Мэрия Вильнюса: Вильнюс безопасен для всех

Фото BFL/Вигинтаса Скарайтиса

[responsivevoice_button voice = «Russian Female» buttontext = «Воспроизвести»]

В связи с тем, что Еврейская община Литвы (ЕОЛ) из-за угроз закрывает на неограниченное время Вильнюсскую синагогу, мэрия Вильнюса утверждает, что Вильнюс – это город, безопасный для всех.

«Мы сожалеем, что ЕОЛ почувствовала себя незащищенной, однако можем заверить, что Вильнюс – безопасный для всех город. Появившиеся в общественном пространстве знаки трусливого хулиганства не представляют никакой угрозы», – говорится в присланном BNS комментарии мэрии.

ЕОЛ во вторник сообщила, что из-за угроз закрывает на неограниченное время Вильнюсскую синагогу и свою штаб-квартиру в Вильнюсе, а также просит обеспечить дополнительную защиту от вероятных актов вандализма Вильнюсское еврейское кладбище на Судервеском шоссе.

Председатель ЕОЛ Фаина Куклянски сказала BNS, что в полицию не обращалась и обращаться не намерена.

«Мы заявления не писали и, скорее всего, не будем писать. В нашем понимании, это, наверное, не были реальные угрозы, а письма угрожающего характера», – сказала Ф. Куклянски.

Она говорит, что «дело не в том», обратились ли они в полицию, а в том, что кто-то пишет эти письма и постоянно присылает их в общину.

«Присылают по почте, это не одно и не два письма. И мы их получаем систематически. Они появились в последнее время. Их никогда не было», – сказала глава ЕОЛ.

Так ЕОЛ отреагировала на шум, который поднялся после снятия в конце июля со стены Библиотеки Академии наук им. Врублевских в Вильнюсе ранее вызвавшей дискуссии мемориальной доски Йонасу Норейке — генералу Ветре.  

Мэр Вильнюса Рямигиюс Шимашюс заявил, что это было сделано с учетом того, что Й. Норейка утверждал решения нацисткой администрации об учреждении гетто и конфискации еврейского имущества. 

Столичный горсовет в конце июля также переименовал аллею им. дипломата и офицера Казиса Шкирпы в Аллею Триколора, как сообщается, из-за декларировавшихся им публично антисемитских взглядов.

Оба решения вызвали и поддержку, и протесты. 

Критики призывали отказаться от мемориальной доски Й. Норейке с учетом того, что, будучи начальником Шяуляйского уезда, он подписал документы о создании еврейского гетто и конфискации еврейского имущества.

Защитники сохранения доски утверждают, что Й. Норейка впоследствии сам был вовлечен в антинацистскую деятельность, был арестован Гестапо и стал заключенным концентрационного лагеря Штутгоф.  Они также подчеркивают заслуги Й. Норейки в антисоветском подполье, когда он с соратниками активно готовился к восстанию.

В заключении Центра исследований геноцида и резистенции жителей Литвы относительно К. Шкирпы дана оценка его вкладу в дело сопротивления советскому оккупационному режиму, однако подчеркивается, что в 1940–1941 годах в его деятельности «имели место и проявления антисемитизма».

BNS

Оставьте свой комментарий

avatar
600