Национальные воинские соединения в Красной Армии (V)

(Продолжение.)

Информационная война

«Сов. секретно.
Экз. №1.
Без даты.
Командующим войсками Брянского фронта представлен рапорт командира 16-й Литовской стрелковой дивизии генерал-майора тов. Жемайтиса за №0014 и прошу о назначении следственной комиссии.
По существу рапорта докладываю:
16-й Лит. стр. дивизия 8 месяцев находилась в глубоком тылу, имея полную укомплектованность личным составом и автотранспортом, вооружением, конским составом.
Дивизия вошла в подчинение 48-й армии 16.2.43 г. Прибытие дивизии в район сосредоточения проходило крайне неорганизованно: дивизия растянулась, прибыла без тылов, без запасов продовольствия, фуража, горючего и боеприпасов. Даже на людях не было установленной суточной дачи продовольствия. Вся артиллерия, в том числе и батальонная и полковая, отстала и собиралась несколько дней, а гаубичные батареи подтянулись только в начале марта.
За время с 20.2.43 г. по 8.3.43 г. дивизии выпали 3 боевые задачи, но за указанный период дальше исходного положения для наступления почти не пошли, имея во всех случаях огромное превосходство над противником, как над его живой силой, так и над техникой.

Памятник воинам 16-й Литовской дивизии

В течение 4 дней, с 20 по 23.02. включительно наступление дивизии откладывалось ввиду материальной необеспеченности и отставания дивизионной и полковой артиллерии.
В первый же день прибытия дивизии ей была оказана помощь выдачей хлеба за счет 6-й гвардейской стрелковой дивизии. Только халатностью руководства 16-й Лит. стр. дивизии можно объяснить прибытие в район сосредоточения дивизии без всяких запасов, тем более если учесть, что дивизия следовала в этот район через базы и станции снабжения фронта и 48-й армии.
За указанный выше период времени дивизия потеряла около половины своего личного состава.

Дело материального обеспечения дивизии (продовольствием, фуражом, боеприпасами и горючим) до сих пор не налажено, несмотря на неоднократную помощь дивизии армейским автотранспортом, хотя 16-я Лит. стр. дивизия имеет достаточное количество своего автомобильного транспорта.

Питание людей и лошадей 16-й Лит. стр. дивизии даже спустя почти 3 недели после ее прибытия происходит с крупными перебоями.
Дивизия показала себя в боях недостаточно устойчивой. За указанный срок имели место случаи самовольного ухода с фронта 3-го батальона 156-го стр. полка (комбат приговорен к расстрелу). В бою в ночь с 6 на 7.3.43 г. 2-й батальон 156-й стр. полка ворвался на южную окраину Никитовки, но тут же отошел обратно по команде какого-то провокатора и изменника назад.

Часть подразделений 167-го стр. полка в бою 26.3.43г. находилась на южной окраине Нагорной, но без особых оснований оставили тут же исходное положение.
В ночь с 7 на 8.3.43 г. 1-й батальон 156-го стр. полка, наступая в обход Никитовки с юга, сразу после наступления темноты растерял половину своего состава, которая, вместо движения вперед, ушла в тыл.
Бой показал, что боевая подготовленность и сплоченность 16-й Лит. стр. дивизии стояли на низком уровне. Новые боевые порядки не были усвоены. Командный состав подготовлен слабо. Вопросы взаимодействия пехоты со своими огневыми средствами, артиллерией и танками отработаны плохо. В командном составе и бойцах не были воспитаны решительность и стремительность в действиях, упорство и настойчивость в достижении поставленных задач.

Командующий 48-й армией генерал-лейтенант Романенко.
Член Военного совета армии генерал-майор Истомин
».

«Военному совету Центрального фронта.

…16-я Литовская стрелковая дивизия в составе войск армии с февраля 43 г. Несмотря на длительное пребывание в тылу и имевшиеся возможности организовать обучение частей соответственно указаниям нового Устава пехоты, полки дивизии, как показало их участие в боях, строили боевые порядки неграмотно, вследствие чего за несколько дней понесли неоправданные потери.

167-й полк дважды отходил с занимаемого рубежа без приказа, самовольно оставил деревню Нагорная. Маскировки частей не было. Против самолетов противника не использовался организованный огонь пехоты. Дисциплина в частях дивизии до последнего времени оставалась низкой, наблюдались случаи самовольного ухода красноармейцев с поля боя.

С приходом дивизии работа ее тылов была организована плохо – срывы подвоза продовольствия, боеприпасов, эвакуация раненых, что ограничивало развертывание и ведение боевых действий соединением. В пунктах сосредоточения тылов вместо надлежащего порядка имели место хаос и неорганизованность транспорта, оставление гаубичной артиллерии и боеприпасов в пути.
Со стороны генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса наведение строгого порядка в дивизии не принималось, и виновные не наказывались.

Военный совет армии 25.2.43 г. за низкий уровень требовательности и отсутствие в частях дивизии твердого порядка предупредил генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса о неполном служебном соответствии.
Отрицательными качествами генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса являются его мягкотелость и недопустимо слабая требовательность к подчиненным, отсутствие самокритичности в своих действиях, неумение видеть и решительно устранять свои ошибки и недочеты, поэтому он не может навести порядок в дивизии.

Несмотря на указанное постановление Военного совета, недочеты в дивизии продолжают иметь место, урегулирование вопросов снабжения дивизии, повышения боеспособности ее проводились непосредственными мероприятиями Военного совета армии.

Для наведения порядка в дивизии при достаточном ее боевом и численном составе Военный совет вынужден был отвести ее во 2-й эшелон.
На основании вышеизложенного Военный совет армии ходатайствует генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса с занимаемой должности снять.

Командующий войсками 48-й армии
генерал-лейтенант Романенко.
Член Военного совета армии генерал-майор Истомин.
Начальник штаба армии генерал-майор Бобков.
3 апреля 1943 г.
Верно пом. начальника строевого отделения
».

Тридцать лет спустя

….Прошло много времени с момента опубликования вышеуказанного Постановления до того дня, когда с этого документа был снят гриф «Секретно». Лишь в 1972 году, во время подготовки празднования 75-летия со дня рождения Ф. Жемайтиса с Постановлением Военного совета 48-й армии от 25 февраля 1943 года смогли  ознакомиться бывшие командиры и политработники 16-й ЛСД, непосредственно участвовавшие в первых боях дивизии.

Изучив Постановление, от имени ветеранов дивизии было подготовлено «Заявление», в котором говорится:

«Это Постановление нас не только удивило, но и оскорбило, тем более, что оно в свое время до нас не было доведено, хотя в соответствии с последним пунктом его и учитывая служебно-командные посты, которые мы тогда занимали, оно должно было быть доведено и до нас.

В Постановлении и в представлении Военного совета Центрального фронта, подписанных Командующим 48-й армией генерал-лейтенантом Романенко, членом Военного совета 48-й армии и начальником штаба этой армии, содержится явная клевета на бойцов, командиров и политработников 16-й ЛСД. Искажены и даже придуманы факты якобы дезертирства с поля боя, оставления позиций частями и подразделениями дивизии и т. д. Например, опорный пункт противника в дер. Нагорной тогда вообще не был взят. А в Постановлении констатируется, что он дважды был оставлен 167-м стр. полком.

Полностью придуман факт ухода с фронта 3-го батальона 156-го стр. полка и приговор комбата к расстрелу. Ни ухода с фронта батальона, ни приговоренного к расстрелу комбата в дивизии не было.

Мы все отлично помним, в каких тяжелых условиях 16-я ЛСД тогда была брошена в бой и с каким мужеством и самоотвержением дрались тогда ее бойцы.

Основную часть бойцов дивизии, политработников и командиров составляли коммунисты и комсомольцы – бывшие борцы за дело Коммунистической партии в буржуазной Литве, подпольщики, активисты Советской власти в Литве в 1940-41 гг. и другие лица, добровольно ушедшие с Красной армией при ее отступлении, чтобы затем защищать советскую власть от немецко-фашистских захватчиков. Разве они виноваты, что командование 48-й армии их бросило в бой без артиллерийской подготовки, без танков, без зенитного прикрытия, без продовольствия и боеприпасов и что они, не прорвав подготовленную оборону противника, мужественно умирали в снегу при 20-градусном морозе.

Разбирательство подготовки, хода и результатов этой операции, конечно, дело военных историков. Но из Постановления командования 48-й армии и ее представления Военному совету Центрального фронта видно, что оно всю вину за неудачную операцию стремится свалить на 16-й ЛСД и в частности на ее командира генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса Ф. Р.

О несправедливости всех обвинений в адрес бойцов, командиров и политработников 16-й ЛСД говорит хотя бы тот факт, что ни одна угроза Военного совета 48-й армии «отдать под суд и направить в штрафные части» не была выполнена. Ибо прокурор и др. лица, расследовавшие в то время «преступные действия» бойцов и командира дивизии, не нашли виновных, которых можно было бы привлечь к ответственности.

В рапорте на имя командующего 48-й армией, Секретарю ЦК ВКП/б Литвы тов. Снечкусу, а также в донесении генерал-майору Свиридову командир 16-й ЛСД генерал-майор Балтушис-Жемайтис Ф.Р. правильно изложил обстановку в дивизии перед первыми боями и причины больших потерь во время этих боев.

Боевые подвиги 16-й ЛСД в последующих боях доказали необоснованность обвинений, предъявленных командованием 48-й армии к ее бойцам, политработникам и командирам.

Во время Великой Отечественной войны дивизия много раз успешно наступала и много раз вела тяжелые бои с контратакующими танками и пехотой противника. Но ни разу она через свои боевые порядки не пропустила врага. За боевые заслуги дивизия награждена орденом Красного Знамени и ей присвоено почетное наименование «Клайпедская».

Генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса Ф. Р. уже нет в живых, как нет в живых и многих других участников тех боев. Но память о воинах 16-й ЛСД, героически погибших в боях с немецко-фашистскими захватчиками, заставляет нас сейчас, через 30 лет, заявить, что Постановление Военного совета 48-й армии от 25 февраля 1943 г. является искажающим действительность и создает ложное представление о морально-политическом и боевом духе бойцов, политработников и командиров 16-й ЛСД.

Настоящее представление передается в ЦК КП Литвы, высылается в Институт истории партии при ЦК КП Литвы для хранения в архиве и вкладывается в личное дело генерал-майора Балтушиса-Жемайтиса Ф. Р.

Бывший зам. командира 16-й ЛСД по политчасти, советник Совета Министров Лит. ССР, генерал-майор в отставке Н. Мацияускас.
Бывший зам. командира 16-й ЛСД, председатель комитета культурных связей с соотечественниками за границей, генерал-майор в отставке Карвялис.
Бывший командующий артиллерией 16-й  ЛСД, председатель ДОСААФ Лит. ССР, генерал-майор артиллерии в отставке И. Жибуркус.
Бывший начальник политотдела 16-й ЛСД, начальник архивного управления при Совете Министров Лит. ССР, подполковник запаса Ф. Беляускас.
Бывший помощник начальника политотдела 16 ЛСД по комсомолу, Министр юстиции Лит. ССР, генерал-майор запаса А. Рондукявичюс.
Бывший командир 224-го арт. полка 16-й ЛСД, военный комиссар Лит. ССР, генерал-майор артиллерии П. Петронис.
Бывший командир 167-го стр. полка 16-й ЛСД, методист по гражданской обороне Министерства высшего и среднего специального образования Лит. ССР, полковник в отставке В. Мотека.
Бывший командир батареи 120 мм минометов 156-го стр. полка 16-й ЛСД, зам. начальника Вильнюсского производственного управления газификации полковник запаса В. Починаев.
Бывший следователь особого отдела НКВД 16-й ЛСД, заведующий юридическим отделом Президиума Верховного Совета Лит. ССР подполковник запаса Е. Яцовскис».

Даты на заявлении нет, но судя по изложению, оно было написано в 1972-м или 1973 году.

Николай ЖУКОВ

афиша афиша афиша афиша

Оставьте свой комментарий

avatar
600