Как Мемель вновь стал Клайпедой

Эта дата, 28 января 1945 года, для многих клайпедчан так же дорога, как и День Победы. 70 лет назад в этот морозный зимний день город после кровопролитных боев был наконец очищен от фашистских захватчиков и возвращен Литве. Мемель вновь стал Клайпедой.

Каждый год сотни клайпедчан приходят 28 января к воинскому мемориалу, чтобы поклониться памяти советских воинов, отдавших свои жизни за освобождение города от гитлеровцев. Особым почетом в этот день окружены клайпедчане-фронтовики, участвовавшие в боях за литовский город-порт. Их, доживших до 70-летия освобождения Клайпеды и поднимавших ее из руин, осталось всего семь человек. Назовем героев поименно: Таисия Руокене, Елизавета Игонина, Миколас Вайдолас, Пранас Герулайтис, Евгений Ковальчук, Егор Студенцов, Иван Трубленков.

Мемельская операция длиной в 111 дней

Мемельская наступательная операция началась 5 октября 1944 года. Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии Иван Баграмян называл ее решающей стратегической операцией, призванной выйти на побережье Балтийского моря, отрезав тем самым пути отхода группе армий вермахта «Север» в Восточную Пруссию. В ней участвовали войска 1-го Прибалтийского фронта под командованием И. Баграмяна и 3-го Белорусского фронта под командованием генерала И. Черняховского общей численностью 900 тыс. человек, а также свыше 1300 танков, более 9 тыс. артиллерийских орудий, 2600 самолетов. Им противостояли 56 немецких дивизий и 3 моторизованные бригады общей численностью 700 тыс. человек, а также 1216 танков, около 7 тыс. орудий и 400 самолетов.

Как явствует из многочисленных источников, первый этап Мемельской операции проходил стремительно. Уже 10 октября, прорвав три линии обороны, советские войска вышли к Балтике севернее и южнее Клайпеды, 22 октября освободили северный берег реки Нямунас от устья до Юрбаркаса, в том числе 3500 населенных пунктов.

Однако последний, мемельский участок обороны гитлеровцев был так сильно укреплен, что выбить их оттуда оказалось непросто. Немцы начали строить укрепсооружения вокруг Мемеля еще в 1939 году. Город был опоясан системой фортов, противотанковыми рвами, минными полями и проволочными заграждениями в несколько рядов. Городские здания были превращены в огневые точки. Клайпеду оборонял гарнизон из 4-х немецких дивизий, поддерживаемый 200 танками и огнем береговой артиллерии и корабельных орудий с моря.

Второй этап Мемельской наступательной операции, в которой участвовала 4-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта Петра Малышева, в том числе и 16-я Литовская стрелковая дивизия, начался в январе 1945 года. 27 января советские войска штурмовали Мемель с трех сторон. Наиболее ожесточенные бои развернулись на ближних подступах к городу, в районе железнодорожного вокзала и красных казарм. Как следует из брошюры, изданной Клайпедским советом ветеранов, первым в Клайпеду в 3 часа ночи ворвался батальон пехоты под командованием М. Гладкова. А в 8.30 28 января командующему фронтом генералу армии И. Баграмяну было доложено о полном освобождении города от гитлеровцев. Сама же Мемельская операция была завершена к 7 февраля, когда фашистов выбили с литовского участка Куршской косы. Это означало и освобождение всей Литвы от фашизма.

За 111 дней Мемельской операции в боях за освобождение литовской земли от гитлеровцев погибло более 80 тысяч советских воинов, а сколько их потом умерло от ран – и подсчету не подлежит.

Судьба солдата

Прежде чем попасть на войну, рядовой Иван Трубленков хлебнул горя у себя на Смоленщине, испытав все ужасы оккупации.

«Страшно вспомнить, как бесчинствовали фашисты. Нашу семью выгнали из дома, жили в землянке. Все мои родные умерли от тифа, я еле выжил. В армию призвали в 44-м. Я хорошо стрелял – поставили пулеметчиком. Первый раз меня ранило в ногу в бою под Шяуляй. Подлечился в витебском госпитале – и снова на фронт. Воевал на Мажейкском направлении. Ходили в атаку по три раза на дню», — вспоминает 89-летний фронтовик.

  
Иван Трубленков: 1945 год и наши дни.

Второе ранение было тяжелое – в голову. Очнулся в медсанбате. Услышал как-то знакомый голос: оказалось, рядом лежал весь обгоревший родной дядька-танкист. Угостил было племянника папиросой, но Иван, деревенский паренек, к своим 18 годам не курил и спиртного даже не пробовал. Дядька, рассказывает Иван Титович, несмотря на сильные ожоги, все-таки выжил, но больше они так и не увиделись.

«После ранения – опять новая часть. Попал в отдельный гвардейский противотанковый дивизион. А как получилось? Помню, стоим в строю, я восьмой в шеренге. Приходит майор и командует: кто танков не боится – шаг вперед! Никто не вышел. Я стою, ноги трясутся. Отобрал 12 человек, в том числе и меня. Так я стал наводчиком 76-миллиметровой пушки. Перед боем дали пострелять два раза холостыми – вот и вся учеба. Но попадал в бою как надо, и танки подбивал, и бронепоезд даже. Пушка тяжелая, на передовую ее везли на «додже», а на огневую позицию выкатывали ввосьмером на себе ночью. После войны встретил я того шофера «доджа» Любушкина у нас на Опытном судоремзаводе – узнали друг друга, обрадовались», — улыбается воспоминаниям Иван Титович.

Вот так налегке, без пушки, и совершил он со своей батареей марш-бросок на Клайпеду. Шли ночью по левому берегу речки со стороны Кретинги. Командир предупредил, чтобы не сходили с тропки – кругом мины. С минами-то повезло, хотя один боец все же подорвался. А Иван оступился, провалился в воду. Сушиться было негде, да и некогда. Так и воевал.

Клайпеду паренек со Смоленщины увидел уже днем 28 января. Зрелище, вспоминает, было страшное. Уцелевших зданий почти не осталось, одни руины. Кое-где дома еще горели, многие здания заминированы – ходили осторожно. Жителей почти не было видно, лишь несколько человек из немцев повстречались с поднятыми руками.

День Победы Иван Титович встретил под Лиепаей. Солдаты высыпали на бруствер, обнимались, ликовали. Потом подвезли обед. Один солдатик отошел метров на 80, сел под дерево, только достал ложку, как ударил шальной снаряд. Один-единственный, больше не стреляли. Погиб у товарищей на глазах, не успев даже осознать, что проклятой войне – конец.

Но воинская служба солдата И. Трубленкова, награжденного за ратный труд орденом Отечественной войны 1-й степени и медалью «За отвагу», на этом не закончилась. Его 186-й артиллерийский гаубичный полк после войны направили в Клайпеду, расположили в красных казармах. Служил командиром дивизиона. После службы шли на расчистку развалин, сажали деревья. Разрешили демобилизоваться только через 8 лет. Ни профессии, ни одежды, ни жилья. Дома на Смоленщине никто не ждал. Решил остаться в Клайпеде. Устроился учеником электрогазосварщика на Опытный судоремзавод, где и проработал 44 года. В 52-м встретил свою любовь – красавицу Нину, родившую ему сына. Они вместе уже 63 года. Красивая старость – это про них, супругов Трубленковых, проживших жизнь чисто и честно.

Фронтовик, не стареющий душой

Удивительно, но два фронтовика-одногодка, Иван Трубленков и Евгений Ковальчук, чьи судьбы так похожи, до сих пор незнакомы. Оба впервые увидели Клайпеду 28 января 1945-го, вместе поднимали город из руин, все эти 70 лет ходили по одним улицам, приходили дважды в год к воинскому мемориалу, а познакомятся друг с другом только на страницах этого номера «Литовского курьера».

Евгений Данилович Ковальчук тоже до призыва в армию в 1944 году испытал на себе все ужасы трехлетней фашистской оккупации.

«Нашу деревню на белорусском Полесье сжигали дважды. Первый раз – немцы в войну, а второй – в 1986 году, когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, которая была всего в 40 км от нас. Спустя две недели после аварии умирает моя мама, и мы поехали туда на похороны. Деревни нет, но кладбище осталось, я туда езжу почти каждый год. А тогда, в войну, спасение было одно – в лес, к партизанам. В свои 16 лет я был связным в отряде имени Сабурова. Каждый день, считай, ходил по краю, но бог миловал. Даже награжден медалью «Партизан Белоруссии», — начал свой рассказ Евгений Данилович.

К началу Мемельской операции рядовой Евгений Ковальчук воевал в 38-м стрелковом полку. Стрелять парень научился еще в партизанском отряде. Так же, как и его ровесник Иван со Смоленщины, по несколько раз на день ходил в атаки, участвуя в прорыве Курляндской группировки. Только при наступлении на Клайпеду его полк двигался со стороны Тауралаукиса.

  
Евгений Ковальчук: 1945 год и наши дни

Евгений Данилович тоже навсегда запомнил первую встречу с освобожденной Клайпедой: по разрушенному городу было невозможно протиснуться, уцелела всего лишь пятая часть зданий. Потом он, как и тысячи горожан, каждый день выходил после службы на расчистку улиц.

«Ну что про войну рассказывать? Воевал, как все. Пулям не кланялся, а вот поди ж ты – ни одной царапины за все бои. Ранило меня уже после войны, причем, довольно серьезно», — скупо рассказывает ветеран.

А дело было так. Сразу после окончания войны их 38-й стрелковый полк переформировали в 404-й гвардейский военно-морской дивизион: сняли с боевых кораблей 137-миллиметровые орудия и установили их на железнодорожные платформы, солдат-пехотинцев переобмундировали в морскую форму, и стали они морпехами. Дивизион нес службу в районе Мелнраге.

«Клеши и тельняшка с бескозыркой мне очень нравились – я же еще совсем мальчишка был в 45-м. Но службу нес исправно и добросовестно. А она была нелегкой – нарушителей воздушного и водного пространства было предостаточно, однако мы ни одного не пропустили. Один раз самолет-нарушитель подстрелили из зенитки, он в море упал. За хорошую службу нынешней улице Моло присвоили тогда название Гвардейская. Нас сам руководитель Литвы Снечкус приезжал поблагодарить», — с удовольствием вспоминает Евгений Данилович.

Это было в 1951 году. Снечкус предложил тогда морякам остаться после демобилизации в Литве, в Клайпеде. Из 300 человек согласились 26 – в основном белорусы, дома и семьи которых были разорены фашистами. Ветеран бережно хранит групповой снимок тех лет: все 26 морячков красавцы – просто загляденье. Из этой дружной команды в Клайпеде теперь остался один только Ковальчук. Кто-то в 90-х покинул Литву, иных уж нет…

Тогда же, в последний год службы, в дивизионе произошло ЧП. На взморье еще оставалось много неразорвавшихся снарядов и мин. Командир, по словам Ковальчука, приказал заниматься их обезвреживанием – саперов не хватало. Не будучи специалистами, моряки рисковали, но ослушаться боялись. В результате взрыв, двое матросов погибли, троих тяжело ранило. Так, Евгений в неполных 25 лет стал инвалидом 3-й группы. То ранение до сих пор дает о себе знать. Обидно: в войну – ни царапинки, а в мирное время…

Демобилизовавшись, Евгений Данилович устроился на завод «Балтия», потом до самой пенсии работал водителем на автотранспортном предприятии. До сих пор водит машину, в прошлом году даже сам ездил в Беларусь к маме на могилку. Но теперь, говорит, сын не разрешает, и правильно делает – реакция уже не та.

В доме у Ковальчуков – безукоризненная чистота и порядок. Ни за что не скажешь, что вот уже 10 лет Евгений Данилович сам ведет хозяйство – готовит, стирает, убирает, а также ухаживает за парализованной женой. С удовольствием играет гостям на баяне, может еще и сплясать лихо «Яблочко». Благодарен сыну и внучке, которые подменяли его, пока он недавно ездил в Волгоград и в Москву в Кремль на встречу фронтовиков.

*****

Удивительное это поколение – люди, пережившие войну! Ни на что не жалуются, не хнычут, не любят никого обременять. Живут радостно, принимая с благодарностью каждый прожитый день. Их стойкость и жизнелюбие вызывают восхищение. Успеть бы только еще раз сказать им спасибо за нашу мирную жизнь. Дай им бог здоровья!

Елена ЛИСТОПАД.

афиша афиша афиша афиша

40
Оставьте свой комментарий

avatar
600
40 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Робот BoBot - Свободная Мыслящая МашинаAstimur2timuru19Солдат Авторы недавних комментариев
Новые Старые Большинство проголосовавших
Робот BoBot - Свободная Мыслящая Машина
Гость
Робот BoBot - Свободная Мыслящая Машина

160 тыщ солдат легло! А теперь литы нам в морды плюют! Не, вернуть без базара, а литов — на Колыму!

As
Гость
As

А знаете сколько ещё будет? Вы открыли ящик пандоры и это придёт и в прибалтику.Бог вас всех накажет.И убежите вы под юбку к хозяевам и кинете свой народ хотя нах вы народу такие и нужны????

As
Гость
As

А знаете поджигатели майдана сколько вы в центре европы уже труппов намолотили? Около ста тысяч вы это осознаёте???? Понимаете? В Афгане погибло за десять лет около десяти тысяч а вы за год умудрились столько народу положить демократы хреновыв.

timur2
Гость
timur2

в Сибирь таких придурков как ты ссылали ты потом через берингов пролив до Торонто съ…лся к «друзьям» туалеты драить

As
Гость
As

Будте вы прокляты Вы и ваши дети кто стоял на майдане и тем более будте вы прокляты страны и их руководители кто этот майдан потдержал .На века будте прокляты вы и ваши дети Аминь…

timuru19
Гость
timuru19

smotri ctob c Kionenzberg nenado
rostatsia ix sdes nikogda nebilo a v Sibir ne xotite?

As
Гость
As

Наверное хунта????

As
Гость
As

Вот копию отправил не прошла и кая тут свобода слова???

As
Гость
As

Впринципе я сейчас обьясню я там написал кто зажигал майдан все должны ответить ,…,вот и всё .

As
Гость
As

А чё так боитесь?????Наверное здесь хотите зажечь?? А?? Зачем не пропускаете мой мирный комент???А???

As
Гость
As

Ненавижу вас уродов,тварей Баболёликов.

As
Гость
As

Ты ещё расскажи как в американском вертолёте летел а тебе на дурную бошку вертолётное масло падало а фантаст грёбанный???

As
Гость
As

Когда дебил поумнеешь тогда в аглицком мы с тобой посостезаемся..,окей????Хотя моль ты и поверь мне в падлу.

As
Гость
As

Чё ты дебил мне всё это муйню напоминаешь я же знаю б..ть английский язык и это ничего на нём не означает дурачёк так что можешь лохотронить дебилов а не меня улан. и стань как надо твоим хозяевам ..,ну ты меня понял.

Солдат
Гость
Солдат

Ass, смени погоняло. По английски это означает «жопа». Выучи настоящий польский язык (местный говнопольский не подходит), съезди к своим настоящим соплеменникам в Польшу и только тогда с треском выдернешь пророссийский член из своего похмельного рта. Настоящие поляки русских и россию не любят.