Элла Канайте: «Любые реформы должны быть продуманными»

Фото из архива Э. Канайте

«Всегда очень сложно жить в период перемен, революций и реформ, а реформирование системы образования происходит постоянно. Главная задача сейчас состоит не только в том, как улучшить качество обучения, но и как вырастить свободную развитую личность», – говорит председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы Элла Канайте.
– Последние пять лет показали хорошие тенденции к увеличению числа учеников в русских школах, точнее в государственных школах с русским языком обучения. Этот год не стал исключением. Несмотря на то, что демографические процессы, связанные с миграцией, отражаются на всех школах Литвы без исключения, русские школы даже на этом фоне выглядят всегда стабильно. То есть спрос на русские школы остается, как бы ни хотелось некоторым политикам их вообще ликвидировать.
Иначе как можно расценить предложение консерваторов, прозвучавшее в конце июля, ввести с 2023 года изменения в школах нацменьшинств, где не менее 60% программ начального, основного и среднего обучения осуществлять на литовском языке, а оставшиеся не менее 40% – на языке национального меньшинства. Я считаю, что фактически – это дискриминация.

  – Что касается системы обучения в школах нацменьшинств, то Литва в качестве модели всегда использовала пример Латвии. Достаточно вспомнить, что билингвальная система была позаимствована из Латвии, сейчас – новое предложение, основанное все на той же модели наших соседей, правда, у них в русских школах 80 проц. предметов будет вестись на латышском языке.
– Если ставить вопрос о сравнении нас с Латвией, то у нас разная геополитическая ситуация, поэтому такое сравнение некорректно. Русских в Литве проживает всего около 5 проц. На фоне тех 17 проц., составляющих национальные меньшинства Литвы, русскоязычных не так и много. Тогда как в Латвии русскоязычное население составляет более 30 проц. Там всегда была иная ситуация в подходе к изучению латышского языка. Поэтому нельзя все писать под одну копирку, тем более, когда разный уровень знаний и преподавания государственного языка. Наши выпускники сдают экзамены на аттестат зрелости только на литовском языке, в высших учебных заведениях учатся только на литовском языке.

  – Начиная с 2013 года выпускники школ с родным языком обучения сдают единый экзамен по литовскому языку. Тогда было много споров по поводу того, что для введения единого экзамена необходим переходный период. Есть ли сегодня положительная динамика в результатах сдачи экзамена?
– Сложилась странная ситуация: в первые годы после введения единого экзамена его результаты были намного лучше, нежели сейчас. На протяжении последних двух лет процент учеников, не сдавших экзамен по литовскому языку, составляет около 19 проц.

  – С чем это связано, с плохо подготовленной программой?

 – Нет. Программа меняется, издаются новые учебники, более того, в этом году расширили список обязательных авторов при использовании в сочинении на экзамене. Такие, я бы сказала, не очень хорошие показатели скорее связаны с системой оценивания. Одно дело, когда учитель оценивает тест, где всегда можно уложиться в оценочные рамки. Другое дело — оценивать сочинение. Здесь вопрос заключается в том, кто и как оценивает. Сейчас, когда этот вопрос мы поднимали в Национальном экзаменационном центре, выяснилось, что очень небольшой процент учителей-литуанистов, преподающих в школах национальных меньшинств, участвует в проверках этих работ. В основном экзаменационные работы проверяют учителя из литовских школ. Соответственно, оценивают сочинения на равных с выпускниками литовских школ.
К сожалению, никто не хочет признать, что одно дело, когда ребенок изучает литовский в своей родной среде (семья, школа), и другое дело — когда язык для него не родной. Для него он – изучаемый язык, потому что он все равно мыслит на своем родном языке.
Я всегда придерживалась того мнения, что нужен постепенный переход. То есть те ученики, которые начали изучать литовский язык по единым программам, смогут сдавать единый экзамен при сохранении некоторых льгот (имеется в виду норма грамматических ошибок и т. д.). Даже у нынешних десятиклассников, которые в этом году сдавали тесты на проверку знаний за курс основной школы, требования к литовскому языку были как к родному. Увы, результаты такой проверки оказались удовлетворительными. И этому тоже есть объективные причины. Оказывается, до сих пор не разработаны учебники и пособия по литовскому языку для 9-х классов. Министерство образования и науки кинуло все силы на 11-12-е классы – увеличило количество часов литовского языка, и на начальную школу – сейчас для них создаются новые пособия и учебники, а пласт с 5-го по 10-й классы основной школы остался «за бортом». К тому же, если мы говорим об увеличении часов литовского языка, то очень не хочется, чтобы это шло в ущерб родному языку. Такого не должно быть.
Но я за то, что прежде, чем проводить ту или иную реформу, нужен подготовительный переходный этап. А у нас что не реформа, то сплошное барахтанье. Любая реформа, а особенно в системе просвещения, должна быть аргументирована – насколько она необходима. Тем более, азы образования ребенку легче даются на родном языке.

  – Реформа системы среднего образования больше всего коснулась школ с родным языком обучения, не так ли?
– Это относится к реорганизации русских школ. Здесь необходимо учитывать два фактора. Первый фактор – это структурная оптимизация сети школ, связанная с Новой редакцией Закона об образовании, которая входит в компетенцию Сейма. И второй фактор – это оптимизация сети школ по количественному признаку, которая входит в компетенцию самоуправлений. Дело в том, что когда речь заходит о школах нацменьшинств, нигде юридически этот статус не зафиксирован. Ведь при таком статусе у наших школ было бы больше льгот – в том числе при комплектации классов. Как может даже в крупных городах быть одинаковое число учеников в классах в русских и литовских школах? Тем не менее критерии при формировании классов в крупных городах одинаковые. Это послужило причиной того, что многие школы с родным языком обучения были ликвидированы. Конечно, демографическая ситуация, эмиграция тоже послужили причиной закрытия школ. Не секрет, что порядка 30-35 проц. русских детей обучаются в литовских школах. Такую тенденцию я могу понять в силу безвыходной ситуации, когда это происходит в маленьких городах, где нет русских школ.

  – Приходится слышать, что в Вильнюсе в школах со статусом гимназий переполнены 11-12-е классы?
– Если говорить о нынешней ситуации, то нет переполненных 11-12-х классов. Потому что 11-е классы формируются в гимназиях им. С. Ковалевской, им. В. Качалова, «Сантарос», «Ювентос»; школе им. А. С Пушкина (с этого учебного года), две школы имеют статус так называемых «окраинных школ» – гимназия «Жарос» в Науйойи-Вильне и Григишкская гимназия. Ситуация выровнялась. Хотя не исключено, что через несколько лет гимназии могут столкнуться с такой ситуацией, поскольку сейчас во многих школах большое число учащихся в 7-8-х классах.

  – С какими проблемами сталкиваются сегодня школы с русским языком обучения?
– Проблем, конечно, много. В первую очередь, это экзамен по литовскому языку, чтобы ученики русских школ сдавали его на должном уровне. Во-вторых, проблема с педагогическими кадрами. К сожалению, Литва не готовит учителей начальных классов, учителей-предметников для школ с русским языком обучения. Увы, но средний возраст учителей становится все выше. В школах ощущается огромная нехватка учителей. Катастрофически не хватает учителей начальных классов, английского языка, информатики. Что касается учителей английского языка и информатики – то нехватка этих специалистов ощущается во всех школах Литвы. В-третьих, проблема с обеспечением учебниками. И, самое главное – сохранение русскости в наших школах.
Школа – это «государство в государстве», и все те процессы, которые происходят в государстве, отражаются на школе, в том числе и социально-экономические проблемы.
Как бы ни хотелось говорить о политических моментах, но тем не менее, плохие межгосударственные отношения между Литвой и Россией в настоящее время сказываются и на русской общине, и на русских школах. Это негативное отношение властей к образовательным и культурным программам России для российских соотечественников. Это и курсы повышения квалификации для учителей, ознакомительные программы и экскурсии в Россию для учащихся. Я считаю, что система повышения квалификации для учителей, участие российских специалистов в составлении учебников по русскому языку пошли бы только на пользу.
Кстати, 27-28 сентября в Вильнюсе состоится двухдневный семинар для учителей русского языка, как родного, так и иностранного, а также для учителей начальных классов. Преподавать будут специалисты из Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина. (Вся информация у Э. И. Канайте, телефон и эл. почта – в редакции. – Прим. «ЛК»).
Это нормальная мировая практика, когда учителя-преподаватели едут в страну – носителя языка. Не надо искать в этом политической подоплеки, это всего лишь образовательная политика. Хотя я понимаю, что образовательная политика – это внутренняя составляющая страны. Но здесь речь идет о предмете. Я не вижу никаких крамольных действий, направленных против Литвы, если ученики едут на образовательные экскурсии в Россию. Почему наши ребята не могут обучаться в России, имея в виду продолжать третью ступень образования, поскольку в Литве высшее образование на литовском языке.

  – Не могу не спросить, а как обстоят дела со знаниями русского языка? Как известно, многие школы с русским языком обучения ввели проверочный экзамен по русскому языку в 10-м классе.
– А более 40 процентов (ближе к 50 проц.) выпускников ежегодно выбирают экзамен по русскому языку за курс 12-го класса. Что касается преподавания русского языка, то мы тоже сталкиваемся с проблемой учебников. Наконец-то нас услышало Министерство образования и науки Литвы. На встрече представителей русской общественности с вице-министром Гражвидасом Казакявичюсом нам было обещано, что министерство выделит средства на издание нового учебника по русскому языку для 5-х классов. Уже этой осенью будет представлена концепция учебника, а в следующем учебном году он появится в школах. За 5-м классом наступит очередь 6-х классов.
То есть мы видим, что какие-то рабочие моменты можно решать мирным путем, договариваясь. Но по каким-то другим проблемам надо высказывать свою активную позицию и ее отстаивать. В частности, я имею в виду предложение консерваторов о переводе школ нацменьшинств на литовский язык преподавания. Это совершенно дискриминационные вещи.

  – Должна ли в таких ситуациях русская община консолидированно выступать вместе с польской общиной?
– Мы консолидированно действовали с польской общиной еще в 2010 году, участвовали в совместных митингах, в сборе подписей под петицией в защиту обучения на родном языке, вместе эту петицию передавали спикеру Сейма. Ведь что у русской общины, что у польской общины цель одна – сохранить образование на родном языке!

  – Увеличение продолжительности учебного года, действительно, может улучшить качество образования?
– Реформы должны быть продуманными и направленными на благо учащихся. Наша система образования ничуть не хуже европейской, выпускники школ Литвы свободно поступают в европейские вузы и прекрасно в них учатся.
Но детям в школе, в первую очередь, должно быть комфортно. Для достижения хороших результатов нужно применять индивидуальный подход к каждому ребенку. В школе ребята должны чувствовать социальную защищенность, сохранять свою культурную самобытность. Я считаю, что обучение на родном языке – это основная составляющая комфортности ребенка в школе.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Оставьте свой комментарий

avatar
600
Click to listen highlighted text!