О чем говорил Путин на большой пресс-конференции

Фото kremlin.ru

17 декабря президент России Владимир Путин провел 16-ю по счету ежегодную пресс-конференцию. В связи с пандемией она проходила полностью в удаленном формате.

Нынешнее мероприятие длилось почти 4 с половиной часа. За это время президент ответил на 60 вопросов.

 О пандемии

«Человечество достигло очень высокого технологического и социально-экономического уровня. И вместе с тем столкнулось с утратой, размыванием нравственных ценностей, потерей ориентиров и ощущения смысла существования, если хотите — миссии человека на планете Земля. Такой кризис не разрешается при помощи дипломатических переговоров или даже созыва крупной международной конференции. Он требует переоценки приоритетов и переосмысления целей. И начинать надо с себя — с каждого человека, сообщества, государства, а уже потом бороться за мировое устройство. Пандемия коронавируса, переживаемая в этом году, может послужить своеобразной точкой отсчета для такой трансформации».

О недоброжелателях России

«По сути, послевоенный миропорядок был создан тремя державами‑победительницами: это Советский Союз, США, Великобритания. Изменилась роль Великобритании с этого времени, СССР не существует, а Россию кто‑то попытался вообще списать со счетов. Я уверяю вас, дорогие друзья, мы объективно оцениваем наши возможности: интеллектуальные, территориальные, экономические и военные — и сегодняшние возможности, и наш потенциал. И, укрепляя нашу страну, глядя на то, что происходит в мире, в других странах, хочу сказать тем, кто еще ждет постепенного затухания России: нас в этом случае беспокоит только одно — как бы не простудиться на ваших похоронах».

Об СНВ

«Вопрос, что лучше: сохранить действующий договор как он есть и начать все-таки об этом предметно говорить, в течение года постараться найти какой-то компромисс или утратить вообще этот договор и оставить и нас, США и Россию, и весь мир вообще практически без всякой правовой базы, ограничивающей гонку вооружений. Я думаю, что второй вариант гораздо хуже первого. На мой взгляд, он просто неприемлем».

Срок действия Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) между Россией и США истекает в феврале 2021 года, но по соглашению сторон может быть продлен еще на пять лет. 16 октября Путин предложил на год продлить договор без всяких условий, в том числе замораживания арсеналов. 20 октября представитель Госдепартамента США Морган Ортагус сообщила, что США «немедленно» готовы начать переговоры по продлению СНВ-3. Однако 22 октября спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли заявил, что США не согласны продлевать договор. По его словам, СНВ-3 ограничивает примерно 90–92% всего американского арсенала и затрагивает только 45% или меньше российского.

О конфликте в Нагорном Карабахе

«Сегодня мы имеем конфликт в самом худшем его варианте. И трагедия заключается в том, что люди гибнут. Вы знаете — много потерь с обеих сторон. По нашим данным, с обеих сторон более 2 тысяч погибших — с одной стороны и с другой. Общее число погибших приближается уже к 5 тысячам. Обращаю внимание, что за десять лет войны в Афганистане в Советской армии погибли 13 тыс. А здесь за такой короткий промежуток времени уже почти пять. А сколько раненых, сколько людей страдает, сколько детей».

Боевые столкновения между Азербайджаном и Арменией в Нагорном Карабахе возобновились 27 сентября. Обе стороны сообщили о потерях среди военных и гражданского населения и возложили ответственность за обострение конфликта друг на друга. С тех пор стороны дважды согласовывали гуманитарное перемирие, но это не привело к прекращению огня.

Об отравлении Навального

«Если бы власти хотели кого-то отравить, вряд ли бы его отправили на лечение в Германию. Не так ли? Как только жена этого гражданина обратилась ко мне, я тут же дал поручение прокуратуре проверить возможность его выезда за границу для лечения, имея в виду, что могли бы ведь не выпускать, потому что у него были ограничения, связанные с судебным следствием и уголовным делом».

Оппозиционер Алексей Навальный был госпитализирован в Омске 20 августа, после того как почувствовал себя плохо в самолете во время рейса из Томска в Москву. Через два дня его перевезли на лечение в Германию. Позже правительство Германии сообщило, что в анализах Навального обнаружили следы яда из группы «Новичок», версию об отравлении ядом из этой группы подтвердили эксперты из Франции и Швеции. В Берлине потребовали от Москвы объяснений по поводу результатов экспертизы и пригрозили ввести санкции, если окажется, что Москва стоит за отравлением политика.

15 октября ЕС ввел санкции против шести лиц и Научно-исследовательского института органической химии и технологии из-за отравления Навального. 

О протестах в Беларуси

«Россия не вмешивалась в то, что там происходило. Мы рассчитываем, что и никто не будет вмешиваться, никто не будет раскручивать в своих интересах этот конфликт и навязывать какие-то решения белорусскому народу. Нужно дать возможность самим белорусам спокойно разобраться во всей ситуации, принять соответствующие решения, в том числе, возможно, эти решения лежат на пути внесения поправок в действующую Конституцию».

О протестах в Киргизии

«То, что там происходит, это беда, беда киргизского народа: как выборы, так переворот. Разумеется, без жалости и тревоги на то, что там происходит, мы смотреть не можем. Но мы не лезем. Обращаю ваше внимание: мы не лезем со своими советами, с наставлениями и поддержкой каких-то отдельных политических сил. Очень рассчитываю на то, что в Киргизии все нормализуется, все встанет на свои места, Киргизия будет развиваться, и мы с ней сохраним самые лучшие отношения».

Массовые протесты в Киргизии идут с начала октября. Поводом стали предварительные результаты парламентских выборов, согласно которым только четыре из 16 партий смогли пройти в парламент, преодолев семипроцентный барьер. Позднее ЦИК аннулировала результаты выборов, ряд высших должностных лиц страны покинули свои посты, в том числе президент Сооронбай Жээнбеков.

О доминировании США

«Уже не существует СССР, но есть Россия. По своему экономическому весу и политическому влиянию активно идет к позиции супердержавы Китай. По этому же направлению движется и Германия, все более и более важным участником международного сотрудничества становится ФРГ. В то же время заметно трансформировалась роль в мировых делах Великобритании и Франции. И США, которые в какой‑то момент абсолютно доминировали, уже вряд ли могут претендовать на исключительность. Да и вообще нужна ли эта исключительность самим Соединенным Штатам? И, конечно, серьезно усилились такие державы, как Бразилия, ЮАР, некоторые другие страны».

О сильном государстве

«Конечно, стоит вопрос: что такое сильное государство? В чем его сила? Разумеется, не в тотальном контроле или жесткости правоохранительных органов. Не в вытеснении частной инициативы или ущемлении гражданской активности. Даже не в мощи вооруженных сил и оборонного потенциала. Хотя, думаю, вы понимаете, насколько эта составляющая важна для России с учетом ее географии, целого комплекса геополитических вызовов. И, конечно, нашей исторической ответственности как постоянного члена Совета Безопасности Организации Объединенных Наций за обеспечение глобальной стабильности”.

Об экологии

«Многие читали в детстве «Маленького принца» Антуана де Сент‑Экзюпери и помнят завет главного героя: «Есть такое твердое правило… Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету… Это очень скучная работа, но совсем не трудная». Убежден, что мы должны постоянно заниматься этой «скучной работой», если хотим сохранить наш общий дом для будущих поколений. Надо прибирать свою планету. Тема охраны окружающей среды давно и прочно вошла во всемирную повестку. Но я бы расширил дискуссию и обсудил еще и такую важную задачу, как отказ от неумеренного, ничем не ограниченного сверхпотребления в пользу рачительной и разумной достаточности — когда живешь не только сегодняшним днем, но и думаешь, что будет завтра».

О кибербезопасности

«Конкуренция сейчас носит, как правило, гибридный характер, затрагивает все сферы, в том числе только формирующиеся. Поэтому и доверие требуется укреплять повсеместно. В этом смысле киберпространство может послужить площадкой для апробирования этих мер, так же, как в свое время контроль над вооружениями проложил путь к повышению доверия в мире в целом. Понятно, что сформировать необходимый набор мер в этой сфере, в киберпространстве, очень сложно. Однако начинать эту работу нужно сейчас».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.