Вильнюс 100 лет назад: памятники

Фото из архива автора

Памятники являются неотъемлемой частью архитектуры любого города. В Вильнюсе сегодня в моде современное искусство, кольца под мостами, муравейник у парламента или знаменитая ржавая труба на набережной, которую иностранцы часто путают с частью канализационной системы города. А какие памятники были в моде в прошлом? Об этом в нашем новом цикле «Вильнюс 100 лет назад».

Жизнь памятника, как и человека, оказывается совсем короткой. Скульптуры сносят или демонтируют при смене государственного строя, ставят новые, которые вскоре ожидает та же незавидная участь. Так и в Вильнюсе, многие свидетельства о памятниках вековой давности остались лишь в истории. «Безусловно, памятники воздвигают в честь каких-то очень важных событий. Прежде всего для того, чтобы общество помнило о каких-то событиях или людях, чтобы формировать общество в целом. История Вильнюса в начале XX века очень изменчива, поскольку часто менялась власть, менялись и идеологические функции, поэтому многих памятников уже не существует», – говорит профессор Либертас Климка.

Еще в 1889 году возникла идея о создании памятника графу Муравьеву в самом сердце Вильнюса. Летом 1898 года началась доставка частей памятника. Ее осуществляли солдаты, назначенные по распоряжению командующего войсками Виленского военного округа. Окруженный громадной толпой зрителей, памятник плавно катился по длинному пути от железнодорожного вокзала до Дворцовой площади. Шествие продолжалось в течение двух дней по утрам, чтобы не останавливать уличное движение. Стоимость всех работ по сооружению памятника достигала почти 50 тысяч рублей. Баснословная сумма по тем временам. «Воздвигли памятник Муравьеву в Вильно в 1898 году. Скульптуру создал петербургский художник Матвей Чижов. Уже спустя два года в России была открыта подписка для повсеместного сбора пожертвований на памятник. Она шла очень успешно и скоро достигла суммы более чем 60 тысяч рублей. В 1915 году стали вывозить из Вильно все ценности, в том числе и памятник Михаилу Муравьеву. Существует легенда, что по дороге в Россию памятник пропал, а о его местонахождении неизвестно до сих пор. Некоторые говорят, что памятник переплавили на пули», – рассказывает професcор Л. Климка.

Фото из архива автора

Редкий горожанин, проходящий сегодня по Кафедральной площади, знает, что еще 100 лет назад здесь стоял памятник русской императрице Екатерине II. Мысль о сооружении памятника возникла еще в 1895 году, когда исполнилось ровно 100 лет со дня присоединения литовских губерний к России. Тогда же был создан и Комитет по сооружению памятника, который пригласил для разработки проекта знаменитого скульптора, уроженца Вильно – Марка Антокольского. В январе 1900 года этот человек изъявил готовность взяться за создание памятника. Торжественное открытие состоялось 10 сентября 1904 года. На торжествах собрались все видные люди Северо-Западного края, присутствовал даже великий князь Михаил Александрович, второй сын императора Александра III. «Представляете, скульптору заплатили гонорар в 150 тысяч рублей! По тем временам это были очень большие деньги. Кстати, в то время Антокольский жил в Париже, и скульптура была создана именно там. На торжественном открытии самого скульптора не было, так как незадолго до торжества он скончался. Интересно то, что если раскопать место, где стояла скульптура, то можно заметить ее основание. Оно так и хранится под площадью. Кстати, скульптура Екатерины II тоже исчезла. Это можно объяснить тем, что в 1917 году началась революция, и требовался металл для изготовления гильз», – объясняет Л. Климка

По задокументированным данным, после возведения скульптуры вокруг памятника был разбит сквер, а площадь приведена в надлежащий порядок. А вот как это место описывает знатный дворянин того времени Людвиг Чарковский в книге «Личные воспоминания 1867 года».

«Кафедральная площадь имела вид большой помойки, и только несколько казаков иногда гоняли там лошадей, чтобы те не застаивались. Временами еще какой-нибудь акробат-канатоходец щекотал нервы почтенной публики своими трюками. Когда зима выдавалась морозной и снежной, устраивали на площади «ледовые горы» на Масленицу. Летом площадь была полна пыли и сора, которыми при любом своем порыве ветер засыпал прохожим глаза. Весною и осенью же там все погрязало в болоте. И только зимою, когда замерзшую грязь присыпал белый снег, прохожие могли насладиться прогулкой по площади», – писал Л. Чарковский в воспоминаниях.

В современном Вильнюсе есть памятники личностям ушедшей эпохи. Например, прототипу доктора Айболита Цемаху Шабаду, который проживал в Вильно как раз сто лет назад. «Это живая легенда Вильнюса». Историк Симон Дубнов даже назвал его патриархом культуры литваков. Шабад был очень гуманным человеком. Вы никогда не замечали, как он изображен? Гуляя по Вильнюсу, ты словно нечаянно встречаешь прохожего – Цемаха Шабада, который разговаривает с маленькой девочкой, напоминая о том, что он был покровителем бездомных. Эта девочка принесла своего питомца, чтобы доктор осмотрел его. Памятник был поставлен сравнительно недавно, в 2007 году, однако об этой увековеченной личности мы будем помнить всегда.

Фото из архива автора

А вот история о другом памятнике – «Городском страже». В средние века Вильнюс опоясывала стена, строительство которой было начато горожанами в 1503 году для защиты от набегов татар. Ворота у пересечения улиц Траку и Пилимо являются одними из девяти городских ворот, у которых постоянно дежурила стража. В начале XX века,  до Второй мировой войны, в нише ворот стояла скульптура святого Кристофора. «Популярный памятник скульптора Станисловаса Кузмы «Городской страж» был установлен в 1973 году. Он находится там, где когда-то находились одни из основных оборонительных ворот столицы. Если присмотреться, то лицо стражника – грустное. Это говорит нам о том, что он устал от постоянных войн, он хочет спокойной и мирной жизни. Это своеобразная символика современного, мирного Вильнюса», – говорит профессор Л. Климка.

Сегодня Вильнюс называют городом ангелов. Символы-памятники можно заметить в самых необычных местах столицы. Историки шутят, что, как Брюссель трудно представить без «писающего мальчика», Копенгаген – без русалки, так и Вильнюс – без белых ангелов. Ну а история памятников прошлого осталась лишь в архивах Вильнюса.

Валерия ЛИТВИНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.