Враги реальные и мнимые

Что изменится в мире и у нас после того, как Париж потрясли теракты?

Европа, будем надеяться, осознает, кто есть ее реальный враг, а кто — мнимый. Когда люди массово гибнут от пуль и бомб в центре города, понять это не так трудно. Увы, пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Альгирдас ПАЛЕЦКИС, политолог

Это новое сознание, по всей видимости, подтолкнет Евросоюз к антиигиловской коалиции с Россией, так как только совместно, как и 70 лет назад, можно победить воплощенное зло. Следовательно, санкции и другие  попытки изоляции России, скорее всего, будут сворачиваться. А мягко говоря, несговорчивое правительство Украины попадет в еще более неловкое положение.

Европе и Америке тем самым придется так или иначе признать ошибочность своей прежней политики на Ближнем Востоке и в Северной Африке. И начать новый курс или как минимум корректировать нынешний. Тем более — на фоне кризиса беженцев.

Западу также придется начать реальную борьбу с ИГИЛ и ему подобными и отказаться от заигрывания с «умеренными» исламскими радикалами. Это потребует дополнительных миллиардов евро от в принципе стагнирующих европейских экономик, что никак им не поможет. А также — ограничения гражданских прав своего населения. Особенно деликатным станет вопрос исламской диаспоры в Европе, так как эти ограничения в первую очередь затронут ее.

В целом исламский вопрос в Европе встает ребром. Дело в том, что ислам — живая религия, реально мотивирующая ее последователей. К сожалению, часть из них, как часть христиан в былые времена, становятся фанатиками. Неудивительно — ислам моложе христианства на шесть веков.

Европа же в основном — территория атеизма и потребительства. Считая религии пережитком прошлого, Европа сильно ошиблась. Их роль в мире растет. Так устроен человек. Католицизм же и  протестантизм в Европе почти истощились, в то время как православие и ислам — скорее наоборот. Этот аспект многие нaши аналитики упускают из виду, тем самым не видя глубинных связей сфер духовной и материальной.

Таким образом, исламский вопрос Европе будет очень сложно решить, так как исламская диаспора и коренное население живут если не в двух разных мирах, то, по крайней мере, руководствуются разными ценностями. (Россия в этом смысле находится в более выгодной ситуации, так как там православные и мусульмане живут бок о бок испокон веков.)

Парижские теракты также показали, какая разветвленная сеть террористов создана в сердце Европы. Ответные меры полиции не сразу решат проблему и на определенный срок еще более ожесточат террористов, разогреют в них желание отомстить. И запугать всех. Поэтому угроза существует и у нас в Литве, как активном члене НАТО.

Следовательно, вкачав миллиарды в оборону от предполагаемой агрессии с Востока, теперь наша власть будет вкладывать скудные бюджетные средства в анти-террористические меры. И аргумент будет серьезный, так как угроза тоже серьезная. Тем более, что последние осечки нашей полиции показали ее лицо.  И это — последствие того же недопонимания, кто наш реальный враг, а кто — мнимый.

Альгирдас ПАЛЕЦКИС, политолог

Враги реальные и мнимые

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.