Благоверный князь Довмонт Псковский

Христос Воскресе, дорогие братья и сестры. Интересная штука получается, когда, например, одну и ту же историческую личность оценивают с разных точек зрения. Взять хотя бы такую пару, как Миндаугас и князь Даумантас. Кто они в литовской истории? Первый – герой, собиратель Литвы, а второй – злодей, который этого героя убил. Убил, а сам сбежал и кроме вреда никакой пользы родине своей не принес.

А если посмотреть на Даумантаса с нашей колокольни, Русской Православной Церкви, – то все наоборот получается. Великий защитник Псковской земли, благородный и справедливый, благочестивый и милосердный. Более того, про него сказания складывали, как про Илью Муромца и Добрыню Никитича. Получается Даумантас — богатырь святорусский. Противоречие какое-то. Нет тут никакого противоречия. Все очень логично.

Давайте разберемся. Тем более и повод для этого есть – 2 июня (20 мая по с.с.) наша церковь празднует день его памяти. Правда, имя его немного по-другому звучит в православном календаре – благоверный князь Довмонт, во святом крещении Тимофей, Псковский.

Был Довмонт, или Даумантас, как его у нас называют, Нальшанским князем. Нальша эта, по одной версии, область на теперешней границе Литвы и Беларуси (Рудамина, Ошмяны, Ворняны). По другой — княжество это занимало территорию современного Утенского района вплоть до латвийских Даугавпилса и Резекне.

Довмонт был свояком Миндаугаса: их жены были сестрами. После смерти своей жены Миндаугас позвал жену Довмонта – проститься с сестрой. А сам ее оставил у себя наложницей. Миндаугас был великим человеком, поэтому небольшие слабости историки ему прощали. Но свояк простить не мог. У него позже даже девиз был такой в Пскове: «Чести своей никому не отдам». Взял и убил его. Было это в 1263 году. А через два года, в 1265-м, или 1266 году с 300 семьями перебирается во Псков. Здесь Довмонта приняли радушно. Более того, избрали его князем. В Новгородской и Псковской республиках князь – это административное выборное лицо, которое выполняло функции главнокомандующего и судьи.

Перед этим он принимает крещение с именем Тимофей. И, как пишет летопись, «дохнула на него благодать Божия». И это не просто слова. Под воздействием святого Крещения меняется характер князя, меняется его мировоззрение. То, что это уже не прежний полудикий язычник, говорят факты. Так после знаменитой битвы под Раковором 18 февраля 1268 года, когда объединенные русские войска наголову разбили датчан и крестоносцев, князь в псковском кремле построил церковь во имя своего небесного покровителя святого Тимофея Газского. 23 апреля (6 мая) того же года, в день памяти святого великомученика Георгия Победоносца, воины Довмонта разгромили крестоносцев на реке Мироповне. В память о победе Довмонт построил в Пскове храм во имя святого великомученика Георгия Победоносца. И еще не одну свою победу он ознаменовал строительством церквей.

33 года княжил Довмонт в Пскове. Это небывалый в истории случай. Он говорит о том, что ершистый и своенравный псковский люд действительно очень любил и уважал своего князя. Помню, с каким восторгом и гордостью много лет назад на экскурсии псковский гид рассказывал о нашем земляке.

Довмонт был гениальным полководцем. Но для того, чтобы тебя любили, этого мало. Вспомним хотя бы, что новгородцы неоднократно прогоняли от себя Александра Невского. Но княжить, будучи иностранцем, пришлецом, как тогда говорили, 33 года! Для этого надо быть, не знаю, каким человеком. Все это время Довмонт защищал Псков, да и всю Русь от немцев, датчан, литовцев. Он был справедливым судьей. Творил милостыню, чтил церковные праздники, покровительствовал храмам и монастырям и сам основал обитель в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Он построил новую крепостную стену рядом с Кромом (кремлем), сделав город неуязвимым для любого врага. Стена эта, была названа «Довмонтовой», а территория за ней до сих пор имеет название «Довмонтов град».

Знаменитый меч князя, издавна почитаемый в Пскове как святыня, прежде чем попасть в местный музей, постоянно хранился в ризнице Троицкого собора. Созданный западноевропейским мастером-оружейником, он побывал во многих руках, но имя ему дал самый знаменитый его владелец, Довмонт. Перед каждой битвой князь обязательно приходил в Троицкий собор, главную церковь Пскова, клал перед алтарем свой меч и молился. И молитва его всегда доходила до Господа. А чтобы воодушевить своих воинов и весь город, он говорил: «Братья мужи псковичи! Не посрамим отцов и дедов наших. Кто стар, тот мне отец, а кто молод, тот мой брат. Теперь, братья, нам предстоит жизнь или смерть. Постоим же за Дом Святой Троицы, и за Святую Церковь, и за свое Отечество!»

В 1282 году князь Довмонт породнился с великокняжеской семьей: его женой стала княгиня Мария Дмитриевна, дочь Великого князя Дмитрия Александровича и внучка Александра Невского. Существует чудотворная Мирожская икона, где в центре изображена Божья Матерь, а по бокам небольшие фигурки Довмонта и его жены.

Последний свой подвиг Довмонт совершил весной 1299 г. Ливонцы 4 марта неожиданно напали на псковский посад и многих жителей убили. На следующий день неприятель осадил город. Псков не был готов к длительной осаде, собственных сил для этого явно не хватало. Но Довмонт, обладая природным даром полководца, не мог не использовать тактические ошибки, допущенные ливонцами при организации осады. Замысел псковского князя был прост — уничтожить командную верхушку войска, а затем перебить остальных рыцарей. Псковская рать свалилась на немцев, как снег на голову, и «…бысть сеча зла, яко же николи же не бывала (какой никогда не было) у Пскова». Довмонт, несмотря на свой преклонный возраст, находился во главе дружины и бился вместе с простыми ратниками. Победа была полной и убедительной.

Псковский князь не ведал, что жить ему осталось всего два месяца. 20 мая 1299 г. он скончался. Похоронен князь был в Троицком соборе. Летопись свидетельствует, что «бысть же тогда жалость велика в Плескове (Пскове) мужам и женам, и малым детям по добром господине благоверном князе Тимофее».

Вскоре умерла и его жена Мария Дмитриевна, постригшись по обычаю в монахини с именем Марфа. Она тоже причислена к лику святых.

При раке святых мощей Довмонта совершалось немало чудес: Так в 1530 году, в день святой Троицы, одна слепая помолилась при гробе святого Довмонта и получила зрение. И уже почти через 400 лет далеко от Пскова, на границе с Китаем произошло явление псковских князей Довмонта и Всеволода русским казакам, которые несли дозор на реке Зее. Князья предсказали вторжение китайцев на Амур. «И мы в тех боях будем в помощь русским людям», — сказали князья. Об этом и других явлениях Довмонта на Дальнем Востоке в XVII веке была составлена Гаврилой Фроловым в Якутске 23 октября 1689 года «Повесть о чудесах святых благоверных великих князей Всеволода и Довмонта». Легенды? Откуда в далекой Сибири простому казаку было знать о каких-то князьях, живших за много тысяч верст за четыре века до него?

Вот он каков — наш славный земляк благоверный литовско-псковский князь Даумантас-Довмонт, во святом крещении Тимофей.

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.