Тюльпан раздора

Фото BFL/Андрюса Уфартаса

Президент Литвы Даля Грибаускайте не просто вела (и, судя по всему, ведет) активную переписку с политиками и чиновниками, но и в достаточно грубой форме пытается влиять на решения парламента. Переписку президента опубликовала газета Lietuvos rytas, после чего в Сейме заговорили об импичменте Грибаускайте. Что происходит и что так возмутило некоторых политиков?

Посредник олигархов

Изданию Lietuvos rytas удалось получить доказательство электронной переписки президента Дали Грибаускайте с подозреваемым в деле о политической коррупции Элигиюсом Масюлисом. Эти письма раскрывают ранее неизвестные интриги.

Грибаускайте, которую влиятельные зарубежные СМИ называют Стальной Магнолией, отправляла письма бывшему главе Движения либералов с личной электронной почты — tulpes@lrpk.lt. Tulpės – это тюльпаны. Такой романтический псевдоним избрала себе глава страны. Масюлис тем временем, судя по всему, стал своеобразным посредником между главой страны и олигархами, которых президент публично критикует. Во время одного из допросов политик рассказал должностным лицам о невнесенной в повестку встрече с президентом, на которой она просила о поддержке концерна MG Baltic, владеющего крупной медиагруппой.

Если Масюлис сказал следователям правду, Грибаускайте понадобилась поддержка предпринимателей, когда обострились отношения с правительством Альгирдаса Буткявичюса, и когда тогдашнее правящее большинство грозило главе страны импичментом.

Масюлис, который перед разразившимся весной 2016 года скандалом считался одним из самых реальных претендентов на пост премьера и фаворитом главы страны, пояснил, что не был «тем мальчиком, который сразу бежал и выполнял все задания Грибаускайте». Но, кажется, такую роль политику, который поддерживал тесные связи с руководством MG Baltic, назначила президент. Об этом говорит переписка Грибаускайте и Масюлиса, которая длилась как минимум два года.

Политики переписывались часто и обсуждали не только будущую избирательную кампанию и принимаемые в Сейме законы. Особенно много писем они друг другу писали, когда начались перипетии из-за назначения генпрокурора. В процессе назначения генпрокурора активно участвовали и представители MG Baltic. Складывается впечатление, что как раз тогда и началась прослушка разговоров тогдашнего вице-президента концерна Раймондаса Курлянскиса. Вскоре после задержания этому предпринимателю были предъявлены подозрения в оказании влияния на членов Сейма при голосовании по вопросу назначения председателя Кайшядорского участкового суда Эдиты Дамбраускене на должность генпрокурора. Следователи зафиксировали, что Курлянскис через бывшего главу фракции Партии труда Витаутаса Гапшиса пытался повлиять на других членов Сейма, чтобы Дамбраускене не стала главой Генпрокуратуры.

Но позже с Курлянскиса и Гапшиса были сняты подозрения. Почему? Публичного объяснения не было, но в закулисье обсуждалось, что правоохранительные органы, скорее всего, не осмелились углубляться в интриги, которые тогда сопровождали назначение генпрокурора и могли привести их к Президентскому дворцу. Также были зафиксированы разговоры Курлянскиса, во время которых предприниматель после того, как Грибаускайте представила кандидатуру нынешнего генпрокурора Эвалдаса Пашилиса, также призывал разных политиков голосовать за него. Кроме того, были опасения, что если начать слишком углубляться в нюансы назначения генпрокурора, могли возникнуть вопросы, не раскрыла ли президент, которая рассказала тогдашнему правлению Сейма историю о том, что Дамбраускене было предложено выкупить пост, слишком важную информацию, которая могла не только навредить разведывательным действиям, ни добраться до ушей политиков и предпринимателей, за которыми следили агенты.

Интересно то, что когда некоторые политики пытались дальше выяснять скандальную историю с выкупом, президент всем объясняла, что она рассказала это правлению Сейма, ссылаясь на информацию, полученную по электронной почте и телефону от анонимных и неанонимных источников, а не от правоохранительных органов. Другими словами, тогда неожиданно громко было сказано, что глава страны, обвинив политиков, опиралась на слухи.

Может, для того, чтобы Грибаускайте вновь не пришлось оказаться в похожей неловкой ситуации, следователи положили в ящик стола и письма Грибаускайте и Масюлиса.? Эта переписка оказалась в руках прокуроров после проведения обысков в доме Масюлиса и в его рабочем кабинете в Сейме. Тогда должностные лица конфисковали и все электронные устройства, которыми пользовался политик. Масюлис подтвердил изданию Lietuvos rytas, что видел переписку с президентом, длившуюся несколько лет, на столе прокурора Юстаса Лауцюса, который руководил делом о политической коррупции. Мало того, по словам политика, показавший ему письма прокурор сказал, что они будут рассмотрены во время следующего допроса. «Но когда я пришел на следующий допрос, на котором должны были обсуждаться эти письма, мы не услышали о них ни одного слова, разговор шел совсем в другом направлении. Мы слушали разговоры Антанаса Гуоги, должны были их комментировать», – вспоминает Масюлис. По словам политика, он напомнил о письмах прокурору, когда досудебное расследование было завершено. «Тогда мы увидели, что в материале дела их нет, и попросили их внести, но официально было сказано, что они не имеют значения для дела. Было странно, потому что год назад Лауцюс сам предлагал обсудить эти письма на допросе», – рассказывает бывший лидер либералов.

Молчание за пост?

Масюлис обратил внимание на совпадение, что желание прокурора обсуждать переписку с президентом пропало как раз в то время, когда рассматривалась кандидатура Лауцюса на должность старшего прокурора Вильнюсского округа. «Не знаю, случайность это или нет, но после того, как Лауцюс стал старшим прокурором округа, никто больше не заикался об этих письмах», — сказал Масюлис.

Когда на прошлой неделе Генпрокуратура сообщила о том, что передает дело о политической коррупции в суд, руководивший следствием Лауцюс не участвовал в пресс-конференции. Дело комментировал старший прокурор Отдела расследования организованной преступности и коррупции Генпрокуратуры Мартинас Йовайша. Но он не мог ответить газете Lietuvos rytas, почему была отклонена просьба Масюлиса внести в материалы дела его переписку с президентом: «На данный момент я не могу прокомментировать, подтвердить или опровергнуть такую детальную информацию. Это дело большое, было получено много просьб, некоторые из них были удовлетворены, некоторые – нет». Когда накануне газета Lietuvos rytas еще раз попросила уточнить эту информацию, представители Генпрокуратуры сообщили, что сделать это нет возможностей, потому что Лауцюс в отпуске.

Почему переписка Масюлиса и Грибаускайте могла иметь большое значение для дела? Масюлис считает, что на этот вопрос должны ответить прокуроры: «Не мы завели эту тему. С другой стороны, если прокуроры видят потребность в обсуждении этих писем, значит, они увидели какое-то значение для всего следствия». По его словам, в некоторых письмах обсуждались и лица, фигурирующие в деле о политической коррупции: «Если мы говорим об объективном расследовании, без искажений, основанном на том, что все граждане Литвы равны перед законом, не должно быть привилегированных лиц, которые при каких-то мистических обстоятельствах пропадают из расследования».

Обвиняемый признался, что у него вызывали сомнения и некоторые тайно записанные телефонные разговоры, в которых упоминались первые лица государства: «Мы это сказали и во время допросов. Мы видим, что этот разговор неполный, и что нет именно той его части, где речь идет об определенных просьбах президента. Они каким-то образом были удалены. По моей просьбе была проведена экспертиза разговора, было констатировано, что он цельный. Но какой еще цельный, если там нет начала и конца».

Грубость президента

Например, в переданном суду обвинительном акте, в котором более 440 страниц, довольно скупо был отражен разговор Масюлиса, Курлянскиса, президента концерна Дарюса Моцкуса и вице-президента Романаса Раулинайтиса о том, что президент, которую они называли «госпожа», передает им привет.

16 декабря 2015 года в роскошном столичном ресторане Meat Steak House мужчины выясняли, с какими препятствиями однокурсник Раулинайтиса Эвалдас Пашилис может столкнуться в Сейме при назначении на должность генпрокурора. В качестве одного из таких препятствий был назван Томас Дапкус, ведущий телепрограммы на канале LNK, который принадлежит MG Baltic.

«Ей (президенту. – Прим.  ред.) зашло, что ваш карманный Дапкус вновь ставит под сомнение третьего (третьего представленного президентом кандидата на пост генпрокурора. – Прим. ред.), поэтому она передает привет. Вот, вы спросили, поэтому я и передал, потому что Дапкус, по всей видимости, начал уже там где-то копать», – передал Масюлис концерну упреки президента. В тайно записанном разговоре зафиксировано, что Курлянскис, руководивший медиагруппой, оправдывался, что произошло недопонимание – якобы журналист говорит не о Пашилисе, что якобы он откопал информацию, что может быть другой кандидат.

Этот разговор, в котором, как подозревают прокуроры, могла идти речь о поддержке концерна MG Baltic либералов, состоялся на следующий день после того, как Масюлис получал электронное письмо от президента. В письме Грибаускайте возмущалась, что Дапкус вновь стал выступать против кандидата Пашилиса: «Ходит и чушь говорит, что он однокурсник Римшялиса (бывший советник президента, который позже был назначен на должность судьи Вильнюсского окружного суда. –  Прим. ред.) и т. д. Можете передать привет Моцкусу, чтобы попридержал своего гончего пса».

Масюлис получил такое письмо от президента после того, как поздравил ее по электронной почте с тем, что она решила представить третьего кандидата на должность главы Генпрокуратуры. «Хочется верить, что третий раз будет удачный, и у Генпрокуратуры появится постоянный руководитель», – писал Грибаускайте Масюлис.

Из этого письма видно, что президента злило, что Сейм медлит с назначением генпрокурора. Неофициально даже утверждалось, что Грибаускайте тогда уже была настроена до конца срока полномочий Сейма не представлять другую кандидатуру. К тому, что первые два кандидата – Дамбраускене и Нериюс Мейлутис не перешагнули через барьер Сейма, причастен и Дапкус. Журналист в своих статьях критиковал председателя Каунасского окружного суда Мейлутиса, который якобы принял решение в деле о банкротстве банка Ūkio bankas, позволившему лицу, связываемому с каунасским преступным миром, отделаться от займа в размере 15 млн евро.

«Хотя с остервенением утверждалось, что это только развод, я был прав, потому что скандальное решение Мейлутиса аннулировали и Апелляционный, и Верховный суд», – сказал газете Lietuvos rytas Дапкус.

У него были претензии и к Дамбраускене, которую он называл подопечной Мейлутиса: «Став главой суда, она прикрывала беспорядки, касающиеся условного освобождения, и даже организовала расправу с судьей, который отказался закрывать на это глаза».

В письме, которое Масюлис должен был получить 4 апреля 2015 года, президент объясняла, что решила назначать на пост генпрокурора человека со стороны, и просила либералов оказать поддержку: «Потому что очень они сгруппировались внутри. Из списка, представленного профсоюзом, я выбрала Мейлутиса, который уже работает в Каунасе 4 года и очень хорошо там справляется. Но против него могут выступить те, кто ленится и не очень прозрачно работает. Также у него было дело, связанное с делами Моцкуса. Возможен вариант создания сплетен и историй».

Как искали прокурора

Грибаускайте также поделилась слухами, что якобы «вильнюсцы (прокурор Янцявичюс) также не хотели бы этого (имеется в виду бывший старший прокурор Вильнюсского округа, который позже перешел работать в MG Baltic. – Прим. ред.). «Но у Мейлутиса есть хребет, он честный, его уважают. Сами профсоюзы рекомендуют его, так что не должно быть лобового столкновения, как сейчас». Реагируя на это письмо, Масюлис также написал об известных ему слухах: «Конечно, уже распространяется всякая непроверенная информация. Например, что Мейлутис, Касюлис, Раулушайтис, адвокат Римшялис и Бартнинкас были одногруппниками или однокурсниками. Но само по себе это еще ничего не означает. Также распространяется информация, что одно дело, в котором фигурирует Ūkio bankas, рассматривалось в апелляционном порядке коллегией судей, в состав которой входил Мейлутис. Якобы одна судья той коллегии ориентировалась со стороны Мейлутиса, как должно закончиться дело. Я не уверен, может, это только слухи, раздуваемые оппонентами. А может, это действительно риск. Нужно проверить информацию. Но я в любом случае уважаю ваш выбор, и мы готовы его поддержать». Отвечая на сообщение Масюлиса, Грибаускайте в новом письме повторила, что Мейлутис в Каунасе справляется очень хорошо: «Честный, твердый, привел в порядок Каунасское гнездо. Вильнюсские прокуроры боятся, они хотят управляемого и мягкого. В целом очень плохая ситуация, все распределились по кланам, часть коррумпирована, часть просто недееспособна. Поэтому я и ищу среди судей». В другом письме, отправленном спустя несколько минут, президент еще добавила, что распространяемая о Мейлутисе информация «создаваемые MG легенды. Потому что у него было одно дело, поэтому LNK и Дапкус могут прицепиться».

Однако члены Сейма все-таки не одобрили кандидатуру Мейлутиса. Тогда президент выбрала Дамбраускене, у которой есть опыт работы судьи и прокурора. «Надеюсь, что на этот раз мы все поступим ответственно», – такое предупреждение получил не только Масюлис, но и лидеры парламентских консерваторов Андрюс Кубилюс и Юргис Разма. Когда Сейм в ходе тайного голосования отклонил и эту кандидатуру, планировалось изменить порядок назначения генпрокурора. Политики, среди которых были и правящие, и оппозиционеры (консерватор Стасис Шедбарас, либерал Виталиюс Гайлюс, предложили отобрать у президента право выбирать кандидата и передать его правительству. Грибаускайте в письме Масюлису бурно отреагировала на это предложение, сказав, то оно антиконституционное: «Такие поправки вызовут хаос и усилят кризис между Сеймом и президентом. Это надолго отложит назначение прокурора – я наложу вето на закон, и даже в случае отклонения вето я не смогу осуществить закон, потому что, по мнению всех юристов, поправки противоречат Конституции. Кажется, что Сабатаускас (тогдашний глава парламентского Комитета по праву и правопорядку.  – Прим. ред.) сам хочет стать генпрокурором или получить какой-нибудь пост…».

Как видно из переписки, тогдашний лидер либералов спешил сообщить президенту, что не одобрит такие поправки: «Я разговаривал с Сабатаускасом. Очень хочет. Но «Порядок и справедливость» все испортила». И добавил смайлик. Грибаускайте вскоре отреагировала: «Сабатаускас сам хочет должность, хотел быть министром, и сейчас мстит. Хорошо, что начинаете критиковать правящих».

Боялась импичмента

Не менее красноречивы были и другие письма, адресованные Масюлису. Грибаускайте особенно болезненно отреагировала на инициативу тогдашнего правящего большинства создать так называемую комиссию по секретным справкам. Сейм захотел выяснить, кто, как и почему манипулирует секретными справками, которые попадают в общественное пространство. Оппозиция в этой инициативе тогда увидела угрозу процедуры вотума недоверия в отношении президента.

Такую угрозу видела и Грибаускайте. «Со стороны социал-демократов: цель довести процесс до импичмента мне и обратиться в Конституционный суд. Результат им неинтересен, важно поддерживать эту тему в общественном пространстве. Указания идут со стороны премьера как месть за Виюнеле, зятя и дочку и якобы поддержку оппозиции. Шяулене (тогдашняя глава парламентской фракции социал-демократов Ирена Шяулене.  – Прим. ред.) угрожает, что те, кто будет голосовать против создания комиссии, не будут внесены в избирательные списки», – поделилась президент с Масюлисом информацией, полученной из лагеря социал-демократов. Реагируя на это, Масюлис быстро ответил: «Сейчас мобилизуемся, чтобы в 15 часов отклонить эту ерунду. А социал-демократы не на шутку повздорили». «Пытайтесь», – подбодрила Грибаускайте Масюлиса. Позже она поделилась с Масюлисом новостями, что якобы Сабатаускас рассказывает в Сейме журналистам, что президент «дрожит и боится комиссии, потому что боится импичмента». «Так что цель правящих ясна. Мои юристы готовят основание для обращения в Конституционный суд. Когда они проголосуют, мы передадим вам и консерваторам. Я считаю, что социал-демократы уже утратили смекалку и верят в придуманные ими легенды. Могут вообще натворить дел. Та первая десятка показывает, что Сисас (член Сейма Альгирдас Сисас. – Прим. ред.) с Буткявичюсом и Ко разрушают партию», –  излагала свои планы Масюлису Грибаускайте.

Сквярнялис – главная угроза

Переписка, полученная газетой Lietuvos rytas, говорит о том, что Грибаускайте с Масюлисом плели интриги и против нынешнего премьера Саулюса Сквярнялиса, когда он в прежнем правительстве занимал должность министра внутренних дел. «Так Карбаускис (председатель Союза крестьян и зеленых Рамунас Карбаускис. – Прим. ред.) пообещал Сквярнялису первое место в списке и претензию на формирование правительства?»  – обсуждала в марте 2016 года президент с Масюлисом соглашение Сквярнялиса и Карбаускиса. Масюлис тогда рассказал президенту, что в тот день разговаривал со Сквярнялисом: «Чувствуется, что придается неадекватно большое значение. Карбаускис отдал не только первое место, но и всю партию.  Со Сквярнялисом в список приходит еще отряд подлипал. Будет становиться все интереснее. Я пытался привлечь на нашу сторону Виргиса Алекну. Кажется, что ему не очень хочется к Карбаускису».

Президент была озабочена амбициями Сквярнялиса: «Приведет полицейских, захочет должность главы Сейма или правительства. Он уже сейчас опасный популист, будет становиться еще хуже».

Но Масюлис в конце марта 2016 года не придавал большого значения амбициям Сквярнялиса: «Ну, до должности главы Сейма или правительства ему еще далеко. Городских избирателей так не проведешь с аграриями. С завтрашнего дня Сквярнялис выходит из зоны комфорта. Поборемся». Но президент, кажется, была более прозорливой и предупредила Масюлиса: «Для вас Сквярнялис будет самым серьезным конкурентом. И уговорите социал-демократов, что он не должен занять пост министра, если перейдет в не коалиционную партию».

Уроки глумления

Пребывавшего в оппозиции Масюлиса президент учила и как нужно глумиться над Буткявичюсом или другими политиками. За год до парламентских выборов в руки социал-демократов попала избирательная стратегия Движения либералов, как стать главной партией страны. В одном из пунктов упоминалась и президент, которой либералы якобы не должны потакать. Поэтому  Масюлис поспешил сообщить президенту, что это провокация, которая не имеет ничего общего с Движением либералов. Грибаускайте написала, что документ, который ходит по рукам политиков, не нравится и Буткявичюсу: «Нужно публично над этим посмеяться… как премьер занимается интригами».

Во второй раз Грибаускайте потешалась над тогдашним премьером и обсуждала с Масюлисом возможные изменения в правящей коалиции. Тогда речь шла о том, что из нее нужно гнать Партию труда. «Я разговаривала с премьером по поводу изменений в коалиции, но неясно, сможет ли он и не будет ли он бояться голосования в Сейме. Потому что Партия труда уже становится деструктивной. Им нужно еще каких-то 5-6 дополнительно. Я предлагаю им рискнуть, потому что мы могли бы гарантировать голосование и часть людей Кубилюса», – писала президент. На это Масюлис ответил, что у премьера поджилки трясутся, и что он ничего не сделает. «Хотя мы дали им сигнал, что мы готовы к переговорам. Есть еще один способ изменить коалицию – вотум недоверия в отношении спикера Сейма (Лореты Граужинене.  – Прим. ред.). Если это будет сделано, Партия труда развалится».

Полно интриг было и раньше, в 2014 году, во время президентской кампании. Когда Грибаускайте попала во второй тур выборов вместе с кандидатом от социал-демократов Зигмантасом Бальчитисом, глава либералов уже сам стал советовать президенту: «Чтобы получить больше голосов, профессору Ландсбергису, Кубилюсу нужно сделать паузу, перестать агитировать за вас. Они уже точно мобилизовали своих избирателей, сделали большую работу. Мы будем делать акцент на недостатках Бальчитиса, но, не пугая Москвой, а подчеркивая неопределенность Бальчитиса, нерешительность, лукавство, кода он баллотировался в Европарламент».

Но у Грибаускайте были идеи, как больнее задеть соперника. «Напомните, что он был одним из противников введения евро. Если бы евро был введен в 2007 году, мы бы уже получили пользу в размере до 8 млрд евро (тогда он сказал, что его мама не хотела, чтобы был введен евро)». «Что касается введения евро, это хороший угол – обязательно это используем. Есть еще судебные дела сына. Удачи!» – ответил ей либерал.

Сухой остаток

Примечательно, и как общественное пространство отреагировало на эту переписку. Придворные защитники президента молчали несколько суток, а затем пытались объяснить, что письма – подделка. «Если это правда, то это одно из самых больших фиаско главы страны. Не только из-за скандального содержания писем, в которых требуется, чтобы Масюлис передал Моцкусу отозвать своего журналиста-гончую. Другими словами, оказывается прямое давление на СМИ. Но нужно иметь в два раза меньше мозгов, чем у безмозглого Винни-Пуха, чтобы будучи президентом создать личный электронный адрес tulpes@lrpk.lt, отправлять с него тайные письма политикам, но при этом подписываться своим именем. Тогда уже почта ladyinblue@hotmail.com выглядит более конспирологической. (…) Не могу поверить, что Даля Грибаускайте была такой глупой», – пишет восхвалявший всегда президента, получавший от нее награды литовский шоумен Андрюс Тапинас. Это он написал, когда еще действительно казалось, что письма – подделка. Однако администрация президента, которая при каждом удобном случае выступала с опровержениями или комментариями всего и вся, молчала. А достоверность адреса позже подтвердили  и Альгирдас Буткявичюс, и Андрюс Кубилюс, и другие политики.

Тогда уже политологи попытались представить, что в переписке нет ничего скандального. Дескать, нормально, что президент интересуется политическими процессами. Язык, правда, грубоватый. Однако в парламенте уже усмотрели признаки вмешательства в демократические процессы, что грозит импичментом. Глава правящих Рамунас Карбаускис уже заявил, что такие разговоры «не выглядят перегибом».

Впрочем, если разобраться, то ничего сверхъестественного действительно не произошло. То, что Даля Грибаускайте – мастер манипуляций, было известно давно, а переписка это только наглядно подтвердила. Неудивительно, если эту переписку журналистам передал сам Элигиюс Масюлис, который, как известно, еще два года назад, сразу после задержания, обещал, что когда он начнет говорить, то для многих начнется «веселая жизнь». Возможно, таким образом он предупреждал в том числе и президента: спасите меня, я вас за собой тогда тянуть не буду. Видимо, решил, что значимой поддержки пока нет, а значит, время начинать «сливать» СМИ информацию. Обида отверженного бывшего фаворита, который служил верой и правдой, а потом оказался не нужен?

Конечно, маловероятно, что этот скандал может привести к отставке президента. До конца срока полномочий слишком мало времени, а очередная парламентская комиссия будет заниматься очередным расследованием полгода. Однако то, что из-за неразберихи в рядах бывших соратников президента, а Масюлис является именно таким, настоящий подарок получили аграрии – не вызывает никаких сомнений. Эту историю как Рамунас Карбаускис, так и Саулюс Сквярнялис смогут эксплуатировать до всех трех выборов в 2019 году: в Европарламент, в самоуправления, президентских. Кажется, под конец срока Даля Грибаускайте получила самый серьезный удар за свои все почти десять лет правления. Причем в спину. Что, в общем, говорит кое-что о нравах людей, которые нами правят.

Михаил КИСЕЛЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.