Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.11.22 Текущий номер: N46 (1186) 16 ноября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

В поисках исторической истины

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2017 07 06, 0:03   |   Комментариев: 2

6 июля в Литве национальный праздник — День государственности, приуроченный ко дню коронации великого князя Миндаугаса в 1253 году. С этого события, как считают современные литовские историки, Литва ведет отсчет своей государственности, начало ориентации страны на западную римско-католическую цивилизацию. Дню коронации великого князя Миндаугаса сейчас придают особое значение, как первому самоопределению Литвы и интеграции в западный мир. Миндаугасу отводится выдающаяся роль в объединении Литвы. 25 октября 1990 года Верховный Совет Литовской Республики утвердил 6 июля (день коронации Миндаугаса) днем государственности.

Фото из архива «ЛК»

Фото из архива «ЛК»

О современной интерпретации исторических событий тех далеких лет – в эксклюзивном интервью «ЛК» историка, габилитированного доктора наук, старшего научного сотрудника Института истории Литвы Альгимантаса Каспаравичюса.

– Почему именно эта дата была выбрана из богатого исторического прошлого в качестве праздничной даты?

– В начале 90-х годов прошлого столетия на волне национального возрождения мы старались как можно больше узнать об истории нашей государственности. Искали определенный исторический фундамент для независимого государственного существования и ярких символических событий-знаков принадлежности к западному миру, которые помогли бы нам самим поверить в собственные силы. В то время это было очень важно, так как решался, по сути, гамлетовский вопрос: быть или не быть независимой Литве. В течение почти полувека советской аннексии литовская государственность, по сути, была размыта и уничтожена. Даже президент Михаил Горбачев в то время еще достаточно резко отказывался признать суверенность Литвы.  Мировое сообщество, оглядываясь на Кремль, тоже не спешило с признанием Литвы. Таким образом, коронация Миндаугаса в 1253 году, провозглашенная осенью 1990 года Днем государственности, стала напоминанием миру о тысячелетней истории литовской государственности и самоопределением Литвы на Запад. Этим литовцы как бы подталкивали исторические события вперед. После восстановления независимости 11 марта 1990 г. так разрабатывался и  укладывался идеологический фундамент современной литовской государственности.

Вместе с тем отмечу, что в современной Европе вы не найдете республики, которая праздновала бы день коронации своего короля, ведь республики имеют другую идеологию и совершенно другие политические ценности, нежели средневековые монархии. В этом плане Литва является ярким исключением из всей европейской традиции. Такое идейно-политическое раздвоение, по сути, означает лишь то, как легко исторические факты использовать в политических целях, и что современная Литва по большому счету еще не может называться республикой западноевропейского образца.

С исторической точки зрения вполне подтверждается факт, что первый и последний литовский король Миндаугас был коронован летом 1253 года. Но, к сожалению, историкам точно неизвестны ни место коронации, ни ее конкретная дата. Есть документ, который указывает, что Папа Римский Иннокентий IV издал буллу (документ) и уполномочил короновать правителя Литвы. Известный ученый-историк профессор Эдвардас Гудавичюс в девяностые годы, опираясь на исторические источники, вычислял время, в течение которого этот документ мог попасть в Литву. Он определил срок в полтора или два месяца для доставки документа из Рима в Литву. Время в пути зависело от субъективных факторов, погодных условий, политического климата на континенте. Это время выпадало примерно на конец июня – начало июля. Кроме того, в Средние века коронация обычно происходила в воскресенье. 6 июля 1253 года как раз и было воскресенье. Таким образом и была выбрана конкретная дата, которая впоследствии и стала одним из идеологических китов традиции литовской государственности.

– Почему именно день коронации Миндаугаса избран днем литовской государственности?

– Историки отмечают, что литовская государственность в определенном виде, естественно, существовала и до Миндаугаса. Однако до христианизации Литва оставалась полностью безграмотной и о той эпохе не оставила о себе никаких письменных источников. В 1251 году Миндаугас крестился, крестил своих родных, свой двор. Лишь спустя два года Папа Римский прислал ему корону как признание того, что Литва уже христианская страна,  принадлежит западному миру и может называться государством, то есть – королевством.

Здесь можно провести параллели с приходом к власти на Руси династии Рюриковичей. Они ведь также пришли на уже существовавшие определенные государственные основы, но именно с этой династии историки ведут отсчет Киевской Руси.

– Как известно, Великое княжество Литовское (ВКЛ) населяли люди разных вер и национальностей, оно охватывало обширные территории балтийских, славянских земель, в обиходе канцелярии ВКЛ был, по утверждению некоторых историков, старобелорусский, русинский язык. Так что же там было литовского?

– Хороший вопрос, который наглядно показывает, как изменился мир со Средневековья до наших дней. Конечно, если смотреть с позиций человека ХХI века, вы там не найдете каких-то значительных признаков литовскости. Особенно в современном виде. Но если смотреть глазами современника тех лет, там все было литовское: и властвующая династия, и название государства, и ее символы, и в особенности – проводимая великими князьями политика: стремление властвующей литовской династии к продвижению на Восток, занимаемые новые земли, крепости и города.

Исходя из традиций идеологии Средневековья, государство называется так, как себя называет его властитель. Сущность, субъективность и политическое содержание средневекового государства определяется по монарху, а не по какому-то «самоопределению» его подданных. Такая традиция в Европе держится до конца XVIII века – Великой французской революции, а в России – вплоть до Февральской революции 1917 г.  и отречения Николая II от престола. Дела обстоят именно так, а не наоборот. Если король величает себя литовцем, князем, королем или царем Литвы, значит, и все его подданные в политическом государственном смысле тоже «литовцы». И никому нет дела до того, на каком языке изъясняются его подданные, на каком языке они мыслят, мечтают или признаются своей избраннице в любви.

Кстати, национальная идентичность начинает в большей мере вырисовываться только в конце XIV века в Италии – в первую очередь в городах-республиках Генуе, Венеции и формируется в более-менее современном понятии лишь к концу XV – началу, середине XVI веков.  Формирование национальной идентичности – довольно кровавый исторический процесс. В Европе он идет сквозь и рядом с крестовыми походами, религиозными войнами и кровавой борьбой между престолами и династиями, а в России еще протекает и через опричнину Ивана Грозного. Кстати, язык общения в Средневековье не является определяющим фактором, города, как правило, были интернациональными.

Миндаугас, Витянис, Альгирдас, Кястутис, Витаутас или Иогайла – имена с чисто литовской семантикой. Литовской или балтийской по большому счету была и географическая гидронимика, топонимика территорий ВКЛ: названия рек, озер, холмов, местечек, территорий. Правда, потом предприняв нашествие на Восток, литовские князья женились на русских, принимали православную веру, а заодно и славянские традиции. Можно сказать, что уже через поколение, другое практически становились русскими. И в этом была определенная доля прагматизма: легче было управлять, если народ и его правители были одной веры. Некоторые даже становились святыми в Православной церкви. Так, например, князь Даумантас, один из политических противников Миндаугаса, после убийства короля Миндаугаса сбежал в Псков, крестился в православной традиции, приняв имя Тимофей, много лет успешно и храбро управлял Псковом, защищал его от многочисленных врагов и впоследствии стал даже святым Тимофеем в Православной церкви.

– Некоторые историки соседней Беларуси, находящейся на исторической территории ВКЛ, считают, что Литва первой успела «приватизировать» богатое историческое наследие ВКЛ. По их мнению, это, по меньшей мере, наше общее наследие. Какова ваша точка зрения по этому поводу?

– Думаю, что здесь проблема не в исторических фактах, а в том, что современная Беларусь ищет свои корни, свой национальный идентитет и историческую основу своей государственности и заодно нуждается в определенных исторических мифах. Ведь современная Беларусь стала самостоятельным государством лишь чуть более четверти века тому назад.

Надо отметить, что Беларусь сегодня успешно культивирует богатое культурное, историческое наследие ВКЛ, реставрирует старинные замки, устанавливает памятники князьям ВКЛ. Ведь важно не только построить государственный «храм», но и создать определенную историю и идеологию этого храма, поэтому и воссоздаются белорусскими историками забытые легенды, традиции, обычаи. На этой основе успешно развивается не только современная государственность Беларуси, но и экономика – туристическая отрасль.

Надо отметить, что в геополитическом плане ВКЛ было империей – государством с огромной территорией и с большими амбициями. Его исторического и культурного наследия хватит и для современной Литвы, и для Беларуси, и даже для современных Польши, России, Украины. Делить здесь ничего не надо, надо только воссоздавать и продолжать традиции гуманизма и терпимости ВКЛ, ценить и уважать исторические факты и эту нашу общую историю.

–  Уделялось ли внимание в советский период истории ВКЛ, или историческое возрождение состоялось лишь  в годы независимости?

– Можно отметить, что после войны до примерно 1980 года достаточно активно изучалось Великое княжество Литовское, много было написано научных трудов. Центрами изучения стали Вильнюс, Варшава, Ленинград, Москва. По сути, вся современная историография ВКЛ опирается на исследования того времени.

Скажу более, этот исторический период очень успешно использовался в политической пропаганде. Такие факты, что ВКЛ последним из европейских государств приняло христианство, 200 лет противостояло крестоносцам (т. е. Западу), свидетельствовали о ВКЛ, по версии советской исторической науки, как о государстве,  жители которого  стали стеной на пути западной экспансии на Восток. Дескать, литовский народ не хотел западной веры, западных ценностей. В такой версии хотя и были определенные исторические натяжки, но отчасти это было правдой. Литовские князья действительно почти 200 лет – c середины XIII до начало XV веков – успешно сдерживали наступление крестоносцев. В то время как, например, даже территориально более восточная Киевская Русь на 150 лет раньше приняла христианство, чем ВКЛ. Такие факты для советской пропаганды были очень подходящими. Особенно во время начальной стадии «холодной войны», когда советская идеология добивалась сплочения «советской нации» вокруг компартии и очень нуждалась во внутренней поддержке многонационального населения, в том числе и только что покоренной Литвы.

– Но здесь очевидны  противоречия в исторической науке: одни и те же факты интерпретируются по-разному. К примеру, современными историками коронация Миндаугаса в те далекие годы считается чем-то сродни нынешнему вступлению Литвы в Европейский союз…

– Замечу, что историю пишут люди, поэтому нельзя исключить фактор субъективности, даже если ее пишут специалисты, имеющие профессиональное образование. Если историю не написать, не зафиксировать, то она как бы и не существует. Ведь литовцы, русские, поляки, по сути, не имеют дохристианской истории. Нет веры в единого Бога, письменности, социальной элиты, занимающейся идеями, нет идеологии, никого не интересуют факты, их правдивость и интерпретации – нет, по сути, и истории в современном смысле этого слова.  История всегда начинается с мифов и политической воли и только со временем – то есть по социальному заказу – превращается в науку. Именно такова социальная суть истории.

История многогранна, зависима от ее интерпретации человеком. Поэтому так получается, что для каждой теории можно подобрать нужные факты истории и выстроить ту или иную историческую теорию в зависимости от времени, от культурно-социального заказа и идеологической потребности. История важна настолько, насколько она соответствует современным социальным требованиям и вызовам. История развивается вместе с обществом. Вне общества истории не существует. Хорошо известно, как история переписывается с помощью литературы, искусства, театра, кино, живописи, скульптуры и, особенно, политики.

В  исторической науке советского периода больше внимания уделялось князьям Альгирдасу, Кястутису, Витянису, которые противостояли крестоносцам. В современной Литве мы выстраиваем теорию таким образом, чтобы в конечном итоге все факты сложились в единое целое. Вместе с тем в современной исторической науке  мы не акцентируем внимание на наших победах против крестоносцев. Отдаем предпочтение другим историческим героям, говорим о Миндаугасе, который принял христианство, тем самым демонстрируя важность союза с народами  и ценностями Западной Европы.

Но замечу, что Литва не исключение в таком подходе к интерпретации исторических фактов, подобное происходит и в других странах. Это в очередной раз доказывает, что история – это живое существо, подверженное переменам: меняются взгляды на те или иные события, оценки исторических деятелей, политические карты – меняются и исторические акценты.

– В этой связи не могу не провести параллели с недавним прошлым – наши читатели со стажем, наверно, помнят, каким страшным идеологическим преступлением считалось появление где-либо, к примеру, геральдических знаков Великого княжества Литовского (как например, Столбы Гядиминаса). Сейчас под запретом – советская атрибутика. Неужели мы так и не сможем научиться примирению и терпимости по отношению к нашей общей истории, как, например, в странах Западной Европы? А может быть,  причины в ложном понимании государственности: дескать, захочу – помилую, захочу – власть, так сказать, употреблю? 

– Справедливости ради надо сказать, что и в советские годы в этом плане иногда происходили «чудеса». Например, на главных исторических воротах Вильнюса Аушрос Вартай («Ворота Зари») остались изображения литовских национальных символов:  герб «Витис» и Столбы Гядиминаса. Считалось, что это историческое наследие, и его никто не трогал. Так, публиковались символы ВКЛ и в научных трудах, исследовательской литературе. Но, конечно, появление где-либо в быту подобных символов воспринималось как политический, идеологический вызов, который мог повлечь за собой достаточно жесткое наказание.

Столь болезненная реакция на символику минувшего века в современной жизни свидетельствует, на мой взгляд, о низкой политической культуре. Этому есть и объективные причины. У Литвы – долгая тысячелетняя традиция государственности, но она с определенными пробелами. Мощная империя сменяется упадком, присоединением к соседнему государству, затем провозглашение восстановления Литовского государства, вновь потеря независимости и опять уже современное восстановление государственности. В результате нет исторической преемственности поколений, и каждое новое  поколение пытается выстраивать прямолинейный исторический путь. Но такого  в исторической природе просто не бывает. Как и каждый человек имеет  разные черты характера, разное поведение в разные периоды жизни, так и государство, народ, общество имеют разные исторические периоды.

На Западе намного шире и более либерально смотрят на историческую фабулу. Терпимо относятся к разным историческим периодам. Желание запрещать атрибутику других исторических периодов может происходить от отсутствия самодостаточности у определенной части народа или же недальновидности властвующей элиты. Появляются страхи, а с ними и желание душить все вокруг. Считаю, что в ракурсе истории это неправильно и несправедливо, так как умножает, а не уменьшает число исторических врагов.

– В Литве три праздника, символизирующих государственность: 16 Февраля, 11 Марта, 6 Июля. В чем особенность каждого из них? На ваш взгляд, какой из этих праздников самый главный? 

– 16 Февраля – юридическая основа и политический стержень Литовской Республики, фундамент, на котором стоит и строится «литовскость» и вся литовская идентичность. Замечу, что государственность сегодня для основной массы жителей Литвы является естественной и само собой разумеющейся вещью. Литовцы, вследствие Декларации 16 февраля 1918 г., из подданных Российской империи, живущих в то время в оккупированном кайзеровской Германией крае, стали гражданами Литовской Республики.

У Литвы был долгий путь государственности. Осознание этих исторических фактов дало определенный импульс для восстановления независимости уже в современный период, что и произошло 11 марта 1990 года. 16 Февраля – историческое начало демократической литовской государственности, а 11 марта 1990 года – лишь восстановление той государственности, которая была создана в 1918 году и защищена оружием и кровью в 1919–1920 годах.

Мероприятия 6 Июля, как правило, более зрелищны, хотя бы потому, что они проходят летом. В мире вообще принято приурочивать проведение праздничных мероприятий к летнему периоду. Например, в Великобритании есть такая традиция: государственный праздник «День рождения королевы» отмечать не в тот день, когда королева родилась, а летом. Кроме того, еще и дата подбирается с учетом прогнозов синоптиков. На проведение праздничных мероприятий смотрят более либерально.

Для Литвы идеологически более важны даты 16 февраля, 11 марта, а 6 июля – это более зрелищный праздник с небольшой долей идеологической нагрузки.

– Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Метки:  , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (2)
  1. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    …. во Владимиро-Суздальское княжество в котором возникла Москва ,это по вопросу об “древних украх “и Украине

  2. (85.232.146.233) timur2 пишет:

    русская государственность ведёт своё начало на почти 300 лет раньше со времени призвания Рюрика в Новгород и по прошествии нескольких лет взятия Киева его воеводой Олегом, который до этого захватили у хазар ( Киев был мелким северным пограничным городишкой хазарского каганата)его мятежные дружинники Аскольд и Дир которых Олег казнил за своевольство! До взятия крестоносцами восточного побережья Средиземного моря путь “из варяг в греки” был единственным торговым путём Западной и Северной Европы для торговли с Византией и Киев был важнейшим опорным пунктом , потом центр силы переместился…






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!