«Мягкий» Кремль в Литве

Исходя из классического определения, «мягкая сила» трактуется как способность добиваться желаемого не путем принуждения, а путем привлечения, и может быть реализована тремя путями: через культуру, политические ценности и внешнюю политику.

Лишившись возможности влиять в прежнем объеме и через прежние механизмы, Россия, желающая и в новых условиях добиваться собственных целей, не может не использовать на постсоветском пространстве механизмы «мягкой силы».

«Балтийские русские»

Для молодежи, говорящей по-русски, «точкой отсчета» своей идентичности в большинстве случаев является не собственно Россия, а «русская культура». Но русских не только становится меньше, они еще и сами меняются, их не так просто консолидировать.

Национальный состав населения Литвы за весь советский период существенных изменений не претерпел. В 1959 г., по данным переписи, количество литовцев в Литве составляло

79,3 %, а в 1989 г. – 79,6 %. Даже беглого взгляда на таблицу достаточно, чтобы понять: русские в Литве – это иная общность по сравнению с русскими, например, в Латвии.

В Литве в силу малочисленности русских невозможно столь серьезное обострение внутриполитической обстановки, через которое прошла Латвия во время референдума по русскому языку. Кроме того, русские общины внутренне не гомогенны. Есть современное поколение 20-летних «балтийских русских», они уже другие, не такие, как их родители; есть староверы, которые попали на побережье Балтийского моря задолго до Советского Союза; есть именно советское поколение.

Стремясь вернуться в Европу, страны Балтии не просто добивались интеграции в политическую и культурную системы Запада, но и хотели порвать с Россией как с не-Западом.

Наблюдается мощная (по мнению ряда экспертов, даже необратимая) тенденция снижения роли русского языка в общении этнических русских Литвы, причем как в профессиональной сфере, так и в сфере повседневного общения. Особенно явно это видно в отношениях разных поколений русских, проживающих в Литве. Русская молодежь все чаще говорит по-русски либо с акцентом, либо с ошибками, нередко переходя на литовский или на английский языки, в то время как большая часть представителей старшего поколения не знает литовского языка.

Проблема сохранения русского языка как одной из основ русской ментальности, постепенного изменения картины мира и ценностных ориентиров русских Литвы (в которой, кстати, за минувшие пятнадцать лет количество русскоязычных СМИ сократилось вдвое) стоит очень остро. Кроме того, следует отметить глубокую социальную укорененность русского населения Литвы в литовском обществе, восприятие частью этнических русских Литовской Республики в качестве своей родины.

По данным исследовательского проекта ENRI-East, который был реализован сразу в нескольких странах Центральной и Восточной Европы, русские в Литве больше идентифицируют себя с Европой, чем, например, русские в Латвии, которые, в свою очередь, ощущают себя более бесправными по сравнению с русскими в других странах Балтии.

Да, Новый год и 9 мая пока остаются для них главными праздниками, но надолго ли? Агрессивная внешняя среда, десятилетия иноязычного соседства, а также возможности, которые предоставляет единая Европа (в том числе для трудовой или образовательной миграции), не могут не оказывать своего влияния.

Диагностируемые изменения требуют более пристального, недекларативного внимания России к «балтийским русским». Вряд ли они могут быть ресурсом, средством российской «мягкой силы», скорее, целью ее применения, если, конечно, под «мягкой силой» понимать не набор политтехнологических приемов, а сохранение, развитие крепких связей со «своими».

Угроза из прошлого

«Российская угроза» не только неизбежно учитывается при принятии политической элитой стран Балтии внутренних решений, но и выносится на международный уровень, становясь предметом манипулирования, выторговывания тех или иных преференций.

Балтийский регион – конфликтная с геополитической точки зрения система. Здесь сталкиваются интересы нескольких крупных игроков, и, естественно, происходит столкновение и различных механизмов «мягкой силы», даже шире – конкурирующих в плане привлекательности цивилизационных проектов.

Для национальных балтийских элит, под руководством которых и была реализована программа евроатлантической интеграции, «балтийские русские» зачастую кажутся «пятой колонной», Россия расценивается в качестве фактора-ирританта, а советское прошлое рассматривается через призму оккупации. И в соответствии с принципом culpa innata используется для алибизации действий властных групп. Это сильно ограничивает возможности России в плане эффективного применения механизмов «мягкой силы» через СМИ, культуру, образование, политическое или экономическое сотрудничество.

Кстати, до сих пор попытки применения Россией механизмов «мягкой силы» на балтийском направлении носили дискретный, несистемный характер и были недостаточно эффективны.

Однако так называемый фактор «наследия прошлого», нередко интерпретируемый как «российская угроза», требует таких усилий. «Российская угроза» не только неизбежно учитывается при принятии политической элитой стран Балтии внутренних решений, но и выносится на международный уровень, становясь предметом манипулирования, выторговывания тех или иных преференций.

По данным кросс-национального исследования Intune, именно элиты стран Балтии чаще других воспринимают Россию через призму потенциальной угрозы, перенося это восприятие с национального уровня на уровень Европейского союза в целом. В Литве подавляющее большинство политической элиты (98 % опрошенных) рассматривает вмешательство России в дела Европы в качестве угрозы. Причем количество выбравших ответ «большая угроза» составляет 40 %.

Чаще всего это представители «правой» части политического спектра. Их реакция на угрозу выражалась, в частности, в манипуляции символами и образами прошлого, их инструментальном использовании.

Например, реализуемая в Литве после обретения независимости «политика воспоминаний» находилась в русле внутриполитических преобразований и внешнеполитических приоритетов. Курс Литвы на евроатлантическую интеграцию сделал необходимой весьма обширную программу по «переработке памяти», «формированию прозападного настроя населения».

Именно в те периоды, когда у власти находились консерваторы, были предприняты наиболее активные попытки «переориентировать» общественную культуру, насадить «мартирологический дискурс», превратить сопротивление литовцев «оккупациям» в середине XX в. в наивысшую ценность.

В основе действий «правой» части политической элиты Литвы лежали попытки утвердить новое понимание «исторической справедливости» через отрицание предшествующего режима (в том числе и путем криминализации альтернативных оценок).  Введена процедура люстрации — в итоге она превратилась в объект политических манипуляций со стороны консерваторов. Намеренно обостряется «наследие прошлого» для поддержания конфликтной ситуации и создания условий для гегемонизации восприятия прошлого под  «правым» углом зрения.

Вряд ли политическая элита стран Балтии, стремясь к евроатлантической интеграции, не осознавала, сколь мал набор функциональных возможностей «малых стран»: буферная зона, дипломатический посредник, государство-барьер, геополитический шлюз, периферия. Причем в силу их окраинно-транзитного положения этот набор во многом является производным от действий ведущих держав, в числе которых, разумеется, и Россия.

Вот как К. Паулаускас из Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета описывает отношение Литвы к России, США и Евросоюзу (это восприятие может быть распространено и на страны Балтии в целом): «США – наш добрый друг, все, что делают США, должно быть полезно для Литвы. Образ большого злого медведя – это Россия, которая, как мы думаем, делает все, чтобы сделать жизнь в Литве жалкой, нести зло Литве. ЕС – это щедрый источник социального и экономического благосостояния, чья сила притяжения заставила нас стать членом семьи. Когда ЕС соглашается с США, это хорошо для Литвы, когда ЕС соглашается с Россией, это плохо для Литвы».

Продолжая литовскую тему, можно добавить, что в этой стране конституционно закреплен категорический отказ от каких-либо «восточных союзов»:

«Никогда и ни под каким видом не присоединяться к любым вновь создаваемым на основе бывшего СССР политическим, военным, экономическим или иным союзам либо содружествам государств».

Взгляд в будущее

В обозримом будущем позитивных изменений ожидать не стоит. Конечно, можно предположить, что с течением времени, по мере естественной смены политических игроков и удаления от советского периода отношения России со странами Балтии будут постепенно «сглаживаться» – просто в силу влияния временного фактора. Однако перечень взаимных претензий (и положение русских в странах Балтии здесь не в числе последних) двух сторон столь обширен, что надеяться на простую формулу «время лечит» было бы, мягко говоря, неверно.

«Балтийские русские» не могут быть оставлены без внимания еще и потому, что на такое внимание существует запрос: по данным исследования TNS Emor, жители Литвы и Латвии ставят Россию на первое место среди важнейших партнеров, жители Эстонии – на второе (на первом месте – Финляндия). Логика экономического сотрудничества России со странами Балтии очевидным, казалось бы, образом ориентирует политические элиты Литвы, Латвии и Эстонии на прагматизацию двусторонних контактов, подталкивает к отказу от идеологизации связей с Россией, к отказу от навязывания исторической повестки в отношениях.

Вадим СМИРНОВ, директор Института балтийских исследований.

5
Оставьте свой комментарий

avatar
600
2 Цепочка комментария
3 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
отец феофанAsГаврилаЙонас Авторы недавних комментариев
Новые Старые Большинство проголосовавших
Йонас
Гость
Йонас

«Уважение в мире»- мне кажется, что такого понятия для страны не существует.Если государство сильное в политическом и экономическом плане его бояться, с ним считаются, к нему прислушиваются. На первом месте страх.Не слышал, бывая заграницей,чтобы кто-то говорил об США с уважением, а вот о том, что они сильны, коварны,злы приходилось.США сильная… Читать далее

As
Гость
As

Конечно мягкий кремль давно уже продался западу остальные тем временем набивают как и у нас карманы хотя странам приходят кранты.Но что любопытно что Россия потеряла уважение в мире и даже такая страна как наша может её попинать как умирающего льва и ни кому там это не интересно…где самолюбие руководства даже… Читать далее

Click to listen highlighted text!