О чем говорят цифры в экономике

Фото llri.lt

 «Заработная плата в 2019 году росла в 5 раз быстрее, чем цены», слышим, как по телевизору говорит экономист или политик, и возмущаемся. Кажется, он ничего не понимает — разве он не был в магазине? Цифры должны вносить ясность, но чаще запутывают. Экономисты, описывая экономическую реальность, говорят одно, аргументируя это статистикой, а в понимании людей это выглядит совершенно иначе.

Один очень яркий пример – соотношение доходов и цен. Например, средняя заработная плата с 2009  до 2019 года выросла на 73 процента (аналогичным образом вырос и  общий доход домохозяйств). Цены, рассчитанные по индексу потребительских цен, за этот период выросли примерно на 22%. Несмотря на статистические данные, показывающие, что доходы растут намного быстрее, чем цены, опрос Swedbank показал, что, по мнению людей, за десятилетие цены выросли на 151%, а их доходы — на 67%. Кроме того, люди считают, что низкая заработная плата и рост цен являются одной из самых важных проблем в Литве. Опрос, проведенный в Литве Евробарометром в прошлом году, показал, что так считали более половины опрошенных. Средний показатель по ЕС составляет 21%. Люди говорят, что статистика  не отражает реальную жизнь. А как на самом деле?

Мы склонны переоценивать статистику и ее объективность. Предполагаемая объективность чисел настолько привлекательна, что мы часто безрассудно используем цифры и статистику, забывая об их недостатках. Никакой расчет цены не является объективным в том смысле, что он не отражает экономическое положение многих людей и предприятий. Если в вашей  потребительской  корзине товары народного потребления не составляют 70 %, а услуги – 30%, если продукты питания не составляют 21%, жилье — не 11%, а транспорт — не 15%, то измерение роста цен в соответствии с наиболее распространенным измерением — индексом потребительских цен — не будет отражать ваш личный рост цен. Точно так же рост вашей личной заработной платы, вероятно, сильно отличается от среднего. Это неизбежная проблема экономической статистики — она ​​включает в себя усредненные тенденции, поэтому не стоит ожидать, что большинство жителей почувствует то, что показывает статистика.

Даже если мы знаем о недостатках статистики, все осложняется тем, что сами цифры ничего не говорят. Они должны быть интерпретированы. Что означает повышение средних цен или заработной платы по той или иной ставке? Экономисты пытаются говорить о том, что волнует людей. В конце концов, людей не заботят ни сотни товаров в индексе потребительских цен, ни показатели распределения доходов, ни доля инвестиций в ВВП. Их волнует, живем ли мы лучше, чем пять лет назад, справедливы ли цены в стране или вознаграждение за их работу, какой будет их зарплата через год. Ничто из этого непосредственно ни цифрами, ни статистикой не демонстрируется. Поэтому, чтобы экономист ответил на то, что у него спрашивают и что интересно, он актуализирует цифры, приводит примеры. Он увязывает, а зачастую «привязывает» их к тому, что заботит людей, к тому, что не поддается измерению. Затем и без того не совершенные экономические показатели начинают растворяться в море интерпретаций, умозаключений, предрассудков или даже политических мотивов.

Еще более усложняет то, как мы сравниваем  эти цифры и сделанные из них выводы с личным опытом, который является предвзятым. Наука определяет различные принципы человеческого мышления, которые показывают, что мы не просто объективная вычислительная машина. Мы склонны переоценивать личный опыт, когда говорим об общих явлениях. Когда мы формируем мнение о чем-то, мы склонны принимать доказательства, которые ему соответствуют, и отвергать те, которые противоречат этому. Мы видим причинно- следственную связь явлений там, где ее нет.

Если ваша любимая и часто покупаемая закуска стала дороже, вам может показаться, что все закуски стали дороже. Если продукты, которые вы покупаете, стали дороже, вы с большей вероятностью выслушаете тех, кто говорит, что продукты подорожали, и будете критически относиться к тем, кто говорит, что продукты в среднем не дорожали, даже если это так. Если услуги стали дороже после введения евро, мы склонны думать, что цены выросли только из-за евро, и игнорируем другие возможные причины. Таким образом, числа не отражают реальность не только потому, что они несовершенны и переплетены с различными выводами, но также и потому, что наше отношение к реальности является личным, субъективным. Одинаковое увеличение доходов и цен два человека могут по-разному ощутить, привести к разной оценке экономической реальности или ее справедливости. И будет трудно сказать, кто из них прав, а кто — ошибается.

Так что же теперь делать? Обречены ли мы жить в параллельных реальностях – статистической   и реальной? Мы не обречены, пока знаем, что статистика несовершенна, завязана в интерпретациях и не может отражать реалий нашей субъективной  жизни. Она больше подходит для мониторинга динамики всей страны или сравнения ее с другими странами. Зная это, мы не только будем меньше злиться на статистику, но меньше будем уделять ей внимания в дискуссиях о том, что важнее всего.

Витаутас ЖУКАУСКАС , эксперт Института свободного рынка Литвы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.