Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.12.13 Текущий номер: N49 (1189) 7 декабря
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2018 год

Воздушное пиратство

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2016 04 13, 14:00   |   Комментариев: 0

Недавняя история с захватом пассажирского самолета египетских авиалиний дала повод вспомнить о том, что с зарождением и развитием авиации терроризм приобрел крылья. 

Появился новый вид пиратства – воздушный, а угонщики (попросту – пираты) облюбовали одно из самых эффективных средств передвижения – воздушный транспорт. В авиационной терминологии появилось новое понятие – хайджекинг. Специалисты этим словом объединяют все, что связано с угоном, похищением воздушных судов. 

Фото из архива «ЛК»

Фото из архива «ЛК»

Немного истории

Когда и где впервые произошел хайджекинг – когда и где террористы впервые захватили самолет?

Первый случай попытки вооруженного захвата и угона самолета был зарегистрирован  в 1931 году в Южной Америке, а именно – в Перу. В дальнейшем, вплоть до 1967 года этот вид незаконного вмешательства в работу авиации не пользовался особой популярностью у преступников.

С 1931 по 1967 год было отмечено всего 65 случаев захвата и угона воздушных судов. И только с конца 60-х годов прошлого века, когда по Северной и Южной Америке, а затем и по всему миру прокатилась волна захватов и угонов самолетов, диверсий и шантажа, вопросы борьбы с воздушным терроризмом стали выдвигаться на первый план.

Угон самолетов гражданами Советского Союза носил совершенно иной характер, нежели у их «коллег» за рубежом.  Это была одна из возможностей нелегально вырваться за пределы СССР. Люди хотели покинуть не полюбившую их Родину по разным причинам: кто-то был не в ладах с законом, кто-то мечтал попасть в «экономический рай», кто-то…

Угон воздушного судна, совершенный гражданином СССР с целью бегства за границу, по антисоветским побуждениям квалифицировался по статье Уголовного кодекса «измена Родине». Также при несанкционированном вылете воздушного судна за пределы СССР применялась статья: «Незаконный выезд за границу и незаконный въезд в СССР», т. е. выезд без загранпаспорта и разрешения ОВИРа (Отдел виз и регистрации иностранцев).

До 3 января 1973 года воздушное пиратство в Советском Союзе наказывалось как злостное хулиганство, хищение имущества в особо крупных размерах, ибо самолет стоит недешево, и измена Родине. Угонщикам также необходимо было компенсировать материальные затраты, связанные с изменением курса самолета, и амортизационные расходы, связанные с полетом.

Воздушный терроризмом с каждым годом становился более заметным и изощренным, принося невинным авиапассажирам страх и мучения. Для борьбы с этим злом был принят ряд документов.

Так, в 1963 году Международная Организация гражданской авиации (ИКАО) принимает Токийскую конвенцию о преступлениях и некоторых  других действиях, совершенных  на борту  воздушного судна. В 1970 году ИКАО принимает очередной документ: «Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов».  В 1971 году подписана Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации.

Только в 1968 году в мире было совершено 27 актов воздушного пиратства, а к середине сентября 1969 года их количество увеличилось почти до 50. Это обстоятельство 3 октября 1969 года заставило одиннадцать государств ООН внести в повестку дня проходившей в то время   сессии Генеральной ассамблеи ООН пункт, озаглавленный «Воздушное пиратство».

14 ноября 1970 года Советский Союз стал 120-м государством Международной Организации гражданской авиации, а в 1972 году ратифицировал Гаагскую конференцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов.

Страна Советов вошла в число государств, которые уже весьма жестко реагировали на случаи воздушного пиратства.

Как все начиналось в СССР

По имеющимся на сегодня данным  история угонов воздушных судов в СССР началась более 60 лет назад.

8 января 1954 г. пассажирский Ли-2 Эстонского авиапредприятия, управляемый экипажем во главе с И. Гараниным, совершал рейс № 365 Минск – Таллин – Ленинград. Когда после вылета из столицы Эстонии самолет набрал высоту, бортмеханик Т. Ромашкин, выполнявший еще и обязанности бортпроводника, стал раздавать пассажирам прессу. На первом кресле по правому борту сидела молодая симпатичная женщина, за ней – мужчина лет тридцати в кителе офицера ВВС без погон, вероятно, демобилизованный авиатор. Всего пассажиров было пятеро, и, пробыв в салоне несколько минут, Ромашкин вернулся в кабину экипажа. Но дверь он закрыть не успел: в нее ворвался тот самый «авиатор», а за ним и женщина с первого кресла, оба вооруженные пистолетами. Последовала резкая команда: «Включить автопилот, руки вверх!». Намерения преступников были понятны – граница с Финляндией пролегала недалеко.

Неожиданное нападение застало безоружный экипаж врасплох, как поступить в этой смертельно опасной ситуации, каждый решал сам. Командир корабля и второй пилот А. Калиничев сидели в своих креслах, достаточно далеко от угонщиков, и в случае оказания сопротивления шансов на успех не имели. Ближе находились Т. Ромашкин и бортрадист В. Гладков, но вороненые стволы смотрели в упор прямо на них. Тем временем «авиатор» приказал своей сообщнице связать руки радисту и забрал у нее оружие. Вот он отвел взгляд от бортмеханика, чтобы посмотреть, как идут дела у напарницы, и тогда бывший фронтовик Ромашкин бросился на своих врагов. «Женщина от удара падает, а мужчина, отскочив назад, стреляет из обоих пистолетов. Тимофею обожгло шею, висок, бок. Он медленно оседает на пол», – писал в воспоминаниях Гаранин. Лишь несколько мгновений выиграл Ромашкин, но их хватило, чтобы в схватку вступили пилоты. После непродолжительной борьбы преступников удалось обезоружить и связать. Самолет вернулся в Таллин. Смертельно раненного Ромашкина доставили в больницу, но на следующий день Тимофей Терентьевич скончался. 25 января он был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно). И. Гаранина наградили орденом Красного Знамени, остальных членов экипажа – орденами Красной Звезды.

Воздушное пиратство в Литве

Первое упоминание о попытке угона самолета из литовских аэропортов относится к 1962 году. Вот как описан этот случай в докладной записке руководителя Литовской отдельной авиагруппы:

«В ночь с 10 на 11 апреля 1962 года в аэропорту «Клайпеда» группа преступников пыталась угнать самолет Як-12 и использовать его для полета за границу. В составе преступной группы участвовали два бывших работника клайпедского аэропорта: Микалаускас и Коялис.

Но так как угон провалился, преступники в 3 час. 30 мин. похитили автомобиль ГАЗ-51, принадлежавший аэропорту.

11 и 12 апреля преступники были задержаны и арестованы агентами КГБ.

На предварительном следствии установлено, что начальник аэропорта Галютин на протяжении длительного времени излишне доверял Микалаускасу, обучил его ездить на автомобильном транспорте, доверял работать на КДП (командно-диспетчерский пункт.- Прим. ред.).

Похитив карту, Микалаускас заявил, что его учил летать пилот Сегаль, который брал его в самолет при рулении от МС (место стоянки. – Прим. ред.) до насыпи извести, что является нарушением НПП.

Мосину, заместителю по наземной службе Шалупову обеспечить Клайпеда, Каунас, Паланга, Панявежис, Шилуте, Рокишкис гладкоствольными ружьями с разрешения милиции.

Галютину – объявить выговор. Возложить взыскание на Сегаля».

Следующая попытка угона состоялась спустя 8 лет – 13 ноября 1970 года. В этот день была предпринята попытка захвата самолета Ил-14, выполнявшего рейс Вильнюс – Паланга, двумя преступниками. Все обошлось без жертв.

Еще через 8 лет – 9 апреля 1978 года – попытка захвата самолета Як-40 с 14 пассажирами на борту, который выполнял рейс по маршруту Паланга – Рига – Таллин. Угонщиком оказался 23-летний житель Москвы Афонин. Угрожая пистолетом Марголиса, террорист требовал лететь в Швецию. После отказа экипажа выполнить его требования угонщик произвел 11 выстрелов в дверь кабины самолета и стены фюзеляжа.

Самолет посадили в Пярну. Афонин был задержан.  Интересно отметить, что билет был приобретен в Риге по документам некоего Миронова.

26 июля 1973 года – попытка захвата самолета Ил-14, выполнявшего рейс Вильнюс – Паланга. Угонщик один. Во время операции по захвату один человек ранен.

6 ноября 1977 года – попытка захвата самолета Ан-24 на рейсе Паланга – Вильнюс. Эта попытка носила огромный политический смысл, была предпринята в канун 60-й годовщины Великой Октябрьской революции.

Угонщик – безработный, 1959 года рождения, уроженец Литвы, Альвикас, под угрозой взрыва гранаты «Ф-1» вынуждал экипаж следовать в Швейцарию. Самолет был посажен в Вильнюсе. У Альвикаса был изъят деревянный муляж гранаты «Ф-1».

17 ноября 1985 года – попытка угона самолета Ан-24 рейса Таллин – Рига – Вильнюс. Угонщиков двое –  Щербаков А. В., 1947 года рождения, пожарный и его жена – Малышева О. В., 1954 года рождения, экономист. Под угрозой взрыва самолета они требовали следовать в Швецию. Экипаж произвел посадку самолета на военном аэродроме Хаапсалу, где угонщики были задержаны.

В качестве муляжа взрывного устройства террористы использовали часы «Севан» и школьный компас. Щербаков и Малышева были осуждены соответственно на 15 и 5 лет лишения свободы.

История одного угона

Это случилось 18 апреля 1990 года. Мне, тогда корреспонденту газеты «Вечерние новости», позвонили из линейного отдела транспортной милиции Вильнюсского аэропорта и под «большим секретом» сообщили: «Срочно приезжай! В аэропорту объявлен план «Набат».

Заявление весьма серьезное. Дело в том, что «Набат» вводится в действие при захвате террористами воздушного судна. Уже через несколько минут я был на месте событий.

…В 8 часов10 минут в аэропорту Вильнюса совершил вынужденную посадку самолет Ту-134 Ленинградского управления гражданской авиации, на борту которого находились 76 пассажиров. Рейс из московского аэропорта Шереметьево в Ленинград был прерван по требованию одного из «вооруженных» пассажиров, находящихся на борту самолета.  Этим угонщиком оказался некто Игорь Калугин, по первоначальным данным – член московской организации «Апрель».

К операции по захвату воздушного пирата были привлечены вооруженные силы, которые оцепили аэропорт. В режиме готовности находились бойцы спецгруппы.

После посадки самолет поставили на специальную стоянку, которая использовалась именно в экстренных ситуациях. В переговоры с угонщиком было поручено вступить исполняющему обязанности директора по авиационной безопасности авиакомпании «Летувос авиалинийос» Георгию Негрибецкому.

Георгий вспоминает: «Террорист находился в самолете, а я под фюзеляжем. Диалог шел через открытую дверь. После нескольких минут общения мне стало ясно, что его можно обезвредить без применения оружия и без привлечения группы захвата. Когда подали трап и угонщик стал спускаться, мы с коллегой из транспортной милиции Здиславом Овсянко захватили его, посадили в машину и доставили в следственный изолятор».

После завершения операции Г. Негрибецкий любезно согласился ответить на мои вопросы.

– Так кто же на самом деле был этот террорист? Какие требования он выдвигал?

– Им оказался житель Москвы Игорь Сергеевич Калугин, 1943 года рождения, – рассказал Г. Негрибецкий. – Вначале он представился председателем правления Московского отделения Союза писателей, но после выяснений оказалось, что он состоит на службе в театре «Современник» пожарником. В 1987 году в Вильнюсе его крестили. Здесь у него много друзей и знакомых.

По его словам, он летел в Ленинград на телепередачу «Пятое колесо». И вот по дороге у него появилось желание посетить Литву.

В начале полета «пират» поинтересовался у одного из пассажиров, гражданина Кубы, не приходилось ли ему раньше бывать в Литве. Получив отрицательный ответ, Калугин пообещал: «Сегодня будешь!»

Своими действиями он решил привлечь внимание к своей персоне как в нашей стране, так и за рубежом. И. Калугин заявил: «Хочу сделать себе паблисити».

Но его основная цель – обратить внимание всего мира на события, происходящие в Литве. Одно из его требований: встреча с Председателем Президиума Верховного Совета Литвы В. Ландсбергисом и проведение пресс-конференции с участием иностранных журналистов.

– По Республиканскому радио прозвучала информация, что он психически не здоров. Так ли это?

– Во время беседы с ним ощущались такие моменты. Например, он заявлял, что взорвет самолет и половину Литвы, при этом с ним ничего не случится, ибо он вечен. По каналам МВД поступила информация, что И. Калугин состоит на учете в одной из московских клиник. Транспортная прокуратура Литвы возбудила уголовное дело.

– Какое наказание ожидает И. Калугина? Сколько будет стоить его «паблисити»?

– За попытку и угон транспортного средства – до 15 лет лишения свободы. В данной ситуации акт захвата самолета был выполнен, так как воздушное судно находилось под контролем угонщика и выполнялись все его требования. Если же Калугин будет признан больным, то суд может его освободить.

Дополнительно к возможным 15 годам заключения ему еще придется оплатить расходы, связанные с проведением операции по его задержанию. Это и простой самолета, заправка его топливом, техническое обслуживание, работа милиции, МВД, КГБ.

Мне также удалось встретиться с членами экипажа ленинградского самолета Ту-134 и задать им несколько вопросов.

– Как это все произошло?

– После взлета из аэропорта Шереметьево, при наборе высоты, бортпроводница условным сигналом постучала в кабину и сообщила, что пассажир средних лет с крестом на груди требует изменить курс и направить самолет за пределы СССР, – рассказал второй пилот экипажа Владимир Гончаров. – На размышление он нам дал семь минут. В случае отказа он применит биологическое оружие. Это было первым условием. Второе условие – прямая связь с Президентом СССР М. Горбачевым. По команде командира я вышел на переговоры с террористом. Он потребовал изменить курс и совершить посадку в Каунасе.

– Мы объяснили ему, что технические возможности Каунасского аэропорта не позволяют выполнить посадку, – дополнил командир корабля Владимир Замышляев, – И предложили приземлиться в аэропорту Вильнюса. Второй пилот вновь отправился на переговоры и объяснил ситуацию. Тогда-то он и согласился на посадку в Вильнюсе, при условии прямой связи с Председателем Президиума Верховного Совета Литвы В. Ландсбергисом. Он постоянно держал за плечом сумку и на коленях целлофановый пакет и говорил, что там находится биологическое оружие.

– Мне четыре раза приходилось выходить на переговоры с террористом, – сказал В. Гончаров, – Мы вели с ним разговор вплоть до приземления. После приземления он потребовал представителей властей.

– В вашей летной практике ранее случались аналогичные случаи?

– Нет, – ответили командир и все члены экипажа. – Мы летаем более 25 лет, и дай бог, чтобы это был первый и последний случай.

… После досмотра и проверки самолета в 12 часов экипаж продолжил свой рейс по маршруту Москва – Ленинград. Полет продолжили 74 пассажира, один из авиапутешественников отказался от дальнейшего полета, а еще один остался в следственном изоляторе.

…Так завершилась ПОСЛЕДНЯЯ попытка угона воздушного судна в воздушном пространстве Литвы.

Николай ЖУКОВ

Метки:  , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (0)



В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!