Афанасий Брестский

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

26 июля мы отмечаем день перенесения мощей Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия из Москвы в Вильнюс. Событие это отмечается уже в 74-й раз.

Нетрудно подсчитать, что вернулись мощи «домой» в 1946 году. А на следующий день, вернее, уже вечером того же дня (в церковном календаре день начинается с вечера накануне) мы впервые будем праздновать память всех литовских святых. Перенесение мощей – это обычно соборное служение, которое совершается священством всей епархии в Свято-Духовом монастыре. Но в этом году оно выпадает на воскресенье, а лишать приходы в этот день богослужения нельзя. Поэтому все пойдет на этот раз своим чередом. В монастыре в 7.00 состоится ранняя литургия с освящением воды, в 10.00 поздняя с молебном Виленским мученикам и крестным ходом. А уже вечером, в 17.00, состоится соборное вечернее богослужение с акафистом Антонию, Иоанну и Евстафию. В понедельник, 27 июня, с 9.30 – праздничная литургия с молебном всем литовским святым. Кроме этого, в Пречистенском соборе в субботу, 26 июня, в 17.00 пройдет праздничный вечер памяти святых, в земле Литовской просиявших. «В программе  (цитирую афишу) музыка митр. И. Алфеева. Участвуют солисты, архиерейский хор в инструментальном и поэтическом сопровождении». Напомню, что митрополит Иларион (Алфеев), председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата, начал свой духовный путь в нашем Свято-Духовом монастыре (1987-1990).

Сегодня мы продолжим рассказ о литовских святых. На очереди у нас священномученик Афанасий Брестский. Дни его памяти – 2 августа и 18 сентября.

Для пущей ясности — краткий исторический экскурс. В 1569 году между Польшей и Великим Княжеством Литовским была заключена политическая Люблинская уния. Союзное государство стало называться Речь Посполитая. Большая часть тогдашней Литвы (ВКЛ) исповедовала православие. Католики Польши, которые чувствовали себя главными в этом дуэте и не питали нежных чувств к собратьям во Христе, стали закручивать гайки. Все закончилось (а вернее, началось) с заключения еще одной унии, на этот раз церковной, в 1595 году в Бресте, по решениям которой православные должны принять главенство папы римского и католические догматы, сохранив «оболочку» — восточный обряд. С православной стороны ее подписали и активно поддерживали митрополит Михаил Рогоза и большинство иерархов. Противников унии на собор не допустили. 

Но нет худа без добра. Борьба православных за свои права и веру активизировала образование, книгопечатание, явила миру великих защитников идеи – князя Константина Острожского, первого настоятеля Свято-Духова монастыря Леонтия Карповича, о котором мы недавно говорили, и Афанасия Брестского. 

Как звали Афанасия до пострижения, неизвестно. Известно лишь, что он Филиппович. Но что это – фамилия или отчество? Тоже тайна. Родился он, вероятно, в Бресте, иначе, по тогдашним законам, он не смог бы стать там настоятелем монастыря. Социальное происхождение тоже неясно. Либо из мелкопоместного дворянства, либо из ремесленников. Получил прекрасное образование в братской школе Вильно. Владел латынью, польским, церковнославянским и родным западнорусским (или старобелорусским, кому как нравится) языками. Постриг (1627 г.) и сан (1632 г.) принял в нашем Свято-Духовом монастыре. А посему мы можем смело считать его своим. Хотя Афанасий и является основоположником белорусской автобиографической литературы, но года рождения мы его не знаем. Где-то конец XVI века, может, роковой 1595-й.

Став иеромонахом (монахом-священником), Афанасий подвизался в монастыре под Пинском. Но через четыре года, в 1636 году, обитель отобрали иезуиты. Это произвело на нашего героя сильное впечатление. У него даже было видение семи адских огней, в одном из которых за преследование православия мучились папский нунций, король Сигизмунд III и гетман Сапега. Потом он поселился в Купятицком монастыре, там же, на Пинщине. Здесь он написал «жалобный лист» к Пресвятой Богородице, где рассказал о притеснениях и молил Пречистую Деву о заступничестве. Письмо он положил перед чудотворной Купятицкой иконой. Надо заметить, что Афанасий на протяжении всей своей жизни активно поддерживал связь с Богородицей через чудотворный образ. В этом нет ничего удивительного: икона – это средство связи с тем, кто на ней изображен.

На следующий год Афанасий отправляется собирать средства для восстановления монастырского храма. Без паспорта (!) ему удается добраться до Москвы. Путешествие его полно испытаний, приключений и чудес. Он даже доходит до царя Михаила  Феодоровича, предоставляет ему отчет о путешествии и дарит список Купятицкой иконы. 16 июля 1638 года он возвращается домой с богатой милостыней.

А через два года Афанасий стал игуменом брестского монастыря во имя Симеона Столпника и начал активную деятельность по восстановлению прав брестского православного братства и возвращению захваченных униатами храмов. Дважды он ездит в Варшаву на сейм, где выступает в защиту православия. Во второй раз, в 1643 году, услышав голос от Купятицкой иконы, он раздает присутствующим на сейме списки иконы, снабдив их текстом, содержавшим требование искоренить унию. Такое поведение не понравилось присутствовавшим православным иерархам, и они посадили его под стражу. Святой, юродствуя, вырвался из тюрьмы на улицу почти нагим, избивал себя посохом и выкрикивал проклятия унии. Православные епископы судили его и лишили сана. Но митрополит Петр Могила восстанавливает Афанасия в сане, и тот возвращается в Брест. Потом еще один арест, «ссылка»  в Киево-Печерский монастырь и очередное возвращение домой.

В последний раз Афанасия заключили в темницу за связь с казаками Богдана Хмельницкого, которые в 1648 году подняли антиуниатское восстание. В ходе следствия обвинение не подтвердилось, но за критику унии святой 5 (18 по новому стилю) сентября 1648 года после отказа отречься от православной веры был подвергнут жестокой казни. Через восемь месяцев монахи нашли нетленные мощи святого, при которых  впоследствии происходило немало чудес.

Всю свою жизнь Афанасий писал путевые заметки, полемические статьи, воспоминания, стихи. Один церковный гимн был даже снабжен им нотами в пятилинейной нотации. Все его литературное наследие было объединено в книгу под названием «Диариуш, альбо список деев правдивых». Афанасий Брестский был не только одним из основоположников белорусской литературы, но и стоял у истоков профессиональной национальной музыки. Великий человек велик во всем.

Петр Фокин, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.