Берлускони возвращается. Кто возглавит Италию

Photo by More pictures and videos: connect@epp.eu on Foter.com / CC BY

Бывший глава правительства Италии, который замешан в многочисленных скандалах и проходил как обвиняемый на нескольких судебных процессах, снова хочет в большую политику.

85-летний Берлускони выставил свою кандидатуру на высший государственный пост страны. Он хочет стать президентом Италии. Первый тур президентских выборов пройдет 24 января 2022 года.

«Я думаю, Берлускони может быть полезен своей стране, — говорит он сам о себе. — Я не сдался и сделаю все, в чем нуждается моя страна».

В начале декабря экс-премьер прислал депутатам парламента свое фото после пластической операции, снабдив его своими лучшими высказываниями. Это расценили в Италии как начало тайной избирательной президентской кампании.

Многие наблюдатели в различных ток-шоу на итальянских телеканалах отводят Берлускони, который был осужден за налоговые махинации, роль аутсайдера. Но его, тем не менее, поддерживают правые популисты Маттео Сальвини и Джорджа Мелони.

Мелони, которая возглавляет ультраправую партию Братья Италии, четко озвучила свою позицию еще перед Рождеством: «Мы хотим видеть на этом посту патриота. Берлускони таковым является. А Драги нет».

Хочет ли Драги быть президентом?

Марио Драги — нынешний глава Совета министров Италии, который возглавляет успешное и на удивление стабильное правительство технократов, пользуется авторитетом в Италии и в Европе.

Но проблема в том, что он еще не объявил, что хочет баллотироваться на пост президента. Ему претит самому выставлять свою кандидатуру. А вот Берлускони не постеснялся это сделать.

Марио Драги, 74-летнему бывшему председателю Европейского Центробанка, амбиций не занимать, но без его руководства правительство Италии в скором времени, вероятно, развалилось бы.

В итальянском парламенте правящее большинство представляет нетипичная национальная коалиция единства, в которую входят все партии, кроме Братьев Италии. Это большинство распалось бы без Драги, полагает Лутц Клинкхаммер, эксперт Германского исторического института в Риме.

«Правительство фактически находится у власти, чтобы разумно распределять 200 млрд евро инвестиций и средств из фонда ЕС для преодоления последствий пандемии коронавируса, — поясняет Клинкхаммер в интервью DW. — Без денег из Брюсселя эта коалиция не была бы сформирована. И она очень неустойчивая, мы это знаем. Поэтому я вижу большие трудности в том случае, если Драги станет президентом и перестанет возглавлять правительство. Я не верю в стабильность правительства без Драги».

Выборы президента в Италии — больше чем ритуал

Досрочные парламентские выборы могут стать последствием такого шага — и в результате к власти могут прийти правые популисты и евроскептики. А если после пандемии экономика Италии вновь даст сбой, это почувствуют на себе все страны-члены ЕС.

Поэтому Энрико Летта, лидер левоцентристской Демократической партии Италии, считает, что было бы намного лучше, если бы Драги оставался главой правительства до конца своего легислатурного периода в 2023 году и проводил свои реформы.

«Италия была и остается самым слабым звеном в еврозоне, это означает, что итальянская политика и те, кто стоит за принятием решений, влияющих на благополучие ЕС, будут играть решающую роль в ближайшие годы», — пишут Нуриэль Рубини, экономист и финансовый консультант из Нью-Йорка, и Брунелло Роса из Коммерческого университета имени Боккони в Милане в комментарии для одной из итальянских газет.

«Если популистские партии на фоне высокой задолженности и дефицита госбюджета страны снова придут к власти, членство Италии в еврозоне может оказаться под вопросом. Что привело бы к самым разным последствиям для экономики», — предупреждают Рубини и Роса.

Предстоящие президентские выборы в Италии — не просто ритуал и не могут остаться без последствий. В отличие от президента ФРГ, президент Италии во время политических кризисов имеет огромное влияние.

Он назначает парламентские выборы и утверждает список членов Кабмина. Наделенный такими полномочиями Серджо Маттарелла год назад поручил своему другу Драги сформировать новое правительство, и тем самым был завершен политический кризис в Италии.

Вполне возможно, что Драги, охотно бы занял пост президента на ближайшие семь лет и мог бы долго править Италией, назначив на пост премьера своего человека. Но неизвестно, поможет ли ему парламент, который должен быть избран весной этого года.

Драги лишь сказал по этому поводу, что он находится на службе у государства и его собственная судьба не играет никакой роли.

Как во время выборов папы римского

Не очень понятно, как распределятся голоса 1009 человек (специальная коллегия выборщиков, куда входят представители обеих палат парламента, а также представители регионов. — Ред.), которые 24 января будут решать, кто станет новым президентом Италии.

Лутц Клинкхаммер сравнивает эту процедуру из-за ее сложности с избранием папы римского: «Это как во время выборов понтифика. Большинство народных представителей должны в этом конклаве выбрать самого достойного».

Принимающие участие в голосовании за нового президента не получают избирательных бюллетеней с именами кандидатов. Каждый депутат, сенатор или представитель региона должен написать своей рукой имя и фамилию кандидата. Теоретически может быть быть написана любая фамилия.

Если никто не наберет в первых трех турах две трети голосов, в следующем туре для победы достаточно абсолютное большинство. Поэтому процедура выборов может затянуться.

В 1972 году понадобилось 23 подхода к избирательным урнам, прежде чем Джованни Леоне получил абсолютное большинство и стал президентом. А Серджо Маттарелле хватило всего четырех туров, чтобы стать президентом.

На минувших выходных появились еще две кандидатуры на пост президента Италии — министр юстиции Марта Картабиа и ее бывшая коллега Паола Северино. Их шансы не столь высоки, однако, как написал британский The Economist в одном из комментариев, «это невозможно, но случаются очень странные вещи».

korrespondent.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.