Безопасность идет на шаг впереди

Российская государственная корпорация «Росатом» — главный партнер Беларуси по строительству первой в стране атомной электростанции возле райцентра Островец. От финансово-экономического самочувствия этой огромной организации во многом зависят сроки и качество реализации важнейшего инвестиционного проекта. Каковы результаты работы госкорпорации в нынешних непростых экономических и политических условиях? Каковы планы? Об этом рассказывает генеральный директор «Росатома» Сергей Кириенко.

— Сергей Владиленович, какова роль атомного комплекса в экономическом и научно-техническом развитии России?

— В СССР атомный проект рождался как проект обеспечения национальной безопасности. Сегодня, возвращаясь к документам 70-летней давности, по-другому понимаешь, в каких условиях жили люди, в каких условиях они эту задачу реализовывали. Потому что вопрос действительно стоял так: не просто получится или не получится научная разработка, удастся ли выполнить поставленные задачи и получить награды и премии, нет. Вопрос стоял так — быть стране или нет? И более того, люди, которые занимались реализацией этого проекта в закрытых городах Минсредмаша, понимали, что они являются первыми точками прицеливания. То есть если не успеть, если у СССР не появится своего ядерного оружия, то будет нанесен превентивный удар.

Задел, который с самого начала формировался в атомной отрасли, позволил создать уникальный набор технологий, крайне важных для развития экономики, для энергетической и транспортной безопасности России. Это, конечно, атомная энергетика, транспортные реакторы для атомных ледоколов и обеспечения Северного морского пути. Это современная наука и современная медицина. Иными словами, сегодня добавился целый ряд новых направлений, связанных с мирным использованием атомной энергии и радиационных технологий.

— Какое место в  этом ряду занимают зарубежные проекты «Росатома»?

— Необходимо понимать, что работа на зарубежном рынке — это зона жесточайшей конкуренции. Нас там никто не ждет, я бы даже сказал, всеми силами пытаются не пустить, создать барьеры и вытолкнуть. Да и говорить о том, что эта конкуренция всегда добросовестная, тоже не приходится, используются все рычаги давления: и политические, и административные, любые. Поэтому лично для меня самый главный показатель заключается в том, что в такой жесткой, агрессивной среде мы в последние годы не проиграли ни одного международного тендера. Все тендеры, на которые мы выходили, заканчивались победой российских атомных технологий. Здесь крайне важно подчеркнуть эффективность и конкурентоспособность наших технологий.

Атомная отрасль отличается от многих других отраслей более длинным циклом реализации проектов. Ведь атомная станция в четыре блока строится 7-10 лет, далее она гарантированно работает минимум 60 лет, а при грамотной эксплуатации все 80-100! Следовательно, мы заключаем контракты на поставку топлива на 20-30 лет, и это нормальный срок контрактной работы. Такие сроки больше любых политических циклов и даже больше циклов человеческой жизни. Поэтому важнейшая вещь для нашей работы на международных рынках — это репутация не только технологической надежности, безопасности, но и репутация отрасли, которая всегда выполняет принятые на себя обязательства.

Вне зависимости от того, как складывается ситуация, если российские атомщики что-то обещали, они это сделают. В последние годы мы завершили проекты, которые заключались в непростые 90-е годы, и ряд этих проектов был не очень рентабелен, как, например, строительство атомной станции в Иране. Кроме того, мы обеспечили пуск девяти энергоблоков в четырех разных странах: пущен Бушер, пущены блоки в Тяньване, в Индии, пущен исследовательский реактор в Китае, три новых блока запущены в России. Одним словом, все обязательства выполнены, и это важнейший показатель конкурентоспособности атомной отрасли. За счет выполнения обязательств по ранее подписанным контрактам мы сегодня имеем самый большой в мире портфель контрактов на сооружение новых АЭС в других странах.

Наш портфель подписанных контрактов на сегодня — более 20 энергоблоков. А общий портфель контрактов на 10 лет вперед — более 100 миллиардов долларов. И если считать не на 10 лет, а весь период эксплуатации и обслуживания объектов, то это портфель контрактов уже более 300 миллиардов долларов.

Принципиально важно, что атомная отрасль обеспечивает как раз тот экспорт, которым страна может гордиться. Потому что это не экспорт сырья, а экспорт высокотехнологического продукта, то есть результата интеллекта и творчества людей, которые живут в нашей стране. Именно на таком экспорте правильнее всего зарабатывать для развития экономики страны.

— Российский ледокольный флот также играет международную роль…

— Знаете, у нас наработаны тысячи реакторо-лет в технологиях безопасного использования атомных реакторов в ледоколах. У нас есть опыт, когда ледоколы более года не заходили ни в один из портов, в постоянном режиме обеспечивая судоходство по Северному морскому пути. У нас есть уникальный результат, когда проводка каравана судов через Севморпуть заняла всего 7,5 суток — это несопоставимо ни с одним другим альтернативным маршрутом.

И, конечно, сегодня, когда в северных широтах начинается масштабная добыча углеводородов, когда каждый час имеет значение, а мы выигрываем как минимум 20 суток, в сравнении с альтернативными маршрутами прохода в Юго-Восточную Азию, это становится важнейшим конкурентным преимуществом нашей страны.

Наша задача понятна и проста: мы должны обеспечить необходимую инфраструктуру и доставку грузов для российских проектов на Ямале, в Северном Ледовитом океане, а также обеспечить эффективную работу Северного морского пути. Поскольку растут объемы перевозок в северных широтах и прогнозируется дальнейший многократный рост, принято принципиально важное решение Правительства РФ о закладке серии новых атомных ледоколов. В 2016 году должен состояться спуск на воду первого головного ледокола в серии, затем еще двух серийных ледоколов принципиально нового класса. Это так называемые двухосадные суда, которые, во-первых, обеспечивают проход на скорости через самые толстые льды, гарантируя круглогодичную навигацию Севморпути. Во-вторых, они могут менять осадку и входить в устья великих сибирских рек, обеспечивая развитие береговой полосы, добычу углеводородов и развитие экономики России на Крайнем Севере.

— Как сказывается на развитии корпорации рост мировой конкуренции?

— Сегодня с точки зрения мирного использования атомных технологий конкуренция меняется. Нашими традиционными конкурентами в атомной энергетике всегда были США, Франция, Япония. Возьмусь утверждать, что за последние годы в результате всего комплекса мер, предпринятых Президентом и Правительством России, мы эту конкуренцию выиграли. Согласитесь, когда Россия выигрывает тендер на сооружение атомной станции в Финляндии, Венгрии, Турции, Иордании, а многие из этих стран являются или членами НАТО, или просто политически для них США или Европа ближе. Так вот, когда мы на конкурсе выигрываем, то это победа за явным преимуществом. Это, на мой взгляд, и есть главный эффект конкурентоспособности.

Но успокаиваться нельзя. На рынок мирных атомных технологий выходят новые игроки: в первую очередь это корейские и китайские атомные компании. Они используют как преимущество более дешевую рабочую силу, серьезную поддержку государства в виде централизованной плановой экономики, дешевые кредитные ресурсы. Это новая реальность в конкурентной борьбе. Однако я считаю, что конкуренция — всегда хорошо. Конкуренция заставляет думать на опережение. Одна из главных ценностей «Росатома» звучит так: на шаг впереди. Мы всегда должны быть на шаг впереди и самих себя вчерашних, и всех конкурентов.

Я уже говорил, что продукт «Росатома» — это не сырье. Это даже не уникальные сооружения, здания, станки, установки, хотя, конечно, многие из них вызывают искреннее восхищение людьми, которые их создавали в сложнейших условиях. Это все очень важно, но не это основа конкурентоспособности атомной отрасли России. Основа — человеческий потенциал, интеллект людей, работающих в атомной отрасли, это их профессионализм и их преданность делу. Я уверен, главное богатство атомной отрасли — это человеческий капитал, это люди, которые в ней работают.

Безопасность идет на шаг впереди

  1. Владимир Калининград :

    Сказано просто здорово. Даже ничего объяснять не надо. Пора завершать проект в Калининграде. Несомненно учитывается вопрос безопасности в части развязывания конфликтов со стороны наших недругов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.