Айрида Гинтаутайте: «Актерская профессия трудна, но интересна»

Фото Й. Стасявичюса

«По моему мнению, человек должен носить на руках только сумку или ребенка, а не золотые кресты или записи оваций», – утверждает актриса, обладательница трех Золотых сценических крестов, театральный педагог Айрида Гинтаутайте. Уже этой осенью Айрида Гинтаутайте начнет передавать секреты исполнительского искусства студентам программы «Театральное искусство и актерская игра» Европейского гуманитарного университета (ЕГУ), и она не собирается приукрашать, а намерена сказать своим студентам правду: актерская профессия трудна, но интересна.

– С осени вы начнете обучать студентов ЕГУ, будущих актеров, которые впервые соберутся в этом университете. Что вы хотите им сказать на первой лекции?

– Во время моей первой лекции я хотела бы громко сказать: «Здравствуйте, Homos Creativus!» Я бы повторила приветствие моего преподавателя, моего вдохновителя Юрия Альшица. Я училась у него в Учебном институте мирового театра Akt-Zent в Берлине. У него я научилась, как работать со студентами. Прежде всего, как и он, я скажу: «Здесь вы не почувствуете, что я знаю больше вас. Вы должны забыть, что количество знаний в голове является приоритетом. Креативность определяется способностью использовать эти знания. И моя, и ваша. Я создам обстоятельства, в которых ваши и мои знания будут использоваться вместе. И только в процессе работы мы узнаем друг друга. Давайте попробуем!».

– Во время карантина от актеров и об актерах было мало слышно. Как бы вы определили сегодняшнее место актера в публичном пространстве и в сфере культуры?

– Ох, определить это место, когда ты больше года находишься в простое, сложно. Совершенно не хочу абсолютизировать, но думаю, что сейчас мы можем только задуматься о том, что же произошло во время этой паузы. Сработали ли инстинкты актера сохранить свое место, или, наоборот, мы осознали, что придавали профессии актера слишком большой смысл и образную форму. Точно не знаю. За этот год бывали моменты, когда я отчетливо понимала ненужность моей профессии в мире. Теперь, как я уже говорила, мы можем только более чутко прислушаться к тому, чего действительно не хватает в культурном поле, а не бросаться заниматься самовыражением.

– Культура и актерство, несомненно, могли бы сыграть роль в решении социальных проблем общества. Вы замечаете, что это происходит в Литве?

– Да, это происходит. Я слежу за мировыми событиями и вижу тенденцию: если актер более известен, то его выступления будут услышаны. Всегда ли – другой вопрос. Я склонна полагать, что актер может сыграть роль в решении социальных проблем, но при условии, что он будет делать это в пределах своей компетенции.

А именно, через творческие способы общения с общественностью и властью. Когда актер – не политик, не строитель, не защитник природы, а творец. Он способен создать такое культурное событие (и не обязательно просто спектакль), чтобы аудитория услышала его мысли, пропустила через себя и начала действовать. Ведь среди зрителей действительно есть специалисты из любой сферы. Для меня было бы совершенно неприемлемо, если бы актер, не умеющий строить, начал бы строить больницу. Либо без изучения закона начал бы судить или защищать кого-то в суде. Я говорю и о свободах, и о правах. Пока у меня нет знаний в сфере –  у меня нет и права действовать, есть только свобода исследовать и объединять силы, необходимые для достижения цели.

– Что привлекло вас в актерстве? Что вдохновило на выбор этой профессии? И что бы вы ответили тому, кто спросит – быть или не быть актером?

– Я мало что знала об актерстве, выбор этой профессии был вдохновлен естественным желанием задавать вопросы о том, почему в жизни все так устроено. С раннего возраста у меня было много вопросов о поведении людей, о том, что происходит в мире. В то время я написала много дневников, стихов, много читала, но даже тогда я чувствовала, что меня переполняют эти вопросы.

Когда я смотрела фильмы или телеспектакли, мне казалось, что актеры отвечают на некоторые волнующие меня вопросы не напрямую, а через ощущения. Я смотрела фильм или спектакль, и мне становилось легче. Я думала: интересно, видимо, им там, актерам. Однако мне кажется, что я не до конца понимала, что это действительно профессия. Поэтому тем, кто еще думает, я бы сказала – подумайте еще разок. А призванные придут в профессию сами. Но ведь говорят: «Много призванных, да мало избранных…» Я бы сказала, что это правда.

– Какие воспоминания остались после учебы? Вы помните свою первую роль на настоящей театральной сцене?

– Воспоминания очень смутные, давным-давно это было. Я просто помню, что я попала на профессиональную сцену очень рано, на втором курсе. Был такой спектакль «Здравствуй, Соня, Новый год». Режиссер спектакля Оскарас Коршуновас пригласил весь мой курс, а мне досталась роль Сони. И это было такое двойное обучение профессии – с профессиональными актерами и с учебниками, сольфеджио. Было много напряжения – наш курс велся с усиленной музыкальной подготовкой, надо было сдавать зачеты и в то же время выступать на сцене, гастролировать. Меня привлекало учиться у профессионалов на реальной сцене. Эта роль и этот спектакль незабываемы. И все, что случилось впервые, незабываемо.

Если взглянуть философски, воспоминания не имеют никакого смысла, но они просто необходимы для актерской профессии, а эмоциональная память – одна из движущих сил актерского мастерства. Все театральное действо – игра воспоминаний…

– Когда-то вы учились актерскому мастерству, а теперь сами обучаете будущих актеров. Изменились ли представления об актерском мастерстве, ожидания и желания студентов?

– Несколько лет назад я выпустила курс актеров и режиссеров из Литовской академии музыки и театра. Насколько я помню, на вступительные экзамены приходит много людей, которые странно и ошибочно представляют себе актерскую профессию. С другой стороны, те, кто остается учиться, абсолютно четко понимают, что они хотят только одного – чтобы люди им верили. Потому что более строгого критерия оценки не существует. Это то, чему мы учимся в актерской игре – обмануть так, чтобы тебе поверили (улыбается). Если серьезно, то желания и ожидания меняются в течение периода учебы, поскольку больше в этой профессии человек изучает самого себя… У молодого поколения, я говорю не только о студентах-актерах, я все чаще вижу огромное желание показать себя, а не изучить свое я, свои психофизические данные, эмоциональные переломы. Да, молодые люди чаще обращаются к психотерапевтам, но самопознание в актерской игре – как хлеб насущный. И этот процесс публичный, он не происходит в комфортном офисе. Вы должны хотеть и не бояться открыться своей аудитории. Даже через ошибки.

– Вы можете сказать, что значит хороший актер? Какие качества для него обязательны?

– Для меня хороший актер – тот, которого не определишь словами. Я смотрю на него, слушаю и поддаюсь его чарам.

Актерское мастерство требует смелости. Смелость следовать незнакомым исследовательским тропам и обнажать свой внутренний мир. Именно внутренний. Теперь многие могут раздеться (улыбается). Потанцевать, спеть – тоже. Но очаровать… Не менее важны для актера эмпатия и управление вниманием.

– Вам удается идти в ногу со временем и оставаться современной актрисой. Что помогает? Почему актеру важно не останавливаться?

– Современной? Я не считаю себя современной. Насчет того, чтобы не останавливаться, я согласна. Очень боюсь остановиться. Глобальная разруха из-за пандемии заставила хорошо это прочувствовать. Но я взяла свой страх за рога, села на велосипед и нашла новый способ работать! Сколько разных упражнений, идей, репетиций я провела у себя в голове во время езды на велосипеде! Был период ходьбы, я проходила по 10 километров. Я доказала себе, что ничего не остановилось, и я по-прежнему интересуюсь человеком в мире и в театре. Я изучаю очень разные темы: нейробиологию и политику, криминалистику и социальные сети, коммуникацию. Может, за этим и скрывается эта современность и ход в ногу со временем. Просто не теряй интереса и не говори: это я уже знаю! Сегодня знаешь, а завтра снова берешь на себя смелость двигаться в направлении того, что еще предстоит узнать.

– Может ли человек, решивший изучать театральное искусство, но так и не ставший актером, применить свои знания в другой профессии?

– Все мы, кто собирается преподавать в Европейском гуманитарном университете, решили, что выбор профессии нашими студентами должен быть творческим. Иногда человеку достаточно знать год написания, автора и стиль написания картины, но гораздо интереснее создать танец по настроению картины, провести мини-курс истории, зная, когда была написана картина, создать актерский этюд, основанный на стиле живописи. И это лишь одно из проявлений творческих способностей. А ведь их бесконечное множество…

После окончания театральной программы ЕГУ, но не получив работу в театре, выпускник сможет свободно работать в сферах коммуникации, художественного образования, сможет стать гидом, сотрудником музея, создателем художественных программ. Поскольку мы будем изучать и драматургию, и то, как организовать творческий процесс в театре, выпускник сможет работать журналистом, организатором светских мероприятий, а также выбрать многие другие профессии, требующие творческого подхода.

Беседовала Лаура Пачтаускайте, РДТЛ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.