У демографической черты

Фото из личного архива Донатаса Бурнейки

C вступлением в Европейское сообщество, открытием границ и в Литве изменились миграционные процессы, что создало новые вызовы в демографических процессах, особенностях развития регионов, трудовых отношениях.

Какое влияние оказывают современные вызовы на развитие Литвы, ее регионов? Что нас ждет в будущем? На эти и другие вопросы отвечает заместитель директора Центра  социальных исследований Литвы, руководитель Института общественной географии и демографии, посол Международной ассоциации регионального сотрудничества в Литве, доктор наук Донатас Бурнейка.

— Согласно  проводимым исследованиям по уровню благосостояния Вильнюс, Клайпеда, Каунас занимают лидирующие позиции. Действительно ли в этих городах жить лучше, чем в Игналине или Зарасай, которые по уровню благосостояния находятся среди отстающих?

— Замечу, что разница в благосостоянии регионов фиксируется не только в Литве, но и в других странах. Это естественные процессы, что по уровню благосостояния регионы различаются. Может быть, это не совсем хорошо с позиции равных прав: люди должны иметь равные возможности независимо от географического проживания.

В этих исследованиях, как правило, используются разные индикаторы, определяющие благосостояние, но интересы конкретного человека могут существенно отличаться от выводов подобных исследований.

Например, для кого-то Вильнюс – слишком крупный город, некомфортный для проживания, а в Игналине – прекрасная природа. Молодой семье, воспитывающей детей, комфортно в небольшом живописном городке, где рядом и работа, и детский сад, и прекрасные места для отдыха. В принципе, получается так, что в регионе, по показателям, может быть, и отстающем, не совсем обязательно люди будут жить хуже. Только там будет жить другой состав людей, которых удовлетворяют эти условия, окружающая среда.

Такие сложные показатели, как, к примеру, благосостояние регионов, можно определять лишь по отдельным индикаторам. Например, по уровню заработной платы.  В Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде и в окружающих регионах зарплата выше, чем в других регионах Литвы. Такая ситуация сложилась еще в 1993 – 94 годах, так остается и сейчас. Но тенденции роста заработной платы в регионах и мегаполисах отличаются незначительно. Даже в отдельных регионах темпы роста зарплаты быстрее, чем в мегаполисах.

Вместе с тем заработок также относителен. Допустим, в Вильнюсе молодой специалист имеет возможность трудоустроиться на более высокооплачиваемую работу. Но в регионе он может арендовать жилье по гораздо более низким ценам. Таким образом, преимущества более высокой зарплаты в столице теряются.

Также в определенной мере двусмысленны и другие индикаторы, применяемые для анализа благосостояния. К примеру, количество машин на душу населения. В регионах и в крупных городах могут быть одинаковые показатели. Но надо учитывать еще и качество этих машин.

После восстановления независимости, с 1990 по 2010 год значительно сократились рабочие места в сельском хозяйстве, в промышленности. Зато появились места в сфере обслуживания, но уже  в других регионах,  в основном в крупных городах. Плановая структура экономики трансформировалась в традиционную, действующую в большинстве стран мира. В СССР слишком много людей работало в сельском хозяйстве, промышленности, потому что трудоемкость была слишком неэффективной. Количество рабочих мест в сельском хозяйстве сократилось в четыре раза. В промышленности упадок был несколько меньше, но при этом особенно пострадали средние по численности города Литвы.

В тот период оставшиеся без работы люди имели три возможности: уехать, найти работу неподалеку, может, в другом городе или стать безработными. Новые рабочие места сосредоточились в больших городах. Это породило большую миграцию. Со вступлением Литвы в Евросоюз появилась и новая опция – ЕС.

Самая большая миграция в регионах, далеких от центра, в северо-западной Литве – регионе между Клайпедой  и Шяуляй. Так сложилось, что северо-западные регионы Литвы – самые молодые. Здесь проживало много молодежи, и так случилось, что эмигрировали оттуда чуть ли не целыми классами, группами после окончания учебных заведений. Проблема не в том, что уезжают из регионов, а в том, что туда не приезжают.

— Насколько, на ваш взгляд, эффективны меры, предпринимаемые правительством по снижению эмиграции?

— Наша власть обеспокоена опустошением регионов. Но в принципе, миграционные потоки — это нормальные процессы урбанизации, которые происходят во всех странах. Современная экономика  ввиду своих технологических особенностей сосредотачивается в мегаполисах. Такая тенденция не будет вечно. Экономика вновь возвратится на периферию. И в Литве уже есть первые признаки этого.

По моему мнению, самая большая проблема в том, что для эмиграции выбирают заграницу, нередко навсегда покидая Родину. Нынешняя эмиграция обусловлена тем, что люди вынуждены приспосабливаться к новым экономическим условиям: уезжая из регионов, где не нужна рабочая сила, и перебираясь в те регионы, где она востребована.  Если бы это происходило внутри Литвы, то с сокращением жителей на периферии пополнялись бы наши города.  Люди в городах создавали бы новые ценности, пополняя государственный бюджет. А власть могла бы перераспределять средства  в регионы, которые потеряли людей. Но если жители Литвы эмигрируют за границу, то эту потенциальную прибыль получает,  к примеру, тот же Лондон.

Международная эмиграция не дает дополнительных денег непосредственно в казну государства. Хотя и полезна экономике, так как из-за рубежа переводят деньги в Литву, здесь они расходуются, но эта польза кратковременна. Государство теряет людей, которые могли бы работать. С уменьшением количества людей сокращается инфраструктура. Но Литва не исключение. Подобные миграционные процессы происходят и в других странах.

Миграция порождает и еще одну проблему – сегрегацию общества. Люди распределяются на богатых  и бедных, появляются престижные и проблемные районы, как в городах, так и в стране.

Как-то искусственно регулировать миграционные потоки, бороться с эмиграцией, на мой взгляд, то же, что и бороться с ветряными мельницами. Многочисленные декларируемые меры, как правило, принимаются лишь для получения голосов избирателей. Лучший метод борьбы с эмиграцией — это повышение благосостояния людей, улучшения жизни, создание привлекательных условий жизни в стране. Самая хорошая стратегия – создавать лучшую жизнь здесь.

Нынешняя миграционная стратегия не будет иметь эффекта, так как государство не знает реальной ситуации. С другой стороны – не думаю, что сумеет принять эффективную стратегию. Кроме того, не слишком в ней заинтересовано, потому стратегия будет работать медленно, а эффект нужен быстрый, ведь очередные выборы не за горами.

— Но ведь уже есть позитивные тенденции по миграционной статистике?

— Ситуация стабилизируется уже с прошлого года. Официальная статистика отличается от реальности. Ведь фактическая регистрация и реальный отъезд, как правило, не совпадают. Например, всплеск декларирования отъездов из Литвы произошел тогда, когда потребовали внести плату по страхованию здоровья. В то время даже давно уехавшие начали массово официально оформлять отъезд.  По информации статистики авиаполетов, по числу купленных билетов миграционный показатель становится  позитивным уже с 2016 года.

В то же время растет число приезжающих из третьих стран, особенно с  Украины.

— Как известно, с целью получения помощи из европейских фондов наши госчиновники планируют разделить Литву на два условных региона: Вильнюсский округ и вся остальная Литва. Ведь ВВП составляет в столице 102 процента от среднеевропейского, а у остальной Литвы – 62 проц. Таким образом, Литва могла бы рассчитывать на более значительную помощь в регионы. Насколько реальны такие планы?

— Думаю, в свое время была сделана ошибка, когда в европейских структурах Литва была представлена как один регион, хотя имела возможность быть разделенной от одного до четырех условных регионов. Но, вероятно, тогда посчитали, что будут слишком большие бюрократические издержки по обслуживанию нескольких регионов.

Поясню, что сейчас средства региональной политики ЕС выделяются регионам с учетом соотношения показателя их ВВП на душу населения со средним показателем ЕС. Всего есть три категории регионов. Больше всего средств получают наименее развитые регионы, где ВВП на душу населения менее 75% среднего показателя ЕС. Меньше средств получат переходные регионы, где показатель ВВП на душу населения находится между 75% и 90% среднего показателя ЕС, а еще меньше средств получают наиболее развитые регионы — где этот показатель более 90% среднего показателя ЕС. Хотя этот порядок постоянно меняется.

Пока треть помощи Литва получает как отсталый регион, другую треть — как отсталая страна, третья часть европейской помощи – это помощь сельскому хозяйству.

На мой взгляд, чтобы рассчитывать на большую европейскую помощь, надо было более тщательно подсчитать количество жителей. Сейчас, как известно, ВВП в Литве составляет 76 проц. от среднего ВВП по Евросоюзу, что дает возможность перевести страну в более развитый регион, тем самым уменьшив европейскую помощь. Мы лишь на один процент превысили планку среднего показателя по ЕС.

Но я убежден, что было просто плохо подсчитано, занижено число людей, проживающих в Литве. Опрос, проведенный в 2011 году, на основании которого ведутся статистические подсчеты количества жителей, был неточным. Если бы подсчет был проведен более тщательно, то количество людей было бы больше и, соответственно, уровень ВВП уменьшился. Даже визуально видно, что, к примеру, Эстония, имеющая такой же, как у нас, ВВП, реально живет лучше, добилась лучших результатов.

О несоответствии реального и декларируемого проживания говорят хотя бы данные больничных касс. По статистическим данным, в Литве проживают 2,850 млн человек. По данным системы обязательного страхования здоровья, застрахованы 3 млн человек.

Кстати, еще больше приблизится Литва к среднеевропейским показателям по уровню ВВП, когда выйдет из ЕС богатая Великобритания, и, соответственно, средний уровень ВВП по Евросоюзу снизится.

— Если сравнивать две столицы, нынешнюю и бывшую, Вильнюс и Каунас, то очевидно, что  в последние  годы Вильнюс стремительно сдает позиции. Многие связывают такие тенденции непосредственно с эффективностью руководства. Насколько значима роль руководителя  в развитии отдельных регионов?

— Не стоит чересчур многого ожидать от руководителей. Реально ситуацию меняют бизнесмены, предприниматели. А власть зачастую больше мешает, чем помогает. Ведь все ее шаги направлены на то, как понравиться избирателю.

Что касается успешного развития Каунаса, то нужно напомнить, что этот город находится в очень удобном географическом положении и, безусловно, предприимчивые люди будут использовать его преимущества. Надо отметить, что те проекты, которые внедряются сейчас, задумывались еще при прежнем руководстве.

А Вильнюс уже понемногу снижает инвестиционную привлекательность по сравнению  с предыдущими годами, когда он стремительно рос, а в стране были тенденции метрополизации – происходил быстрый рост населения и концентрация промышленных, финансовых и культурных функций государства в единственном  центре страны.  Это объективная реальность, которая происходит независимо от того, кто руководит. Но стоит отметить, что на более низком уровне управления в районах, небольших городах роль руководителя возрастает.

— Как вы оцениваете объявленный перевод Министерства сельского хозяйства в Каунас?

— Отрицательно. С точки зрения развития регионов, министерство нужно было бы, наверно, перенести в Шяуляй или Панявежис. Сейчас же, вероятнее всего, это лишь ослабит работу министерства, создаст структурные неудобства. Лучшие специалисты найдут себе работу в Вильнюсе, в Каунасе придется набирать новых. Кроме того, увеличатся транспортные потоки. В какой- то мере это выгодно строителям новых коммерческих, жилых зданий в Каунасе. Может быть, это решение обусловлено какими-то предвыборными обещаниями.

От того, что выиграет Вильнюс, выиграет и вся Литва. Развитие столицы надо использовать на благо всей Литвы.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития регионов компактного проживания нацменьшинств?

— Регион Юго-Восточной Литвы был одним из самых отсталых регионов. Так сложилось в послевоенное время, более образованная часть польского населения покинула его (особенно городское население). В основном этот регион был сельскохозяйственным.

Но этому региону повезло – рядом находится крупный мегаполис Вильнюс. В последние 10-15 лет произошли существенные изменения. По темпам развития прилегающие районы развивались даже быстрее самого города Вильнюса. Например, тенденции роста зарплат в Вильнюсском регионе выше, чем в самом городе.

Висагинас – самый быстро сокращающийся город в Литве. Сейчас там проблемы с занятостью. Кроме того, это был молодой город, жители которого мобильны, имеют профессиональные навыки. Эти причины и обусловили сокращение населения города. Городу необходимы новые рабочие места, неординарные инвестиционные решения.

— Какой будет Литва, например, лет через десять?

— Прогнозировать точно сложно. Многое зависит от каких-то внешних, неожиданных факторов. Но если условно представить, что развитие будет примерно таким же, как и сейчас, то, опираясь на некоторые объективные факторы, можно смоделировать будущее.

Сегодня самая большая группа людей, проживающих в Литве, – это те, кому 55-60 лет, а меньше всего — детей  в возрасте 10 -15 лет. Значит, через десять лет будет много уходящих на пенсию, но мало приходящих на рынок труда. Причем, замечу, такая тенденция не столь страшна с финансовой точки зрения, так как нынешняя зарплата лиц предпенсионного возраста составляет лишь треть от среднеевропейской заработной платы, тогда как зарплата молодых людей в возрасте 25-28 лет уже почти не отличается от среднеевропейской. Проблема возникнет в связи с нехваткой специалистов на рынке труда.

На периферии отток сохранится, но он не будет столь стремительным. Иммиграция будет больше эмиграции. Можно предположить, что через десять лет произойдет большой дисбаланс на рынке труда, будет не хватать специалистов. Но таким образом предоставляется хороший шанс для эмигрантов вернуться в Литву и занять освободившиеся ниши на рынке труда.

— Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.