Вред экологии нанесен не будет — гарантировано!

Одна из сложнейших задач, с которой столкнется в ходе работы Белорусская АЭС, заключается в нейтрализации отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов. В принципе, заботу об этом в соответствии с контрактом берет на себя российская госкорпорация

«Росатом», являющаяся генеральным поставщиком технологии и оборудования для АЭС. Насколько там готовы к выполнению своих функций в этой непростой сфере?

О том, какие новые технологии применяют российские атомщики для обеспечения экологической безопасности, рассказал директор по государственной политике в области радиоактивных отходов, отработавшего ядерного топлива и вывода из эксплуатации ядерно- и радиационно опасных объектов госкорпорации «Росатом» Олег Крюков:

— В начале 2000-х годов стало понятно, что проблемы, связанные с ядерным наследием советских времен, прежде всего с большим количеством накопившегося за несколько десятилетий отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и радиоактивных отходов (РАО), необходимо решать, так как состояние отдельных объектов стало трудно контролировать. Была разработана федеральная целевая программа по обеспечению ядерной и радиационной безопасности, рассчитанная на период по 2015 год, целью которой было комплексное решение возникших проблем. Уже можно сказать, что ФЦП ЯРБ-1 успешно завершена с перевыполнением почти на 10 процентов. В частности, вывезено и размещено на долговременное хранение или на переработку 28,5 тысячи отработавших тепловыделяющих сборок реакторов различного типа, как энергетических, так и исследовательских. Решена задача по реабилитации 2,7 миллиона квадратных метров загрязненных радионуклидами территорий — на миллион с лишним квадратов больше, чем планировалось.

Самым главным итогом стало то, что кризис, связанный с ядерным наследием, преодолен. Все объекты, которые десять лет назад вызывали тревогу у специалистов, сегодня приведены в безопасное состояние. Создано около 50 уникальных технологий обращения с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами. И теперь, получив колоссальный опыт работы с объектами наследия, мы готовы приступить к выполнению следующей ФЦП.

— Какие основные целевые показатели заложены в новой про-

грамме?

— Назову некоторые. Предстоит вывезти 83 тысячи отработавших топливных сборок и переработать 3 тысячи тонн отработавшего ядерного топлива. Планируется вывести из эксплуатации 82 ядерно- и радиационно опасных объекта. Надо будет законсервировать семь промышленных уран-графитовых реакторов. В планах также реабилитация 4,3 миллиона квадратных метров территории. Наконец, должно быть завершено создание наиболее сложных объектов инфраструктуры единой государственной системы обращения с радиоактивными отходами, без чего не может быть достигнута главная цель — обеспечение эффективного и безопасного обращения с радиоактивными отходами.

— Международные эксперты отмечают, что Россия — одна из немногих стран, имеющих технологии безопасного обращения с отработавшим ядерным топливом реакторов АЭС. При этом называют не имеющие аналогов построенные и возводимые комплексы по хранению и переработке ОЯТ на Горно-химическом комбинате в Железногорске. В чем его особая роль?

— Прежде всего там накоплен большой опыт централизованного хранения отработавшего топлива. Мы начинаем уходить от «мокрого» хранения ОЯТ в бассейнах с водой к «сухому» варианту, где отсеки с ОЯТ охлаждаются воздухом. Эта технология основана на пассивном принципе обеспечения безопасности — даже при потере энергоснабжения будут сохранены все условия безопасного хранения ОЯТ за счет естественной конвекции охлаждающего потока воздуха.

— А что вы скажете о переработке отработавшего топлива?

— На ГХК строится опытно-демонстрационный центр по переработке отработавшего ядерного топлива. Это инновационный радиохимический завод, отличительной чертой которого является полное отсутствие жидких технологических сбросов за счет создания замкнутого водооборота и отверждения образующихся радиоактивных отходов. По экологическим показателям он будет превосходить другие перерабатывающие предприятия, действующие в России и за рубежом. Вскоре мы должны сдать пусковой комплекс опытно-демонстрационного центра с исследовательскими камерами, рассчитанными на переработку до 5 тонн ОЯТ реакторов ВВЭР-1000 в год. А в 2020 году планируется завершить строительство второй очереди производительностью 250 тонн ОЯТ в год, а также отработать технологии фракционирования минорных актинидов (опасных радиоактивных элементов, накопившихся в ядерном топливе при работе в реакторах АЭС) для существенного снижения радиотоксичности захораниваемых

отходов.

— Одно из главных событий в атомной отрасли — открытие производства так называемого ядерного МОКС-топлива.

— Да, на Горно-химическом комбинате впервые в мировой практике создан завод по фабрикации смешанного уран-плутониевого топлива (МОКС-топлива) для прототипа коммерческого реактора на быстрых нейтронах БН-800 четвертого блока Белоярской АЭС. Для России это первый шаг по промышленному вовлечению потенциала плутония в ядерный топливный цикл. До этого повторно использовалась только часть продуктов переработки — регенерированный уран для производства ядерного топлива реакторов РБМК и получаемый при переработке ОЯТ на заводе РТ-1 производственного объединения «Маяк», а плутоний отправлялся на склад. Именно этот плутоний и был использован для стартовой загрузки реактора.

— Не менее важная задача — утилизация радиоактивных отходов, накопленных за многие десятилетия. Как она решается?

— В соответствии с действующим федеральным законом «Об обращении с радиоактивными отходами» все они должны быть захоронены. В стране проведена первичная регистрация радиоактивных отходов, накопленных до вступления в силу этого закона, и мест их размещения. Одновременно строятся пункты централизованного захоронения для вновь образующихся отходов АЭС, предприятий топливного цикла и организаций, использующих источники  ионизирующего излучения в своей

деятельности.

—  Сколько таких пунктов планируется построить?

— Есть несколько видов пунктов захоронения радиоактивных отходов. Для РАО первого и второго класса достаточно одного пункта захоронения. Для РАО третьего и четвертого классов таких пунктов будет несколько, и первый из них уже построен на территории Уральского электрохимического комбината в Новоуральске. Кроме того, будут созданы пункты для захоронения отходов добывающих предприятий и полигоны для захоронения очень низкоактивных РАО.

— Не секрет, что в ряде регионов эти планы у некоторых людей вызывают опасение и даже страхи.

— Мы занимаем позицию открытости по отношению к обществу. Наша дирекция методично отвечает на все вопросы, которые люди присылают. Кроме того, мы выезжаем в регионы, где планируется строительство пунктов захоронения и других объектов инфраструктуры, и добиваемся результатов — уже согласовано строительство большинства таких пунктов.

Подготовил Владимир ЯКОВЛЕВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.