Альгирдас Латенас: «Через юмор о серьезных проблемах»

Фото Дмитрия Матвеева

23 и 24 ноября в Русском драматическом театре Литвы (РДТЛ) пройдет премьера спектакля «Филумена Мартурано» по одноименной пьесе популярного итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо (старшему поколению эта пьеса известна по фильму «Брак по-итальянски»). Э. де Филиппо ставили в театре 55 лет назад – постановку его пьесы «Рождество в доме сеньора Купьелло» в 1966 г. осуществил режиссер Леонид Лурье. 

Режиссер премьерного спектакля – Альгирдас Латенас, который говорит, что не хотел бы опускаться до дешевой комедии. Основная его цель – как можно глубже раскрыть по-человечески актуальную во все времена и для всех народов проблематику пьесы. 

– Вы вернулись в РДТЛ после двенадцатилетнего перерыва (в 2009 г. режиссер поставил «Шута Балакирева» по пьесе Г. Горина). Почему вы взялись за творчество Э. де Филиппо, которого в Литве ставили очень мало?

– Автор пьесы – человек театра, как говорится, до мозга костей: и актер, и драматург. Я бы сказал, что он настолько «душой прикипел к своему времени», что многие боятся работать с его текстами. В Литве Э. де Филиппо редко выбирают для постановки. Видимо, думают, что его надо ставить, как в Италии. У него – своеобразная стилистика и проблематика пьес. Мне нравится, что его пьеса соответствует моим представлениям – через юмор говорить об очень серьезных проблемах. Для нашего времени он обнажает и раскрывает много правды. Мне нравятся и другие его пьесы. Только мы почему-то в театрах привыкли кривляться, манерничать в комедиях, и это очень сложно «выбить». С этим я сталкивался не только в театрах Литвы, но и за границей, где работал. Я не знаю, откуда это пошло.

– Ваш спектакль будет «привязан» к какому-то конкретному историческому периоду?

– Я думаю, что после просмотра итальянских фильмов второй половины XX в. актеров, занятых в спектакле, сначала тянуло играть послевоенных итальянцев, ведь пьеса написана в 1946 г., но этого делать не стоит – мы исследуем себя, ибо себя мы знаем лучше всего. Хотелось бы, чтобы на нас смотрели другие народы и говорили: «Вы же сделали спектакль про нас!». А приехавшие смотреть итальянцы увидели бы, что нет итализмов, но мы своими внутренними переживаниями и затрагиваемой в спектакле проблематикой говорим и про них тоже. Мы стремимся, чтобы не получилась ретроспектива послевоенного времени или что-то подобное, поэтому перенесли все в наши дни. Другими словами, это спектакль про нас. 

– Название пьесы говорит нам о том, что главная героиня – женщина.

– Да. Это – женщина и мать, страдающая, любящая, жаждущая счастья для себя и своих детей. Думали ли мы, что у наших матерей бывает столько разных оттенков и граней, способов быть матерью и много другого – того, что мы не видим, ведь они тоже живут своей жизнью. Мы совсем не знаем своих близких. Хочется через материал этой трагикомедии, через женский образ рассмотреть линии других людей, которые окружают матерей.

Должно быть и весело, и грустно, но не хочется сползти в комедию. Долго прорабатывая материал, мы нашли очень серьезные темы. Все в нашей жизни близко: и смех, и слезы. Не хочется делать банальным монологи актеров, их характеры, происходящие в пьесе события – здесь огромная плотность актерских и ролевых проблем. С другой стороны, затронутые в пьесе проблемы должны быть показаны легко, весело, но одновременно и глубоко.

– Многие еще помнят поставленную  в 1996 году Генрикасом Ванцявичюсом «Филумену» в театре «Вайдилос»  с Вайвой Майнялите в главной роли.

– Да, тогда для актеров было сложное время, а мы в Вильнюсе создавали театр «Вайдилос», где со своими студентами ставили спектакли, когда рядом с «Ивановым» Антона Чехова, «Мажвидасом» Юстинаса Марцинкявичюса, «Хозяйкой гостиницы» Карло Гольдони была и «Филумена Мартурано», поставленная Генрикасом Ванцявичюсом. Главные роли в спектакле играли выдающиеся актеры театра и кино Вайва Майнялите и Витаутас Томкус, остальные – молодые актеры, мои студенты.

– Какой будет ваша «Филумена Мартурано»?

– Я отталкивался от формата современной комедии в стиле «stand-up», когда и непрофессионалы, и профессиональные актеры рассказывают свои истории, здесь же их и обыгрывая. Для этого формата характерны другие нормы, здесь нет того, чему нас учили: долго играть, терпеть, что-то изображать…. Сейчас не то время – надо за несколько секунд успеть преподнести публике свою жизненную ретроспективу и раскрыть характер, о котором хочешь рассказать – в данный момент, прямо здесь, со всеми штрихами. Это заставляет нас существовать в совсем другой стилистике, когда не страшно оторваться от бытового контекста, и появляются фантасмагорические сцены. Подобный метод работы раскрывает то, что мы испытываем только во сне или перед сном, после интенсивного дня прокручивая в голове ленту событий: что бы я сказал в тот момент, когда не успел или не решился сказать, как бы я достойно вышел из той ситуации не униженным, поставив обидчика на свое место.

Не хотелось бы, чтобы спектакль стал бытовой комедией. Студентов-актеров учат разным предметам, но театр – это совсем другое дело. Как оторваться от быта? Хотя бытовая истина позволяет все проверить, на сцене мы создаем свою собственную, сценическую правду. Сценический вариант пьесы, если повезет, может быть намного интереснее, правдивее и справедливее, чем общеизвестная бытовая истина. В театре ты видишь намного больше слоев. Ведь то, что происходит внутри нас, прорывается различными формами – смехом, проклятиями и смехом сквозь эти проклятия.

– На репетициях вы очень близки к актерам. У вас есть какой-то собственный метод работы с актерами? 

– Не знаю, есть ли у меня какой-то собственный метод работы с актерами. Более того, я не осмелился бы назвать себя театральным педагогом, даже несмотря на то, что выпустил пять курсов. Никогда не могу объяснить, почему на эту роль я выбрал именно этого актера. Я читаю варианты пьесы с разными артистами, но, почему выбираю именного того или иного, до сих пор сказать не могу. Мы долго работали с командой, в результате – разбор пьесы позволил углубиться, найти общий язык, много предложений поступило и от самих артистов.

– Вы работаете с командой интересных и опытных творцов. Наверное, давно их знаете?

– С художником Рамуне Скрябунайте мы ставили спектакль «Ореховый хлеб» по Саулюсу Шальтянису в театре «Кейстуолю». Созданные ею костюмы для «Филумены Мартурано» не привязаны к определенной исторической эпохе, но в них будет шик, ведь главный герой – слегка сумасшедший миллионер. С композитором Линасом Римшой мы тоже давно работаем вместе, он нравится мне как человек чувствующий – в процессе работы мы с Линасом познаем друг друга. Также – с отличным видеохудожником Джюгасом Катинасом.

– Что бы вы пожелали зрителям?

– Оставаться здоровыми, укреплять иммунитет, не болеть и начать посещать театры. Искренне желаю этого всем.

Беседовала Лаура Пачтаускайте

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.