«Литве не следует бояться увидеть широту мира»

Фото Робертаса Дачкуса/пресс-служба президента Литвы

Министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис в интервью информационному агентству BNS высказал свою позицию по вопросам отношений Литвы с Китаем, евроинтеграции, формирования исторического нарратива.

– В коалиционном договоре вы взяли на себя обязательство защищать тех, кто борется за свободу, цитирую – «от Беларуси до Тайваня». Почему в программе правительства не осталось упоминания о Тайване?  

– Это ценностная установка. Мы договорились с партнерами по коалиции, что ценностные вопросы, которые важны для коллег по коалиции, будут преимущественно решаться на уровне Сейма, будь то вопросы партнерства или иные. Нужно иметь в виду, что парламентская дипломатия Сейма может заиграть новыми красками. 

– В вопросе о Тайване?

– И в этом вопросе, и вообще в плане более широких возможностей отстаивать ценности. 

– И все же вопрос Тайваня может быть и частью повестки дня правительства. Правительство получило предложение Тайваня открыть представительство, которое не будет соответствовать уровню посольства, подобно тому, как это сделано в Риге. По неофициальным данным, Китай предупредил правительство Литвы, что это может повлечь серьезные последствия. Каким будет ваше решение – может ли быть в Литве открыто представительство Тайваня? 

– Я бы не стал исключать такую возможность потому, что это торговое представительство. Если я не ошибаюсь, по последним данным, Литва является одним из двух государств ЕС, в которых нет такого представительства. Меня удивляют какие-то ответные акции, они напоминают и момент шантажа, который необязательно является в двусторонних отношениях приемлемым способом общения, особенно если иметь в виду, что это устоявшаяся европейская дипломатическая норма укреплять экономические отношения между странами-членами и Тайванем, именно таким путем – открывая представительство в государстве-члене или торгпредство страны-члена на Тайване. На мой взгляд, такой вопрос может оказаться на повестке дня правительства, если не по инициативе МИД, то по инициативе Министерства экономики и инноваций, но МИД будет готов помочь, коль скоро такая помощь потребуется. 

 – Конкретизируйте, пожалуйста, вашу позицию в вопросе отношений Литвы и Китая.

– Мощь Китая растет и в регионе Азии, и во всем мире, и нужно смотреть, как эта сила используется, какой месседж она нам несет – выгоду от сотрудничества,  дружбу и поощрение добрых отношений или же какую-нибудь угрозу. Наши партнеры, особенно США, через последнюю администрацию очень четко предупредили мир, что растущая мощь представляет угрозы и в аспекте национальной безопасности через кибернетические вопросы, и через торговые рычаги. Этого нельзя не слышать. И в нашем интервью прозвучала формулировка, что открытие торгпредства, по информации из ваших источников, может повлечь какие-нибудь вероятные санкции или иные инструменты, а это значит, что у нас есть отношения, которые могут начать ограничивать и пространство дипломатической деятельности Литвы, что нам напоминает некое недружественное отношение.

МИД в течение четырех ближайших лет должен задаться четкой целью, которую я назвал бы стратегией-диверсификацией. Нужно вспомнить 1999 год, когда Литва сильно зависела от торговых связей с Россией. В результате кризиса были понесены экономические убытки, но урок был выучен, нам пришлось диверсифицироваться, и мы предпочли в качестве торговых партнеров Запад. Через торгово-экономические связи это приблизило нас к Западу. 

Мы понимаем, что наши связи с Китаем со временем позволят последнему начать закручивать гайки, в силу чего мы можем почувствовать себя неуютно из-за множества взаимных связей. Поэтому нужно искать дополнительные возможности и для бизнеса, и для экономики, искать в регионе Азии новые контакты, новые связи, новые рынки, с которых мы могли бы привозить необходимые нам товары,  куда мы могли бы экспортировать то, что для нас важно. У нас есть посольство в Японии, есть экономические связи в том или ином государстве региона, и их можно укреплять. Думаю, что можно планировать открытие диппредставительства в Южной Корее, с которой мы довольно активно налаживали экономические связи во время истории с нашим судном (газохранилищем. – Ред.) Independence. Налаженные связи можно развивать и на стратегическом, и на экономическом уровне, искать новые рынки или товары и услуги для нашего экономического развития. Связи нужно укреплять и с Сингапуром – как академические, так и экономические. 

В XXI веке Литве не следует бояться увидеть широту мира,  масштабы того или иного региона, сколького там можно достичь, даже если речь идет о небольшом, но просвещенном, смелом государстве. 

– На фоне роста влияния Китая, изоляционистских настроений в США, особенно при Дональде Трампе, да, наверное, не только при нем, многие говорят о том, что без более глубокой интеграции ЕС станет утрачивать влияние и в международной торговле, и в международной дипломатии. В каких областях, на ваш взгляд, возможна еще более глубокая европейская интеграция, а где те области, которые должны и в дальнейшем оставаться в компетенции государств-членов? 

– На этот вопрос нужно смотреть шире. В нынешнем контексте, после Brexit, из-за вызовов с нашим соседом Польшей, чаще встречаются заголовки о каком-нибудь exit, нежели об интеграции. Возникают вопросы, не последует ли вдруг государство, которое сейчас не согласно по тому или иному вопросу, по пути Великобритании, не объявит ли референдум и т. д. Мы наблюдаем в определенных областях процесс дезинтеграции, и он вызывает беспокойство. Несмотря на то, что удается достичь консенсуса и на это уходит очень много энергии и сил, я иногда слышу нервную реакцию от представителей ЕС, брюссельских ведомств, крупных держав, формирующих линию на интеграцию ЕС, а «стоит ли тратить столько сил на попытки сохранять этот проект в целости».  

И здесь Литва должна определиться. Мы представили программу правительства, в которой сказано: если возникнут какие-нибудь дезинтеграционные процессы и ЕС станет выбирать, каким путем идти, Литва должна оставаться за интеграцию и общее взаимодействие в ответственном ядре. Иными словами, определенные риски в будущем существуют, и мы это видим. И все же Литва должна сказать, что Litexit не будет и мы находимся в составе ЕС, мы сознательно выбираем этот проект, являемся его интегральной частью, хотим участвовать в нем всеми силами. Такая проевропейская линия должна получить закрепление. Это фундаментальная установка, гарантирующая не только экономическую, но и национальную безопасность. Я считаю, что Литва должна четко сказать, что она является европейским государством, выступающим за общий проект.

– Вы намерены деполитизировать дипломатическую службу. Как конкретно вы будете это делать? 

– В Закон о дипломатической службе было введено и долго действовало положение о том, что министр имеет право присваивать ранг без согласия аттестационной комиссии, без широкой возможности возражений тому, чего он хочет. Как бы в соответствии с возможностью президента присваивать ранг посла министр имел право присваивать ранг до министра-советника. Это создало систему, когда у команды пришедшего министра появлялись ожидания, что они могут впоследствии остаться в системе дипломатами, послами, включиться в дипломатическую службу.

Я давно начал работать на дипломатической службе. Как у молодого дипломата, начинающего с самой низкой ступеньки, было ощущение как в магазине, когда стоишь в очереди и кто-то с коляской въезжает в середину очереди, как будто ему больше всех нужно. Особенно если это человек, принадлежащий к какой-то партии, которая в это время находится у власти, – это особенно сильно мотивировало начинающих работать. И позже, во время подъема по (карьерной. – Ред.) лестнице, это  оставалось в силе. Мне кажется, что такое положение не нужно, есть возможность в условиях экстремальных ситуаций привлекать людей на основе временного договора – покупать услугу экспертизы, если нам кажется, что нужна какая-то временная помощь. Но это прерывание очереди должно закончиться. Я внесу поправку к закону, которая лишит этой возможности и меня, и будущих министров. 

– Будут ли продолжать дипломатическую службу бывшие члены правительства Линас Линкявичюс, Раймундас Кароблис? 

– Что касается Линкявичюса, я подписал документы, восстанавливающие его в ранге и возвращающие ему возможность вернуться в МИД. Я его ценю как одного из наиболее квалифицированных литовских дипломатов, несмотря на то что мы долгое время были по разные стороны баррикад. Это литовский дипломат высочайшей пробы. Литве повезет, если он продолжит работать для ее блага. 

– В программе вы говорите о том, что нужно координировать усилия по формированию исторического нарратива Литвы. Вашему предшественнику Л. Линкявичюсу на встречах с представителями еврейских организаций постоянно задавали вопросы о мемориальной доске Йонасу Норейке –  генералу Ветре в Вильнюсе, памятнике Юозасу Крикштапонису в Укмярге. Каким будет ваш ответ на эти вопросы?  

– Мы до сих пор не создали никакого института объективной исторической оценки. При Андрюсе Кубилюсе была создана международная комиссия по расследованию преступлений нацистского и коммунистического режимов. Ее целью было собрать историков, изучающих различные аспекты «кровавых земель», как сказал Тимоти Снайдер, чтобы посредством их дебатов формализовать отношение к тому периоду времени. Иного пути я не вижу. Если мы не можем привлечь международное сообщество, мы должны делать это сами, но приглашая людей с различными точками зрения. Несмотря на то что у меня есть свое мнение, если политики формируют историческую точку зрения, спустя четыре года нарратив меняется. Самые острые вопросы чересчур чувствительные, чтобы они зависели от того или иного приходящего политика. И все же мне хочется верить, что есть возможность привлечь людей. В Германии есть пример –  историческая комиссия при правительстве, которая выносит заключения или может предложить в трудный исторический период путь вперед. Думаю, что Литва в этом очень нуждается. К сожалению, в последнее время мы наблюдали движение в другом направлении. Это непродуктивно. 

 – Наверное, вы согласитесь, что какие-то расхождения во мнениях могут остаться. И все же ваша личная политическая и моральная позиция важна, поэтому прошу вас не уходить от вопроса – какова ваша позиция в вопросе увековечения имен Й. Норейки, Ю. Крикштапониса в Литве? 

– Я сознательно начал отвечать издалека. Вы берете две фигуры, тогда мы и формируем нарратив даже через вопрос. Они не равноценны, не тождественны. 

– Несомненно. Но эти знаки почитания имеют место в Литве.

– Относительно памятника Ю. Крикштапониса я не представляю, почему он все еще есть и почему он должен оставаться. На мой взгляд, этот вопрос должен был быть решен раньше. 

А (мемориальная. – Ред.) доска генералу Ветре должна была быть разбита? Я не считаю это разумным. Можно было бы найти способ, который не вызвал бы такого ажиотажа. Мы предложили пару решений, чтобы эта доска могла бы появиться в каком-нибудь другом месте или внутри этой библиотеки с разъяснениями. 

В исторических вопросах нельзя рубить сплеча, это деликатные вопросы, и подходить к ним следует осторожно. Опять же, мне бы хотелось, чтобы и ваш вопрос был точнее, чтобы вы не  смели со стола все, что на нем было, в общую корзину и не записали «История Литвы», а всех –  или в мусорку, или на пьедестал. Каждый случай следует изучать, и намного эффективнее, когда это делают не политики, а историки. 

– На ваш взгляд, будет ли лучшей платформой формируемая на основании президентского декрета комиссия по расследованию нацистских и советских преступлений? 

– Когда начался ажиотаж с табличкой генералу Ветре, я обратился к президенту республики с предложением перенять комиссию в свое ведение. Я придерживаюсь того мнения, что авторитет президента поможет создать эту комиссию заново. Там были очень заметные фигуры, признанные историки из США, Германии, Польши, Израиля, Литвы. Этой комиссии и следует задавать сложные вопросы, и тогда все мы сможем понемногу начать выздоравливать. Это давние раны Литвы, и, понимая боль и ощущая ее, я считаю, что эти раны мгновенно не заживут и оставят рубцы.

Беседовал Вайдотас Бенюшис

(Окончание. Нач. В № 52)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.