«Оказать военную помощь корейским товарищам»

(Окончание. Начало в № 21)

1 октября И. В. Сталин отправил телеграмму в Пекин послу СССР в КНР, которая  предназначалась Мао Цзе Дуну. Вот ее содержание: «Я нахожусь далеко от Москвы в отпуску и несколько оторван от событий в Корее. Однако, по поступившим ко мне сегодня сведениям из Москвы, я вижу, что положение у корейских товарищей становится отчаянным.

LTK3111-2Москва еще 16 сентября предупреждала корейских товарищей, что высадка американцев в Чемульпо имеет большое значение и преследует цель отрезать первую и вторую армейские группы северокорейцев от их тылов на севере. Москва предупреждала немедленно отвести с юга хотя бы четыре дивизии, и создать фронт севернее и восточнее Сеула, постепенно отвести потом большую часть южных войск на север и таким образом обеспечить 38-ю параллель. Но командование 1-й и 2-й армейских групп не выполнило приказа Ким Ир Сена об отводе частей на север и это дало возможность американцам отрезать войска и окружить их. В районе Сеула у корейских товарищей нет каких-либо войск, способных на сопротивление, и путь в сторону 38-й параллели нужно считать открытым.

 Я думаю, что если вы по нынешней обстановке считаете возможным оказать корейцам помощь войсками, то следовало бы немедленно двинуть к 38-й параллели хотя бы пять-шесть дивизий с тем, чтобы дать корейским товарищам возможность организовать под прикрытием ваших войск войсковые резервы севернее 38-й параллели. Китайские дивизии могли бы фигурировать, как добровольные, конечно, с китайским командованием во главе.

Я ничего не сообщал и не думаю сообщать об этом корейским товарищам, но я не сомневаюсь, что они будут рады, узнав об этом.

Жду Вашего ответа».

Ответа долго ждать не пришлось. Уже на следующий день Сталин получил из Пекина телеграмму:

«Ваша телеграмма от 1.10.50 г. получена. Мы первоначально планировали двинуть несколько добровольческих дивизий в Северную Корею для оказания помощи корейским товарищам, когда противник выступит севернее 38-й параллели.

 Однако, тщательно продумав, считаем теперь, что такого рода действия могут вызвать крайне серьезные последствия.

 Во-первых, несколькими дивизиями очень трудно разрешить корейский вопрос (оснащение наших войск весьма слабое, нет уверенности в успехе в военной операции с американскими войсками), противник может заставить нас отступить.

Во-вторых, наиболее вероятно, что это вызовет открытое столкновение США и Китая, вследствие чего Советский Союз также может быть втянут в войну, и таким образом вопрос стал бы крайне большим.

Многие товарищи в ЦК КПК считают, что здесь необходимо проявить осторожность.

Конечно, не послать наши войска для оказания помощи – очень плохо для корейских товарищей, находящихся в настоящее время в таком затруднительном положении, и мы сами весьма это переживаем; если же мы выдвинем несколько дивизий, а противник заставит нас отступить; к тому же это вызовет открытое столкновение между США и Китаем, то весь наш план мирного строительства полностью сорвется, в стране очень многие будут недовольны (раны, нанесенные народу войной, еще не залечены, нужен мир).

Поэтому лучше сейчас перетерпеть, войска не выдвигать, активно готовить силы, что будет благоприятнее во время войны с противником.

Корея же, временно перенеся поражение, изменит форму борьбы на партизанскую войну.

Мы созываем заседание ЦК, на котором будут присутствовать ответственные товарищи различных бюро ЦК. По этому вопросу еще не принято окончательного решения. Это наша предварительная телеграмма, хотим с Вами посоветоваться. Если Вы согласны, то мы готовы немедленно направить самолетом товарищей ЧЖОУ ЭНЬ ЛАЯ и ЛИНЬ БЯО к месту Вашего отдыха, обсудить с Вами это дело и доложить обстановку в Китае и в Корее.

 Ждем ответа.                                      

  МАО ЦЗЕ-ДУН. 2.10.50 г.»

LTK3111-1  8 октября Сталин направил телеграмму руководителю КНДР:

 «Товарищ Ким Ир Сен!

  Мой ответ запоздал ввиду консультации с китайскими товарищами, которая потребовала несколько дней. 1 октября послал запрос Мао Цзе-дуну, не может ли он немедля отправить в Корею хотя бы пять-шесть китайских дивизий, под прикрытием которых корейские товарищи могли бы создать резервы. Мао Цзе-дун ответил отказом, сославшись на то, что не хочет втягивать СССР в войну, что китайская армия слаба в техническом отношении, что война может вызвать большое недовольство в Китае. Я ответил ему следующим письмом:

«Я считаю возможным  обратиться к Вам с вопросом о пяти-шести китайских добровольческих дивизиях потому, что хорошо знал о ряде заявлений китайских руководящих товарищей относительно их готовности двинуть несколько армий на поддержку корейских товарищей, если противник перейдет 38-ю параллель, при этом готовность китайских товарищей послать войска в Корею я объяснял заинтересованностью Китая предотвратить  опасность превращения Кореи  в плацдарм для США или будущей милитаристской Японии против Китая.

 Ставя перед Вами вопрос о посылке войск в Корею, причем 5-6 дивизий я считал не максимумом, а минимумом, я исходил из следующих соображений международного характера:

  1. США, как показали корейские события, не готовы в настоящее время к большой войне.
  2. Япония, милитаристские силы которой еще не восстановлены, не в состоянии оказать американцам военную помощь.
  3. США будут вынуждены ввиду этого уступить в корейском вопросе Китаю, за которым стоит его союзник СССР, и согласятся на такие условия урегулирования корейского вопроса, которые были бы благоприятны для Кореи и которые не давали бы врагам возможность превратить Корею в свой плацдарм.
  4. По тем же причинам США будут вынуждены отказаться не только от Тайваня, но отказаться также от сепаратного мира с японскими реакционерами, отказаться от восстановления японского империализма и от превращения Японии в свой плацдарм на Дальнем Востоке.

Я исходил при этом из того, что Китай не может получить этих уступок в результате пассивного выжидания, что без серьезной борьбы и без новой внушительной демонстрации своих сил Китай не получит не только всех этих уступок, но и не получит даже Тайваня, который держат американцы в своих руках как плацдарм, не для Чан Кай-ши, у которого нет шансов на успех, а для себя самих или для завтрашней милитаристической Японии.

Конечно, я считался и с тем, что, несмотря на свою неготовность к большой войне, США все же из-за престижа могут втянуться в большую войну, что будет, следовательно, втянут в войну Китай, а вместе с тем втянется в войну и СССР, который связан с Китаем Пактом о взаимопомощи. Следует ли этого бояться? По-моему, не следует, так как мы вместе будем сильнее, чем США и Англия, а другие европейские капиталистические государства  без Германии, которая не может сейчас оказать США какой-либо помощи, — не представляют серьезной военной силы. Если война неизбежна, то пусть она будет теперь, а не через несколько лет, когда японский милитаризм будет восстановлен как союзник США, и когда у США и Японии будет готовый плацдарм на континенте в виде лисынмановской Кореи.

Таковы соображения и перспективы международного характера, из которых я исходил, запрашивая Вас минимум о пяти-шести дивизиях».

  В ответ на это я получил от Мао 7 октября письмо, где он солидаризуется с основными положениями моего письма и заявляет, что он пошлет в Корею не шесть, а девять дивизий, что он их пошлет не сейчас, а спустя некоторое время, что он просит меня принять его представителей и поговорить с ними подробно.  Я, конечно, согласился принять представителей и обсудить с ними подробный план военной помощи для Кореи.

Из сказанного видно, что Вам надо крепко держаться за каждый клочок своей земли, нужно усилить сопротивление американским оккупантам в Корее и готовить резервы, используя для этого выходящие из окружения военные кадры Корейской народной армии. Из этого видно также, что Вы совершенно правы, предлагая перевести всех обучающихся в СССР корейских товарищей на летное дело.

О дальнейших переговорах с китайскими товарищами буду информировать».

9 октября корейский лидер вновь обращается к Сталину за помощью и советом: «Тов. Сталину Иосифу Виссарионовичу.

 Позвольте мне обратиться к Вам, дорогой Иосиф Вассарионович, за помощью и советом.

  Теперь для всех очевиден тот факт, что американский агрессор, добившись значительных успехов в последних военных операциях, не остановится ни перед чем, чтобы полностью захватить всю Корею и превратить ее в свой военно-стратегический плацдарм для дальнейшей агрессии на Дальнем Востоке.

Борьба нашего народа за свою независимость, свободу и государственный суверенитет, по моему мнению, будет продолжительной и очень трудной.

 Для успешной борьбы с сильным противником, вооруженным последними достижениями военной науки и техники, нам необходимо подготовить летчиков, танкистов, связистов и офицеров инженерной службы.

   Внутри страны готовить их очень трудно.

   Поэтому мы обращаемся к Вам, тов. Сталин, со следующей просьбой:

  1. Разрешить подготовку 200-300 летчиков из числа студентов, отправленных в Советский Союз на учебу.
  2. Разрешить подготовку из числа советских корейцев, проживающих в Советском Союзе, 1000 танкистов, 2000 летчиков, 500 связистов, 500 офицеров инженерной службы.

Прошу Вас, тов. Сталин, оказать нам помощь в этом вопросе».

Колебания китайских товарищей в вопросе оказании помощи Народной армии КНДР были вызваны несколькими основными моментами. Во-первых, как утверждал Мао, не были ясны моменты международной обстановки, связанные с оказанием  военной помощи со стороны СССР, в частности прикрытия с воздуха. Взаимопонимание по всему спектру проблем было достигнуто.

Мао Цзе-дун указал, что за поставляемое вооружение правительство Китайской Народной Республики платить в настоящее время наличными деньгами не может. Они надеются получить все это в кредит.

Таким образом бюджет 1951 года будет не тронутым и им легко будет объяснить это демократам.

14 октября 1950 года Сталин сообщил своему корейскому партнеру: «После колебаний и ряда временных решений китайские товарищи наконец приняли окончательное решение об оказании Корее помощи войсками.

Я рад, что принято наконец окончательное и благоприятное для Кореи решение. В связи с этим рекомендации известного Вам совещания китайских советских руководящих товарищей нужно считать отмененными. Конкретные вопросы, связанные с выступлением китайских войск, придется Вам решать совместно с китайскими товарищами. Необходимая техника для китайских войск будет поставлена из СССР. Желаю Вам успехов»

Этой телеграммой была поставлена точка в трехсторонних переговорах об оказании помощи, а точнее, о спасении Северной Кореи, которые продолжались более двух недель. При участии трех великих – Сталина, Ким Ир Сена и Мао Цзе-дуна. Война же затянулась  на неполных три года. Закончилась она там, откуда началась – 38-я параллель, и закончилась она  огромными физическими, материальными и, конечно же – моральными потерями.

Николай  ЖУКОВ

Оставьте свой комментарий

avatar
600
Click to listen highlighted text!