Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.09.23 Текущий номер: N38 (1178) 21 сентября
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Я ненавижу кляузников

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2011 11 03, 0:02   |   Комментариев: 2

Первую серию воспоминаний о работе военных прокуроров мои читатели – я знаю об этом из личных встреч и телефонных бесед – встретили благожелательно. За что им спасибо.

Однако нашлось и немало тех, кто назвал мои рассказы вымыслом или мало похожими на правду.

Я самым категорическим образом отвергаю утверждения того или тех, кто считает, что мои воспоминания мало похожи на правду. Так могут говорить малограмотные, абсолютно ни в чем не разбирающиеся люди. Или просто-напросто завистники.

Любопытно, разве сами критики допускают, что можно придумать историю с ЧП на аэродроме Зуокняй?  А такое ЧП действительно имело место и об этом знают люди, проживающие в Шяуляй, а также многие офицеры, оставшиеся в Шяуляй после увольнения.

Как я могу писать неправду о генерале Жуке, когда об этом знают многие бывшие офицеры дивизии, до сих пор проживающие в Вильнюсе?

Как я могу писать неправду о краже 35 пистолетов и 500 патронов в полку гражданской обороны из Тяльшяй, если об этом знали и знают еще здравствующие военнослужащие того полка, а также офицеры республиканского военкомата, поскольку кражу совершил сын офицера из этой структуры?

Так же я могу ответить по любому опубликованному рассказу: об автокатастрофе в городе Советске, о заместителе командира дивизии из Черняховска и так далее. Примеров можно привести много, но я считаю, что и этого вполне достаточно, чтобы угомонить моих недругов.

Все, что я написал и буду писать, – правда. А для чего, собственно говоря, была создана военная прокуратура? Она для того и существовала в армии, чтобы вести борьбу с преступниками, заставлять военнослужащих блюсти законы.

Не исключено, что мои воспоминания не нравятся тому, кто лично имел дело с прокуратурой. Но, скорее всего, мой критик – просто-напросто завистник. В таком случае ответ может быть один: если не нравится, то не читайте «Литовский курьер».

Я ненавижу кляузников, завистников, и мне просто обидно, когда тот или иной о работе прокуратуры абсолютно ничего не знает, но пытается как-то гадить, стремясь оболгать военных прокуроров, среди которых было немало юристов очень высокого уровня.

С уважением к читателям Александр АСОВСКИЙ, гвардии полковник юстиции в отставке, заслуженный юрист Литвы.

 

Аналитики лжи

В последние годы расплодилось всякого рода рассказчиков, «открывающих» новые, ранее неизвестные «факты» Великой Отечественной войны. Одна из благодатных тем «нью-историков» и «нью-исследователей» – рассказы о массовых зверствах, которые якобы Красная армия творила на просторах Европы.

Замечу: в основной своей массе такие «исследования» – полнейшая чушь. Поскольку до каждого военнослужащего Действующей армии и флота было доведено требование: ни в коем случае не обижать граждан на освобожденных территориях.

«Ньюсмейкеры» XXI века, плодя свои рассказы, абсолютно забывают сказать, что сразу же после изгнания немецко-фашистских войск с территорий Советского Союза и вступления войск Красной армии на территории европейских капиталистических стран, был издан приказ Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина о надлежащем поведении наших солдат и офицеров на данных территориях. Смысл военного приказа был ясен, прост и жесток: никаких краж, мародерств, насилия, глумления в отношении местного населения. Тех, кто совершит преступления, должно настигнуть строжайшее наказание вплоть до расстрела.

Этот приказ послужил отправной точкой в работе военных прокуроров, поскольку требовал немедленного расследования, если с местным населением случится что-то серьезное по вине наших военнослужащих. Надо сказать, что несмотря на всю строгость приказа и жесткий контроль, имели место одиночные случаи мародерства, краж и других преступлений. Именно о таком случае я и хочу рассказать.

Дело было на территории Венгрии в районе города Дьёр. Двое бездельничавших красноармейцев забрели в один из домов, где попытались изнасиловать женщину, причем на глазах ее взрослых детей. К счастью, осуществить задуманное не удалось.

Одна из девушек выскочила из дома и сообщила о происходящем первому встречному офицеру Красной армии. Как выяснилось позже, он командовал подразделением «катюш», располагавшимся в близлежащем лесочке. Офицер, не долго думая, вбежал в дом и предотвратил насилие.

Ужасное не свершилось. Однако об этом случае было немедленно сообщено в военную прокуратуру 53-й стрелковой Ново-Украинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. И прокурор дивизии принял решение начать расследование.

На место преступления буквально менее чем через полчаса прибыл я. После допроса потерпевшей, дочерей и офицера-командира «катюш»,  стало ясно, что совершили данное преступление солдаты из того же расчета, который обслуживал «катюшу». В те дни особых боевых действий не происходило, дивизия ждала доукомплектования, так как понесла потери в предыдущих боях. На доукомплектование, ремонт и техническое обслуживание вывели и «катюш». Контроль над военнослужащими вне боевых позиций оказался ослаблен. Вот двое подонков и соблазнились…

Командир дивизии генерал-майор Д. Василевский (однофамилец маршала Советского Союза) приказал начальнику политотдела дивизии и всем политработникам провести в каждом подразделении беседы, рассказать о происшествии и предупредить, что впредь такие поступки и преступления повлекут за собой суровое наказание. Профилактики ради к этой же работе подключили офицеров военной прокуратуры, военного трибунала и особого отдела Смерш. Общие усилия возымели действие. До окончания войны в частях дивизии не было ни одного случая мародерства, краж или разнузданного поведения к местному населению.

Что касается двух солдат из подразделения, обсуживающего «катюшу», суд направил их в штрафную роту. Каковой оказалась их дальнейшая судьба, мне не известно.

Главное на тот момент заключалось в том, что преступление было пресечено в самом его зародыше.

 

Педофил в погонах

Сейчас точно не помню, в каком году это было. Но в бытность заместителем военного прокурора Вильнюсского гарнизона мне пришлось расследовать тяжкое преступление, совершенное подполковником Будинасом, который проходил службу в Республиканском военном комиссариате. Подполковник занимался культурно-воспитательной работой, в том числе в общеобразовательных школах Литвы.

Как-то по долгу службы подполковник Будинас выехал в Тяльшяй. Цедь командировки: проверка состояния  воспитательной и спортивной работы в одной из тяльшяйских средних школ. Там-то подполковнику приглянулась ученица 10-го класса. Офицер решил пригласить ее для беседы, что, в общем-то, подозрений ни у кого не вызвало, поскольку было вполне логично. Красавица  оказалась с ним наедине.

Между тем дело шло к вечеру. Но, казалось, офицер этого вовсе не замечал. Чтобы затянуть время, подполковник задавал ей множество разных вопросов, в том числе не связанных с учебой. И вдруг перешел к вопросам любовного характера.

Как и следовало предполагать, педофил не смог обуздать страсть. Не сдержался, набросился на девушку, стал ее целовать, обнимать со всеми вытекающими последствиями. Наконец стянул с ее прекрасного тела трусики и удовлетворил свое дикое желание.

Девушка прибежала домой и обо все рассказала матери. Поднялся шум, стали выяснять, кто именно этот подполковник, откуда прибыл и куда убыл. В итоге директор школы сообщил о случившемся военному комиссару Литовской ССР, а тот поставил в известность военную прокуратуру.

Я немедленно направил в Тяльшяй старшего следователя капитана юстиции Георгия Мылко. Тот допросил потерпевшую, которая подтвердила факт сексуального насилия, совершенного над ней  подполковником Будинасом, и подробно рассказала о том, как все происходило. Затем Мылко допросил мать потерпевшей, учителей, которые охарактеризовали ученицу только с положительной во всех отношениях стороны.

Вернувшись в Вильнюс, Мылко доложил мне, что все факты нашли свое подтверждение.

Я позвонил в Республиканский военкомат и предложил подполковнику прибыть в прокуратуру для допроса. Но оказалось, что офицер, почуяв неладное, лег в военный госпиталь, сославшись на сильные головные боли и головокружение. Впрочем, было понятно, что Будинас просто валяет дурака, стремясь тянуть время.

Я лично его допросил. Подполковник вначале все отрицал, но когда я ему показал материалы дела, то вину свою признал частично.

Допрошенные отдельные офицеры республиканского военкомата охарактеризовали подполковника как бабника, ведущего непонятный образ жизни. Во время произведенного в квартире подполковника обыска была обнаружена записная книжечка. В ней  мелкими буквами были указаны имена не менее двухсот женщин, с которыми Будинас имел связь в большой степени интимную. Кстати, в книжечке были указаны фамилии и некоторых жен офицеров гарнизона. Но чтобы не разрушать семью, было принято решение не заниматься другими эпизодами возможных преступных деяний, совершенных педофилом, а ограничиться привлечением подполковника к уголовной ответственности за преступление, совершенное в отношении ученицы из Тяльшяй.

После этого подполковник полностью признал свою вину.

Я арестовал Будинаса прямо в госпитале и препроводил его в Лукишкскую тюрьму. Впоследствии военным трибуналом он был приговорен к четырем годам лишения свободы. Так закончилась его офицерская карьера.

 

Взяточница

Секретарем военного комиссара республики генерал-майора Петрониса работала женщина, фамилию которой я не помню, но  имя в памяти осталось –  Нора. Не исключено, что она здравствует и сейчас.

Все мы знали генерала Петрониса как честного офицера и трудолюбивого человека. Петронис – участник Великой Отечественной войны, воевал в 16-й Литовской дивизии. Занимая ответственные посты, дослужился до генерал-майора. Как в войну, так и после нее генерал-майор Петронис честно и добросовестно выполнял свой долг, заслуженно пользовался большим авторитетом как в военкомате ЛССР, так и во всех районных и городских военкоматах республики. Генерал был в почете у командования Прибалтийского Краснознаменного военного округа.

Но Петронис и знать не знал, что его секретарша – взяточница. Она без ведома генерала звонила (почему-то чаще всего в Клайпедский горвоенкомат) и от имени Петрониса давала команду такого-то юношу не призывать на службу в армию или освобождать от военных сборов. За свои услуги взяточница получала так называемые боны. То есть, специальные расчетные средства, которыми государство расплачивалось с моряками во время загранплавания.

Во времена СССР существовали магазины торговой системы «Березка», в которых закупки осуществляли преимущественно моряки, рассчитываясь именно бонами или  иностранной валютой. Надо сказать, ассортимент в «Березках» был по тем временам просто сказочный. Можно было приобрести дорогую и модную одежду и обувь, отличную косметику, алкоголь, сигареты. Одним словом, все то, чего не было на прилавках обычных магазинов и чего сегодня навалом в любой Maxima.

Одним словом, секретарша Нора открыла для себя клондайк. Однако вскоре о преступной деятельности секретарши стали поступать анонимные письма в прокуратуру. Даже решался вопрос о привлечении ее к уголовной ответственности. Но следствие, которое наверняка получилось бы шумным, затронуло бы ни в чем не повинного генерал-майора Петрониса в том смысле, что это было бы неприятным и неприличным эпизодом в его биографии. Поэтому по согласованию с соответствующими партийными органами и вышестоящим командованием было решено не возбуждать уголовного дела.

Как-то раз в Русском драматическом театре проходило какое-то мероприятие-торжество, не помню, по какому случаю. Во время перерыва я встретил генерала с секретаршей, которая держала его под руку. Я и генерал Петронис поздоровались. Увидев, что мы обменялись рукопожатием, секретарша возмутилась и сказала: «Зачем ты этому прокурору руку подаешь?»

Не выдержав, я ответил: «Очень жалею, что тебя в тюрьму тогда не посадил».

Генерал Петронис, не зная всей правды, попросил меня не обращать на реплики женщины внимания.

Вот, казалось бы, и все. Но история получила неожиданное продолжение.

После моего увольнения в запас, спустя примерно два года, мне домой позвонил начальник политотдела республиканского военкомата генерал-майор Гаврилюс и сообщил, что из Москвы приехала комиссия из трех высокопоставленных генералов. Москвичи хотят со мной встретиться и переговорить.

Московские генералы начали расспрашивать о старых анонимных письмах.  Я им сказал, что на Петрониса ни одного письма не поступало, а были письма такого рода на его секретаршу. Сообщил комиссии, что, уходя на пенсию, передал письма вновь назначенному военному прокурору гарнизона подполковнику юстиции Меркушкину. Но что тот с ними сделал и где они, мне неизвестно.

Кто и как решал затем вопрос о судьбе взяточницы, я не знаю.

Александр  АСОВСКИЙ.

(Продолжение следует).

Метки:  , , , , , , , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (2)
  1. (46.116.13.65) Алдона пишет:

    Этот человек явно пишет правду. Хотя бы потому-что не скрывает постыдных фактов замалчивания дел типа дела взяточницы-секретарши. По всем правилам генерал должен был быть с треском уволен из армии, а секретарша должна была пойти в тюрьму.
    ————–
    Особенно интересно то, что наказание педофилу-подполковнику составило всего 4 года. Видимо и тогда в Литве не особенно обращали внимания на шалости педофилов – подумаешь – изнасиловал девочку.

  2. (85.206.80.104) Евг.Балкин. пишет:

    Чистоплюй из литовской прокуратуры. А сколько судеб испоганили не посаженые в Лукишки эти подстилки и взяточницы Сары-Норы, находящиеся под прикрытием Снечкусов, Гришкявичюсов, Бразаускасов и литовских военкомов Петронисов, Мацияускасов, Висоцкисов. И не только в Литве. Чистоплюй через Лит.курьер пытается выглядеть человеком.






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Размер шрифта

A A A

Реклама
Мы в Фейсбуке!