быть весомее и оставить еще более глубокий след в культуре моей страны.

– У вас есть что предложить?

– Да. Сегодня я создала камерный театр. Придуман цикл спектаклей, который оказался интересным как интеллектуалам, так и рядовому зрителю. Вокруг театра сложился коллектив из примерно ста пятидесяти единомышленников. Согласитесь, для маленькой страны это крупная команда.

И опять у меня нет права на ошибку. Потому что люди, которых я уважаю, в случае ошибки скажут: ну что ты, Ринкявичене, халтуру гонишь, бабки косишь…

А я всегда честно иду к человеку, неважно, чем занимаюсь.

– Татьяна Ивановна, позволю себе риторический вопрос: жизнь – это театр или искусство?

– Жизнь – это большое искусство. А в искусстве не бывает легко. Но очень важно понимать, что зритель, на которого ты работаешь, хорошо умеет отличать актера от лицедея, профессионала от халтурщика, сильную фигуру от слабой и зависимой, искреннего человека от подхалима.

Существуют в жизни лишь две ситуации – наличие позиции или ее отсутствие.

Анатолий ИВАНОВ.

Фото Д. Матвеева.

Метки:  , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (46)
  1. (78.60.154.229) дей пишет:

    пал-палыч
    в деле
    дока-зверь
    укурочит
    хошь верь-не верь






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

Please note: Comment moderation is enabled and may delay your comment. There is no need to resubmit your comment.

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!