Куклы и смыслы Анатолия Лелявского

Белорусский государственный театр кукол заслужил репутацию одного из лучших кукольных театров Советского Союза при Анатолии Лелявском, который еще в 50–е годы прошлого века отважился на первые эксперименты. Это с ним здесь появились спектакли для взрослых, актеры вышли из–за ширмы к зрителям, а вслед пришло первое фестивальное «золото» и международное признание. Однако после того как пост главного режиссера занял Алексей Лелявский — сын Анатолия Александровича, театр не утратил ни своей любви к сценическим опытам, ни популярности — причем в масштабах ничуть не меньше прежних.

Итоги третьего республиканского конкурса театрального искусства, подведенные в последние дни ушедшего года, как всегда, небесспорны. За исключением — опять же как всегда — кукольных спектаклей, единодушно признанных и жюри, и зрителями лучшим, что можно увидеть на сегодняшней сцене. Как «лучший режиссер» Алексей Лелявский получил награды сразу за два спектакля — «Ладдзю роспачы» по Короткевичу, вышедшую в родном театре и пушкинского «Самозванца», поставленного в Бресте. Одновременно российские театралы признали его «Одиссея» одним из главных событий театрального Петербурга за 2014 год. А еще говорят, что талант по наследству не передается!

— Куклы в папиной жизни появились почти случайно: получив распределение в Усть–Каменогорский драмтеатр, параллельно он стал подрабатывать режиссером кукольных спектаклей. А после сделал окончательный выбор в пользу кукольного театра. Выбрал Минск…

Поначалу весь кукольный театр размещался в четвертом подъезде оперного театра, потом ему передали целый угол дома недалеко от нынешнего Дворца Республики. Но свой первый кукольный спектакль я смотрел в зале института иностранных языков — еще долго это был разъездной театр, умудрявшийся давать более тысячи спектаклей в год на самых разных сценах.

Теперь все говорят: настоящий кукольный театр начался в Беларуси с Анатолия Лелявского. Ну да, многое здесь появилось благодаря ему. В том числе — актерская школа–студия при театре, а потом и курс в театрально–художественном институте. Тем не менее нам, своим домашним, он всегда говорил: «Надо быть готовыми к переезду» — и старался не обрастать бытом. Уверен, если бы папа почувствовал, что театр или зрители больше не ждут от него ничего вдохновляющего, оставил бы все без сожаления.

Хотел ли он, чтобы я его заменил? Возможно. Я не спрашивал… Но на выбор моей профессии папа повлиял существенно, пусть и ненавязчиво.

Я неплохо учился в физико–математической школе и свое будущее планировал связать с цифрами, поскольку любая публичность была связана для меня тогда с большим стрессом. А накануне экзаменов так волновался, что папа предложил «для начала» сходить почитать стихи в театрально–художественный институт — провести вроде как репетицию «настоящих» экзаменов. Неожиданно для меня «репетиция» оказалась успешной…

Некоторые из папиных спектаклей сохраняются в репертуаре театра и сегодня. Это не дань традиции, отнюдь. С моей точки зрения, спектакли должны сходить с афиши на пике, оставив о себе светлую память. Однако эти спектакли себя еще не исчерпали. Не исключено, что мы вернем еще что–то из его прежних постановок. Во всяком случае, хотелось бы. Но это должно быть на уровне не ниже прежнего…

Ирина ЗАВАДСКАЯ.

афиша афиша афиша афиша

Оставьте свой комментарий

avatar
600