Новости Литвы на русском языке. Онлайн газета "Литовский курьер" - всегда свежие новости. Сегодня: 2017.02.21 Текущий номер: N7 (1147) 16 февраля
Подписка на еженедельник «Литовский курьер» на 2017 год

Здесь каждый вел свой бой

Поделиться в Facebook! Поделиться!   |   Опубликовано: 2013 02 28, 0:05   |   Комментариев: 38

Журналисты «Литовского курьера» Александра РЫБАКОВА и Анатолий ИВАНОВ продолжают публицистический проект «Сталинград».

70 лет назад доклады военачальников с берегов Волги с одинаковым нетерпением ожидали  в ставке Верховного в Москве и Генеральном штабе в Берлине. Едва ли не с большим нетерпением ждали информацию о событиях под Сталинградом в Лондоне, Вашингтоне, Риме, Токио, Дели, Канберре…

Под Сталинградом решалась судьба мира. Каким ему быть, зависело от ответа на простой вопрос: «Кто победит?». Но чего стоила та победа Красной армии, которую в 2012 году постоянный председатель Европейского Совета Эрман ван Ромпей в очередной раз назвал выдающейся?

Журналисты обращаются к ветеранам, участвовавшим в обороне Сталинграда, в боях в большой излучине Дона и междуречье Дона и Волги, под Харьковом, Ростовом и Воронежем, на подступах к Кавказу и на Северном Кавказе с просьбой откликнуться и поделиться своими воспоминаниями.

Мы просим принять участие в проекте всех, кто был свидетелем тех грандиозный событий, воевал, работал, просто жил. Возможно, многих, увы, нет среди нас. Но, наверное, остались их воспоминания, письма, рассказы, которые исключительно важны для истории…

Существуют горькие, но неоспоримые факты.

23 августа 1942 года в результате массированного налета немецкой авиации и невиданной до этого времени на Восточном фронте  бомбардировки крупного промышленного города, в Сталинграде, по разным данным, погибли от разрывов бомб, в разрушенных и сгоревших зданиях, под завалами, в развалинах от 40 до 200 тысяч человек. В основной массе это было гражданское население. Причем в подавляющем большинстве – женщины и дети, поскольку мужчин к этому дню в городе практически не оставалось.

Анатолий Алексеевич Бушков, наш читатель из Клайпеды, не согласился с уже прозвучавшим утверждением о том, что командирам и командующим воюющих сторон было не до судеб мирных жителей. В письме, присланном в «Литовский курьер», он отмечает:

– К 23 августа из Сталинграда были эвакуированы 100 000 жителей. Оставалось еще свыше 400 тысяч. Организацией эвакуации занимались партийный актив города и органы тыла армий и фронтов. Позже, за несколько дней, из горящего города удалось переправить за Волгу свыше 300 000 человек.

Уважаемый Анатолий Алексеевич. Авторы проекта хотят поблагодарить вас за внимание к нашим скромным усилиям и сообщить, что мы не занимаемся подтасовкой фактов. Мы – лишь добросовестные исследователи, осознающие свою ответственность перед читателями и работающие без «ляпсусов и ненужной в данном случае иронии».

Не будем спорить. Склоним головы перед погибшими.

А вот что Анатолий Алексеевич Бушков сообщил о себе. Нам кажется, это чрезвычайно любопытный штрих – примета военного времени:

Мне в 1942 году было 12 лет. Отзанимавшись 4-5 уроков в школе, мне и моим соклассникам приходилось спешно бежать в цех. Приходилось и стоять у станка-полуавтомата, штампуя пряжки для парашютов в течение еще 4 часов. Или сколачивать деревянные ящики для противопехотных мин.

Страна, в том числе и дети, жили по законам войны: все для фронта, все для победы!

Да, именно так: все для фронта, все для победы. И в сталинградских окопах жестский, но единственно правильный закон войны понимали прекрасно.

У нас в руках стандартная орденская книжка. Ее владелец награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени,  Отечественной войны II степени, Отечественной войны I степени. Далее – привычная формулировка: имеет права пользоваться льготами с 1 февраля  1943 года.

Это боевые награды Дмитрия Григорьевича Гарбузова. В 1930 году он был призван в Красную армию и направлен на учебу в школу младших командиров. Затем демобилизован, вернулся в родные места. Но в 1939 году опять призван в армию. Участвовал  в боях на  реке Халхин-Гол в качестве командира стрелковой роты.

С июня 1941 года Гарбузов готовил маршевые роты для фронта, а в октябре 1942-го  уже сам прибыл на передовую. Младший лейтенант Гарбузов был командиром 86-го полка 180-й стрелковой дивизии.

Удивительное дело. Ветерана войны уже давно нет с нами рядом. Но чудесным образом (благодаря неравнодушному внуку – старинному другу «Литовского курьера» Валерию Станкусу) сохранились воспоминания, записанные со слов участника Сталинградской битвы. Вот он, честный рассказ очевидца о тех боях:

– Все трудные военные годы, что я был в действующей армии с 1942-го по 1945-й, я воевал в 86-м полку.

Вначале командовал стрелковой ротой. В это время полк участвовал  в зимних наступательных боях в составе Воронежского фронта. В районе Кантемировки бои были очень жестокие, наши войска окружили врага в районе города Россошь. Несколько немецких и итальянских дивизий пытались вырваться из кольца, не считаясь ни с какими потерями. Но полк устоял, и враг не прошел.

А потом был памятный бой у деревни Ново-Постояловка.

И опять окруженный враг, зная, что если не прорвется сквозь кольцо окружения к своим, то погибнет, атаковал позиции моей роты без перерыва.

Бойцов роты становилось все меньше… И вот я уже вроде и не командир роты. А как рядовой боец лежу за пулеметом максима, вместе с солдатами окопавшись в снегу.

К вечеру, около 17 часов вражеские войска двумя колоннами по нескольку сот человек пошли на нас. Когда осталось   метров  300 до врага,  рота открыла огонь и началась настоящая мясорубка.

Потери были ужасны с обеих сторон. От непрерывной стрельбы закипела вода в кожухе пулемета. Патроном заклинило раскаленный ствол, и пока устранял неисправность,  враг уже был рядом. Чтобы уже нам не попасть в немецкое окружение, пришлось с боем отступать метров на 500.

Надо сказать, что мы дрались за каждый дом, двор, сарай. Через крыши домов летели наши и немецкие гранаты, стрельба велась из окон и дверей всех строений.

Я с двумя бойцами стрелял по врагам уже из личного оружия,  рядом с нами разорвалась граната. Нас основательно постегало осколками, но мы продолжали бой.

Потом ничего не помню – потеря сознания. Очнулся в полевом медсамбате, там узнал, враг не прошел, но полк понес очень большие потери. Горько стало от того, что был убит и наш командир полка тов. А. Заикин. Что лишний раз говорит: под Сталинградом тыла не было, а был сплошной фронт с непрерывными жесточайшими боями.

В апреле 1943 года я вернулся в свой полк и был назначен начальником штаба батальона. Впоследствии пришлось участвовать во многих сложных боевых операциях. Например, в форсировании Днепра.

Но бой под деревней Ново-Постояловка я помнил всегда.

Этот бой врезался в память, потому что происходил в нечеловеческих условиях, почти в открытом поле,  при  30-градусных  морозах. И тем, что я очень быстро превратился из офицера, командира роты в обычного бойца. Да там, наверное, и невозможно было командовать бойцами: в темноте и при сильном морозе каждый вел свой бой самостоятельно, чувствуя локоть соседа.

За этот бой я получил свою первую награду – ЗВЕЗДОЧКУ.

«Звездочка» – так любовно называли фронтовики орден Красной Звезды – почетную по тем временам боевую награду.

Авторы проекта хотят воспользоваться апробированным ранее приемом: отослать читателей к книге «Сталинград на верхнем Дону», авторами которой являются С. И. и А. С. Филоненко. Вот что они пишут:

– В течение 20 января части 180-й стрелковой дивизии в районе Ново-Постояловки отразили  три контратаки противника, пытающегося выйти из окружения. В этом бою было уничтожено до 1 000  и захвачено в плен 2 500 солдат офицеров противника.

Здесь фактически была разгромлена итальянская дивизия  «Кунеезе», потерявшая 4 альпийских батальона. Дивизия в августе 1942-го прибыла из Италии на железнодорожную станцию Успенская в Донбассе, где был получен приказ об изменении маршрута следования. Так итальянцы оказались в районе Сталинграда.

Давно и не нами подмечено, что удача улыбается настойчивым. Повезло и нам. Удалось отыскать дневник одного из подчиненных бывшего командира 4-й Альпийской пехотной дивизии «Кунеезе» генерал-лейтенанта Баттиси Эмилио Сильвиса.

Из дневника Гуидо Кастеллини:

«16 января. Получен приказ отступать от командования полка. Офицеры пытаются нас успокаивать, говорят, что мы только переедем в другое место, а мы ждем самого страшного. Приказы следующие: «мастерить санки, грузить как можно больше, включая соломенные тюфяки».

Делаем санки самостоятельно, местные жители исчезли: кто-то закрылся дома, кто-то покинул поселок.

17 января. В 16 часов, когда раздают пищу, уже темнеет, раздаются крики: «Пошли, пошли, а куда – не знаем». Хаос, альпийцы ругаются, недовольные перерывом в приеме пищи, но есть все-таки не хочется.

К нам приезжают солдаты из Карабута и обозы из Кантемировки. Двинулись. Идем целую ночь.

18 января. Вдруг русские самолеты обстреливают колонну, кровопролитие, мы разбегаемся по степи. Начинается полный разброд. Собираем раненых солдат до вечера.

Следует приказ выбросить все лишнее из санок, оставить раненых и обмороженных в степи, чтобы двигаться быстрее. Страшные моменты: раненые и обмороженные солдаты кричат и просят не покидать их. А здоровые солдаты выкрикивают: «Вперед, вперед, мы прорываем мешок», и так происходит каждую ночь…»

А сейчас – традиционный взгляд из противоположного, советского  окопа:

На правом фланге прорыва (на рубеже Нов. Кочевань, отделение совхоза «Красный молот»), сражались бойцы и командиры 180-й стрелковой дивизии. Лейтенант Георгий Яковлевич Ковшель, командир 9-й роты 86-го стрелкового полка, во время наступления на ст. Пасеково 14 января возглавлял десантную группу на танке, выдвинулся вперед, прорвал линию обороны, создал панику среди солдат и офицеров противника и тем самым обеспечил успешное наступление наших подразделений. Противник потерял убитыми до 750 человек, были взяты большие трофеи. Ковшель лично уничтожил 7 солдат и взял 5 чел. в плен, в том числе 2 офицеров с автомашиной, штабом и документами. Награжден орденом Красной Звезды.

Старший лейтенант Александр Александрович Мелентьев, командир 5-й роты 86-го СП, проявил себя как исключительно отважный командир. Под его непосредственным руководством рота сумела преодолеть ураганный автоматно-пулеметный огонь на подступах к Новой Кочевали 14 января. В момент атаки он поднялся первым в атаку и повел своих бойцов, сам в упор расстрелял 2 офицеров. Бойцы, воодушевленные примером командира, все бросились в атаку.

Лейтенант Александр Кириллович Мальцов, командир 3-й пульроты 180-й СД, в бою в районе ст. Пасеково корректировал огонь 2 станковых пулеметов во время контратаки противника на правый фланг батальона и своим огнем вывел из строя до 100 солдат и офицеров противника, уничтожил один миномет. Контратака была отбита. Награжден орденом Красной Звезды.

Из дневника Гуидо Кастеллини:

«Может, сегодня, 20 или 21 января,  мы погибнем у двух холмов и под постоянным обстрелом. С вершин холмов стреляют по нам. Катастрофа. Это катастрофа мертвых альпийцев.

Говорят, нас было 7 000, сейчас осталась 1/3. Наши орудия совсем бесполезны. И только офицеры призывают нас к атаке, но у многих уже нет сил. Мороз 30-40 градусов, мы бросаем раненых и обмороженных.

У меня нет слов, чтобы вспомнить крики раненых и обмороженных, которые продолжают звучать у меня в ушах. Это невероятно – покидать своих товарищей, но такова война».

Впереди у этих и других итальянских солдат был еще долгий путь.

Заметим, что и немцы, несмотря на их сравнительно более высокий боевой дух, находились в достаточно подавленном моральном состоянии. В записках альпийского стрелка Бруно Дзавальи описывается, например, такой эпизод:

– Немцы и итальянцы вместе толкали машины. Немцы ругались против войны и против Гитлера.

Неужели они тоже люди и умеют мыслить, а не жестокие военные машины?

Никто из немецких офицеров не бранил солдат, которые позволяли себе говорить о безумии Гитлера и ругали его.

Немецкие офицеры тоже были людьми, которым не слишком хотелось умирать. Вот относящийся к боям за Россошь отрывок из воспоминаний генерал-лейтенанта

Д. Хайдкемпера. Мемуары носят длинное, но предельно точное название: «Путь 24-го танкового корпуса и альпийского корпуса с Дона у Россоши на Донец у Волчанска в период с 14 по 31 января 1943 года»:

«Новый шум танковых гусениц. Три новых русских танка появляются на расстоянии 15-20 метров от веранды нашего дома. Каждый танк тащит сани с 10-15 красноармейцами. Они останавливаются. Все втянули головы в плечи и напряженно смотрят на танки. Мертвая тишина. В эти минуты должна решиться наша судьба. Будут ли русские обыскивать дом? Тогда мы погибли. Снег и молодой месяц не дают возможности многое увидеть. 24 градуса мороза, но в эти волнительные минуты мы его не чувствуем…

Нервы напряжены до предела».

А вот как видел и описал это же в книге воспоминаний «Живы только мы» Карло Вичентини, служивший в январе 1943 г. в звании младшего лейтенанта в составе батальона лыжников «Монте Червино», дислоцировавшегося в Россоши.

«Россошь напоминала ад. Десятки русских танков, больших Т-34, громыхая, быстро неслись вдоль заснеженной улицы, ведя огонь из пушек и пулеметов. Они то разбегались в разные стороны, то внезапно появлялись перед тобой за каждым углом.

Мишенями для них служили кирпичные дома, сараи, любые автомобили; они с ребячьим неистовством сбивали столбы с дорожными указателями, которыми пестрели перекрестки тыловых дорог.

На выстрелы их пушек, еще сильнее звучавших на сильном холоде, мы отвечали огнем наших ружей и пулеметов, взрывами мин и тяжелым гулом удирающих автомобилей. Этот концерт делали еще более неистовым время от времени появляющиеся немецкие самолеты «Штукас» с воем их моторов и разрывами бомб.

Все это продолжалось уже три часа.

Танки появились в городе на рассвете неожиданно и открыли бешеную стрельбу из всех видов бортового оружия; разбудили и подняли итальянцев и русское население. Повскакивала с постелей многочисленная обслуга итальянского альпийского корпуса: писари, кладовщики, карабинеры, механики мастерских и автопарков, саперы и булочники. Все они, находясь более чем в тридцати километрах от фронта, беспечно спали в уверенности, что не увидят ни одного солдата Красной армии. Но сейчас противник был рядом и чувствовал себя хозяином положения. Были разбужены также альпийцы большого эшелона, предназначенного для пополнения дивизии «Кунеен-зе». Они прибыли накануне ночью и продолжали оставаться в вагонах, ожидая наступления дня, чтобы сойти с поезда и разгрузить материалы.

Наверное, и в большом госпитале раненые услышали сквозь сон приближение приглушенного, но вполне различимого лязганья движущихся гусениц. С ним они познакомились в те дни, когда в составе дивизии «Юлия» были на фронте между Новой Калитвой и Зеленым Яром.

Для нас, альпийцев батальона «Монте Червино», это тоже было сюрпризом. Мы отдыхали после 15 дней жестоких боев, в которых нас сильно потрепали. Что нашему «отпуску» пришел конец, мы поняли еще накануне вечером, когда командование корпуса объявило тревогу – мы должны были быть готовыми, едва рассветет, выехать на грузовиках на фронт под Митрофановкой, который удерживали немцы (в тридцати километрах к югу от Россоши). Теперь у нас не было необходимости выезжать – русские, прибыв навстречу, помогли нам сэкономить на дороге.

Две наши роты, удерживавшие школу около церкви, вели бой через окна и потом на улице ручными гранатами, бутылками с коктейлем «Молотов» и минами. Несколько танков вынуждены были отойти и теперь передвигались с плотно закрытыми люками, тогда как до этого командиры экипажей смело высовывались из них.

В полдень все танки куда-то исчезли, и городские улицы внезапно наполнились легковыми автомобилями, грузовиками, санями, запряженными мулами, лихорадочно передвигавшимися туда-сюда. Шла эвакуация госпиталей, в штабе готовили чемоданы, отбирали и выносили из складов самое нужное. Дороги на запад и на север были забиты транспортом, и немцы, фронт которых был прорван под Митрофановкой, составляли большую часть этого затора.

На площади перед нашим штабом выпавший ночью снег был весь истоптан. Паутина следов от колес свидетельствовала о большом ночном движении грузовиков, двигатели которых заводились только после длительной буксировки. Все автокареты и СПА заводились рукоятками, но для того, чтобы их тронуть с места, пять или шесть человек должны были по очереди крутить рукоятку до полного изнеможения».

Наша краткая справка:

Сталинград стал гигантской воронкой, в которую оказались втянуты основные силы группы армий «Б». На ее флангах находились менее боеспособные армии союзников Германии- Румынии и Италии, которые не имели подготовленной линии обороны. Исходя из данной ситуации советское командование сосредоточило против флангов группы армий «Б» ударные группировки общей численностью до 1 млн чел. Здесь был создан перевес сил (хотя в целом группа армий «Б» тоже имела в своем составе до 1 млн чел.).

Всего в Сталинградской битве немцы и их союзники потеряли 1,5 млн убитыми, ранеными и пленными (т. е. четвертую часть всех сил Германии и ее союзников, действовавших тогда на советско-германском фронте).

Здесь, у берегов Волги, была похоронена слава германского оружия, добытая блистательными победами 1939-1941 гг.

Потери Красной армии в Сталинградской битве составили свыше 1,1 млн чел., 4 341 танк, 2 769 самолетов.

Метки:  , , , , , , , , ,

SELECTORNEWS
Комментарии читателей (38)
  1. (78.57.184.163) As пишет:

    Надо тебе Баба кликуху дать заград отряд.Клон ты дешёвый.

  2. (78.57.184.163) As пишет:

    У односторонних бабуинов и марионеток ни когда не было умсвенных ресурсов..,это кукла без мозгов которую дёргают за ниточки опытные кукловоды.

  3. (84.15.176.244) Bava пишет:

    Игнорирование неприятного собеседника помогает сохранить умственные ресурсы.

  4. (78.57.184.163) As пишет:

    Да Баба а где твой подевался дебильный брательник Лёлик любитель кирзачей,фуфаек и кальсонов? Что наверное прикрыли?

  5. (84.15.179.212) Bava пишет:

    Йонас, а еще есть стихи о войне, и не только, Константина Симонова, у меня его полное собрание сочинений, почитайте.
    Если бог нас своим могуществом
    После смерти отправит в рай,
    Что мне делать с земным имуществом,
    Если скажет он: выбирай?
    Мне не надо в раю тоскующей,
    Чтоб покорно за мною шла,
    Я бы взял с собой в рай такую же,
    Что на грешной земле жила,-
    Злую, ветреную, колючую,
    Хоть ненадолго, да мою!
    Ту, что нас на земле помучила
    И не даст нам скучать в раю.
    В рай, наверно, таких отчаянных
    Мало кто приведёт с собой,
    Будут праведники нечаянно
    Там подглядывать за тобой.
    Взял бы в рай с собой расстояния,
    Чтобы мучиться от разлук,
    Чтобы помнить при расставании
    Боль сведённых на шее рук.
    Взял бы в рай с собой всё опасности,
    Чтоб вернее меня ждала,
    Чтобы глаз своих синей ясности
    Дома трусу не отдала.
    Взял бы в рай с собой друга верного,
    Чтобы было с кем пировать,
    И врага, чтоб в минуту скверную
    По-земному с ним враждовать.
    Ни любви, ни тоски, ни жалости,
    Даже курского соловья,
    Никакой, самой малой малости
    На земле бы не бросил я.
    Даже смерть, если б было мыслимо,
    Я б на землю не отпустил,
    Всё, что к нам на земле причислено,
    В рай с собою бы захватил.
    И за эти земные корысти,
    Удивлённо меня кляня,
    Я уверен, что бог бы вскорости
    Вновь на землю столкнул меня.

  6. (95.211.91.76) Во как! пишет:

    Ну и шо? Жопу-то всё равно им всем надрали! Так зачем же воздух сотрясать?

  7. (5.20.185.133) Доктор Геморрой пишет:

    Впрочем, чхать. Я жду продолжения СТАЛИНГРАДА. Как бывшего моряка, мне любопытно, сумеет ли эта сладкая парочка из Рыбаковой и Иванова отыскать в Литве хотя бы одного флотского.

    Клянусь публично: если да, то я накрою для них поляну под любой заказ

  8. (5.20.185.133) Доктор Геморрой пишет:

    Сейчас под рукой нет первоисточника. Но, повторюсь: в Великой Армии. которую в РОссии называли еще “двунадесятью языковой” армии была представлена почти вся Европа, за исключением испанцев, датчан и шведов.
    В ПНД дам точную цитату.
    Кстати, целые полки армии Наполеона состояли из штрафованных и уклонявшихся от воинской повинности – так называемые refragtaires.






В комментариях запрещается размещение рекламных материалов, использование ненормативной лексики, разжигание межнациональной розни. Нарушители выше упомянутых правил могут привлекаться к ответственности!

 Доступные символы

Защитный вопрос *

Реклама
Мы в Фейсбуке!