Быстрые кредиты – угроза национальной безопасности

Примерно два с половиной года назад у меня начала формироваться установка о том, что в явлении быстрых кредитов заключается большая часть общественного зла, антиэкономики.

Повилас Гилис, член Сейма

Примерно в то же время встретившийся со мной житель Молетай, друг детства Йонас рассказал историю своей дочки. В обществе быстрых кредитов она заняла свыше тысячи литов, которые за короткое время превратились в долг величиной более 6000 тысяч литов. Девочка эмигрировала, пыталась скрыться в Соединенном Королевстве… Эта история подтолкнула меня подготовить поправку к закону, которая ограничивает немыслимую цену одалживания денег.

Еще более поразительна новая история, которую рассказал каунасец Казис Янкаускас. Его сын Дарюс, попав в карусель быстрых кредитов, ушел из жизни. Ему было всего 19. Вот таковы индивидуальные и семейные истории. Их тысячи.

Посмотрим и на общую картину в масштабах государства. Сразу предупреждаю, что статистика ужасная. Официальные данные Банка Литвы свидетельствуют о том, что до 30 июня с. г. зарегистрировано 7849 арестов имущества. Только за первое полугодие текущего года количество таких арестов увеличилось на четверть. Почти 8 тысяч семей в Литве попали в лапы обществ быстрых кредитов. До 30 июня организациям, которые занимаются взысканием кредитов, и судам передано 136,4 тысячи договоров о кредитах. Общее количество просроченных долгов по кредитам составило 174 тысячи.

За этими цифрами кроются тысячи сломанных жизней как отдельных граждан, так и семей. Людей охватывает паника, депрессия, они «спасаются» алкоголизмом, становятся наркоманами. Некоторые из них, спасаясь от тех, кто выбивает долги, эмигрируют…

Вред этого явления огромен, причем он увеличивается. Уничтожаются финансовые ресурсы не только отдельных лиц, но и семей, экономика семей. Уничтожается человеческий капитал. Таким образом, распространяется и приобретает все более широкий размах антиэкономика, которая нарушает подлинные экономические процессы, т. е. процессы создания имущества.

Быстрые кредиты в большинстве случаев проявляются как уничтожение, а не создание имущества. Подобное уничтожение и следует отнести к антиэкономике. Быстрое распространение антиэкономики создает опасность для экономической безопасности страны. Следовательно, губительный рост антиэкономики, порожденный быстрыми кредитами, должен был бы вызывать тревогу у власти – у президента, правительства, политических партий, а также у средств массовой информации, которые мыслят по- государственному.

К сожалению, приходится сталкиваться с полным безразличием элиты. На то могут быть две причины – непонимание природы и размаха проблемы и мощное влияние обществ быстрых кредитов. Прежде всего, финансовое влияние.

Уже более двух лет я пытаюсь добиться, чтобы действующий (инициированный еще Ремигиюсом Шимашюсом) Закон о потребительских кредитах был исправлен. Однако правительство и особенно Министерство финансов до сих пор фактически блокировали поправки к закону. Еще в начале 2013 г. мне, как члену Сейма, правительство письменно обещало, что  представит СИСТЕМНЫЕ, комплексные поправки к действующему закону. Однако обещание так и осталось обещанием. По моей инициативе и инициативе члена Сейма Ритиса Купчинскаса была организована рабочая группа для подготовки поправок к закону. Но руководитель этой рабочей группы то ли из-за попустительства, то ли по другим мотивам не сумел собрать рабочую группу в течение более полугода. Сейчас начинает искать виновных…

Недолго думая, я сам подготовил проект поправок к закону. В нем предлагается ликвидировать бреши безответственного займа, т.е. чтобы молодые люди, не имеющие доходов, не могли брать деньги в долг, чтобы нельзя было занимать деньги от имени другого лица и т. д. На пленарном заседании Сейма проект поправок был одобрен после его представления, однако дальнейшее обсуждение документа почему-то прекратилось. Хотя и было намечено на 11 июня этого года.

Шло время, общества быстрых кредитов пользовались недостатками, содержащимися в законе, становилось все более ясно, что какие-то мощные силы сдерживают процесс. Кто может отрицать, что эти силы – общества быстрых кредитов? Они преследовали две цели: прежде всего, чтобы «дырявый» закон не был исправлен, и второе, даже  если бы он был исправлен, то это произошло бы как можно позднее. Ведь действующий вариант закона означает для этого предпринимательства существование «золотой жилы». Следовательно, затягивание процесса с принятием поправок было очень выгодно обществам быстрых кредитов.

В сентябре закон наконец-то был представлен Сейму, 1 октября началось его обсуждение. Интересно было следить за публичным пространством и поведением некоторых политиков. Публичное пространство заполнили статьи, интервью, в которых говорилось о том, насколько хороши общества быстрых кредитов и как их обижают. Такая однобокая позиция пыталась заслонить иное мнение о том, что общества быстрых кредитов несут огромный вред и что во имя общего блага следует ввести нормальное регулирование, защищающее общественные интересы. За все это время ни я, ни мои единомышленники не были приглашены НИ НА ОДНУ передачу или дискуссию на телевидение или радио. Даже так называемый национальный транслятор блокировал иное мнение и занялся пропагандой интересов обществ быстрых кредитов. Хотя существуя на деньги налогоплательщиков, этот транслятор должен был бы вести себя демократично, обеспечить в своем эфире разнообразие мнений и представлять, прежде всего, публичный, а не частный интерес.

Процесс принятия закона будет продолжен в Сейме. Я еще не потерял надежду на то, что большая часть членов Сейма образумится и поддержит усилия, которые преграждают путь абсолютного безответственного займа средств взимать немыслимую цену за занятые средства, чтобы парламентарии поддержали ограничение рекламы быстрых кредитов.

Такая позиция позволила бы сдержать масштаб антиэкономики, вызванной быстрыми кредитами, улучшилась бы экономическая ситуация, возрос объем и распространение общего добра в нашей стране.

Повилас ГИЛИС, член Сейма

Оставьте свой комментарий

avatar
600