Оккупации Литвы не было

(Окончание. Начало в № 29).

«Литовский курьер» продолжает беседу с Константином Косачевым, российским государственным деятелем, дипломатом, руководителем Россотрудничества.

Константин Иосифович — депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации III, IV, V и VI созывов, член фракции «Единая Россия», кандидат юридических наук, президент Европейского клуба.

Господин Косачев, может ли День Победы 9 мая, который прочно вошел в сознание каждого из нас, и в котором пересекаются судьбы народов бывшего СССР, живущих уже более 20 лет по своим национальным квартирам, стать площадкой для сплочения народов?

— Должен. Вы спрашиваете – может ли? А я считаю, что должен!

— Что для этого необходимо сделать? Конкретно Россотрудничество как может приложить руку?

— Еще раз повторю, что это задача для всего общества, а не только для отдельно взятых федеральных структур.

Но, прежде всего, должно состояться — в том числе и в сознании наших собственных граждан, — понимание того, что Советский Союз со всеми его победами и со всеми его прегрешениями окончательно остался в прошлом. Ведь нынешняя кампания, развязанная в тех же Балтийских странах по пересмотру и истоков, и итогов Второй мировой войны, направлена не против уже несуществующего Советского Союза – абсурдно воевать с призраками. Она направлена против современной России.

Это ей пытаются навязать образ имперского государства. Имидж государства, которое может напасть так же, как в свое время Советский Союз, согласно неким новомодным интерпретациям, чуть ли не развязал Вторую мировую войну. Навязывается мнение, что восточнее Прибалтики ничего не изменилось…

Это часть современной геополитической игры. Поэтому для меня представляется ключевым моментом некое психологическое, в умах и душах европейцев, отделение России от Советского Союза. Без этого Европу не объединить.

Такую перестройку сознания предстоит проделать многим и во многих странах. Но и в России тоже, разумеется. Я пару лет назад в блоге на радиостанции «Эхо Москвы» высказал мнение, что нам необходимо выработать свою «историческую доктрину» по типу внешнеполитической, энергетической, продовольственной, какой угодно еще. Историческую доктрину не в смысле «единственно верных» трактовок истории, но в смысле того, как мы относимся к советскому периоду нашей истории. Это большая разница, потому что сейчас разноголосица и в самой России очень большая и разнополюсная.

Нет сомнений, что мы не имеем никакого морального права от своей истории отказываться. Это наша история – еще раз повторю, – и в достижениях, и в прегрешениях. Но если говорить об ответственности народа современной России за то, что происходило в советский период, то, на мой взгляд, она не больше и не меньше, чем ответственность других народов, которые составляли бывший Советский Союз.

Да, столица России, как и СССР, по-прежнему Москва. Но современный российский народ и русские – я говорю об этнических русских, – пострадали от советского режима не меньше, а в чем-то даже и больше, чем жители других бывших союзных республик. Мы точно так же несем в себе груз проблем, которые тогда возникли, как несут его жители Литвы, Украины, Казахстана, Грузии или любого другого постсоветского государства.

В моем понимании Россия, являясь государством-продолжателем СССР, отвечает юридически по всем обязательствам бывшего Советского Союза именно как продолжатель. Не как преемник, а как продолжатель. В этом есть и юридическая разница, и идеологическая: СССР и Россия – два разных и по ценностям, и по устройству, и по своим целям государства. Окончательно.

А потому современная Россия – это моя личная точка зрения – не должна нести моральную ответственность за Ленина, Сталина, Хрущева или за кого-то еще из советских вождей. Та эпоха в равной степени для всех нас осталась навсегда в прошлом. От этого наследства мы точно так же дистанцированы, как дистанцированы все другие государства.

Я не говорю о коммунистах, которые ходят у нас на демонстрации с портретами Сталина – это их проблемы. У нас и монархисты ходят, и поклонники дохристианской, языческой Руси. Но Россия как современное демократическое государство не должна от имени Советского Союза нести единственную моральную ответственность перед кем бы то ни было за то, что происходило в советские времена.

Общественная дискуссия, конечно, должна продолжаться. В России нам самим нужно ответить на многие вопросы, которые ожидают своего ответа. Но точно так же мы ожидаем такой же честной общественной дискуссии и от других стран, включая Литву. В Литве, скажем, тема «оккупации», тема пакта Молотова — Риббентропа, тема советского периода нашей общей истории, на мой взгляд, абсолютно заслоняет современные горизонты, которые позволяли бы России и Литве вместе идти вперед. А мы буксуем, бесконечно возвращаясь к нашему общему прошлому.

В этом смысле различные интерпретации 9 мая, которое мы считаем Днем Победы, а в Литве многие считают началом новой оккупации, на мой взгляд, и есть смешение жанров, если хотите. Мы должны научиться отделять то, что происходило во время войны и по ее непосредственным итогам, от того, что происходило после войны. Как говорится: «Post hoc non est propter hoc» — «после не значит вследствие». Накладывать свои впечатления от послевоенного развития в Европе на оценки победы антигитлеровской коалиции над нацизмом, несшим миру газовые камеры, концлагеря и Холокост, неправильно и с логической, и с моральной точки зрения.

Если мы сможем разделить эти темы, я уверен, что и 9 мая в конечном итоге станет для всех нас объединительным праздником. Потому что для народов Балтийских стран этот день победы был и их Днем Победы вне зависимости от того, что произошло в дальнейшем. Ибо обратное утверждение означало бы, что Балтия под нацистами – в целом приемлемое будущее. Мир заплатил десятками миллионов жизней за понимание того, что нацизм не совместим с какими бы то ни было формами цивилизованного существования человеческого общества. Пытаться релятивировать этот вывод чревато рисками для самих «экспериментаторов» — можно пробудить к жизни такие силы, которые потом очень трудно загнать обратно в рамки законности.

Мы можем и должны возвращаться к послевоенному периоду. Но разгром нацизма был и остается фактом избавления балтийских народов от риска быть полностью уничтоженными. Хотя бы потому, что этот план был очевидным планом нацистской Германии.

И это все известно. Об этом многократно сказано и не раз написано.

— Как ваше ведомство планирует выстраивать отношения с русскоязычными в тех государствах, которые демонстративно поворачиваются спиной к России? Например, с соотечественниками в Литве и вообще в Прибалтике и еще дальше, в Германии?

Здесь много болевых точек. Та же тема оккупации, о которой вы только что говорили. Именно на ее базе Вильнюс, Рига, Таллин пытаются выстраивать отношения с Москвой. Достаточно вспомнить историю эстонского «Бронзового солдата» или решение правительства Литвы от 16 мая 2012 года о создании специальной комиссии, которая должна вести переговоры с Россией о компенсации за оккупацию.

— Я частично ответил на этот вопрос. Конечно же, мы будем наших соотечественников защищать, защищать их права и культурные, и политические, вне зависимости от того, в какой стране они живут и с какими проблемами сталкиваются. И мы нигде не отступим от этой линии защиты основополагающих прав наших соотечественников. Но это не столько внешнеполитический вопрос, сколько, прежде всего, гуманитарный. Ведь речь идет о живых людях и их правах. В этом смысле наши действия и цели никак не отличаются от действий и целей любых других государств, имеющих диаспоры за границей. Это первое.

Второе. Уверен, что мы в России никогда не согласимся с термином «оккупация». Не потому, что это для нас какая-то раз и навсегда заданная политика. А потому, что он по сути неверный и неточный. Например, в Уголовном кодексе нет такого состава преступления, как «преступление». Есть дифференциация: грабеж, убийство, кража, мошенничество. Точно так же и в геополитике должны быть очень четкие, но разные дефиниции по отношению к различным событиям, пусть даже и в равной степени прискорбным по сути.

Если говорить о термине «оккупация», то с международно-правовой точки зрения он исчерпывающим образом понятен и очевиден. Вот, скажем, цитата из Википедии (источник, разумеется, не самый научный, но и заведомо не идеологизированный):

«Оккупация (от лат. occupatio — «захват, занятие») в общем случае — занятие вооруженными силами государства не принадлежащей ему территории, не сопровождающееся обретением суверенитета над ней, обычно временное. Оккупацию следует отличать от аннексии, акта присоединения государством всей или части чужой территории в одностороннем порядке».

Иными словами, при оккупации страна в результате применения военной силы оказывается под властью другого государства, это государство подчиняет своей воле порабощенный народ, который пашет на оккупанта. Это, между прочим, ровно та самая модель, которой пытались воспользоваться нацисты, оккупировавшие одну страну за другой ради того, чтобы ценой порабощения других народов «осчастливить» народ собственный. В этих странах они совершенно четко превращали оккупированное население в рабов — в том понимании, в каком это возможно было в ХХ веке. И последовательно используя при этом, кстати, и местные подразделения Ваффен СС, прославляемые сейчас балтийскими радикалами от истории.

То, что произошло в отношениях СССР с Литвой, Латвией и Эстонией, конечно же, не было «добровольным присоединением», как нас учила официальная советская историография. Это понятно. Такая крайность сейчас не должна никоим образом защищаться и воспроизводиться. Но и противоположная интерпретация, что это была прямая оккупация, в такой же степени неверна.

История гораздо сложнее. Она не черно-белая. И она не терпит политической суеты. Мы еще придем к точным терминам, описывающим прошлое, – мы должны их обязательно найти, – но за терминами должно стоять наше общее понимание того, что произошло, а не только сиюминутные и конъюнктурные политические интересы. К такому пониманию еще предстоит прийти, и мы в этом тоже готовы участвовать в совместных с нашими литовскими, эстонскими, латвийскими коллегами поисках истины. Хорошо, кстати, что такая работа уже ведется.

Но есть и еще одна часть вопроса. Она уже не сущностная и не юридическая, а, если хотите, моральная. Что произойдет, если на секунду представить себе гипотетическую возможность, что термин «оккупация» вдруг утверждается в качестве общепринятого? В этот же момент очень многие люди, которые живут в Латвии, Литве и Эстонии и не являются представителями титульной нации, моментально переходят в разряд «оккупантов» или «детей оккупантов». Вот что произойдет.

Поэтому вне зависимости от того, как будут идти профессиональные дискуссии, Россия не встанет на путь соглашательства ради «исторического примирения». Не встанет по соображениям морали, нравственного долга перед теми, кто не имел отношения к деяниям сталинизма, кто не имел выбора. Мы никогда не предадим этих людей, потому что они не отвечают за преступления сталинского режима, в том числе в 30-х – начале 40-х годов.

— Завершая беседу, хотелось бы вспомнить, пусть вкратце, знаменитый разворот самолета над Атлантикой, в котором вы вместе с премьером Примаковым 30 марта 1999 года следовали в США. Узнав в воздухе, что войска НАТО начали силовую операцию против Югославии, премьер решил прервать визит. Как этот разворот самолета повлиял на европейскую политику, что он предопределил, знаком чего стал?

— Я считаю это событие одним из наиболее знаковых в российской внешней политике 90-х годов, и я думаю, что этот разворот был предвестником восстановления позиции России в мире как страны с самостоятельной внешней политикой.

На мой взгляд, российская внешняя политика после распада СССР в 1991-2001 годах прошла три этапа.

Первый – это был этап, который я называю условно внешней политикой Ельцина-Козырева. Это был этап слабой страны с зависимой, несамостоятельной внешней политикой.

Второй – это этап, который я условно называю этапом Ельцина-Примакова. По-прежнему была слабая страна, но уже с независимой внешней политикой. Отличия периода Козырева от периода Примакова видны невооруженным глазом.

Третий – это этап Путина. Здесь я пропускаю фамилии министров иностранных дел, потому что роль президента была гораздо выше.

Этот этап продолжается до сих пор. Это этап сильной страны с независимой внешней политикой.

Этап, или период, или эпоха Примакова в этом смысле очень примечателен. Потому что у него, в отличие от России современной, вставшей, что называется, с колен за спиной было гораздо меньше политического ресурса для того, чтобы реализовывать независимую внешнюю политику суверенной страны. Но и без серьезного политического ресурса, на мой взгляд, это Примакову удалось.

И я еще раз повторю: разворот над Атлантикой —  пусть и блестящий, но это только символ. Таких решений, таких поступков в российской внешней политике, начиная со второй половины 90-х годов, было значительно больше. А сейчас их просто много. Их достаточно для того, чтобы уже никто не подвергал сомнению ни силу России, ни ее независимость.

Последний вопрос. Вы не так давно назначены на эту сложную должность руководителя Россотрудничества. Скажите, вы будете что-то менять в практической работе Агентства по гуманитарному сотрудничеству? Или все будет так, как и было?

— Мы имеем амбициозные планы по модернизации нашей деятельности. Но также, как в той ситуации, когда я отвечал на ваш первый вопрос, это связано не с тем, что сменился руководитель. Это связано с тем, что меняется мир, меняются ожидания от нашей работы в самой России. Период, когда Россотрудничество восстанавливалось, когда оно создавало нормативную базу для своей деятельности, когда оно определяло штатное расписание центров за рубежом, был неизбежен. Потому что в 90-е годы эта система была практически развалена, и потребовалось несколько лет для того, чтобы ее восстановить.

Но этот этап был реализован достаточно эффективно – честь и хвала моим предшественникам. Сейчас нужно на базе уже сделанного качественно менять нашу работу. Я пользуюсь в этом смысле поддержкой со стороны государственного руководства страны, со стороны обеих палат Федерального собрания, со стороны очень многих структур гражданского общества. И я чувствую, что ожидания очень большие.

Надеюсь, что эти ожидания мы оправдаем.

В детали пока вдаваться не буду. Могу только сказать, что концепцию нашей дальнейшей работы мы уже самым тщательным образом положили на бумагу. Это десятки, а может быть, даже сотни страниц планов. И эти документы находятся на рассмотрении руководства страны. Не буду забегать вперед, но могу вам сказать, что мы уже работаем не в режиме формулировки каких-то амбиций, но в режиме формулировки конкретных задач, конкретных целей и конкретных форматов работы.

И я надеюсь, что эта, пока невидимая внешнему взгляду, наша деятельность уже скоро начнет перерастать в практические программы, от которых будет становиться лучше людям. Собственно говоря, всем тем, ради которых мы работаем за пределами нашей родины. И не в последнюю, а может быть, в первую очередь, и здесь — в России.

Валерий ТРЕТЬЯКОВ.

87
Оставьте свой комментарий

avatar
600
28 Цепочка комментария
59 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Leonardas >AsНаблюдательГаврилаtimur2 Авторы недавних комментариев
Leonardas >
Гость
Leonardas >

Мы можем и должны возвращаться к послевоенному периоду. Но разгром нацизма был и остается фактом избавления балтийских народов от риска быть полностью уничтоженными. Хотя бы потому, что этот план был очевидным планом нацистской Германии. ———————— И насчёт неблагодарности союзников. Слова Черчилля : За что мы должны быть благодарны русским? За… Читать далее

AlexV
Гость
AlexV

Правильно, не упомянул, поскольку, говоря «А», пришлось бы мычать и «В», а именно, про «мир», который принёс Европе г-н Чемберлен.

Леонардасу
Гость
Леонардасу

А то что британский шакал всегда была врагом России, СССР, способствал расстрелу русского царя и всюду сует свой нос Леонардас дипломатично не упомянул.

Leonardas >
Гость
Leonardas >

И я надеюсь, что эта, пока невидимая внешнему взгляду, наша деятельность уже скоро начнет перерастать в практические программы, от которых будет становиться лучше людям. Собственно говоря, всем тем, ради которых мы работаем за пределами нашей родины. И не в последнюю, а может быть, в первую очередь, и здесь – в… Читать далее

timur2
Гость
timur2

Вау скока сумасшедший Лёлик накопипастил и набарабанил- клон Забава в отпуске Лёлик тарахтит «надвоих»!! As- какой смысл с питекантропом — чебуреком дисскутировать?? Он же сидит в своей клетке в конторе спасается от жары и от скуки барабанит разную хрень — он даже не понимает что сам написал не говоря уж… Читать далее

Гаврила
Гость
Гаврила

Бава — в отпуске в Южной Америке,
А тут Лёлик забился в истерике.

Leonardas >
Гость
Leonardas >

А интересно,смерд Косачев знает или нет,что русская княгиня совсем больная?Ведь вместе мутили воду.Косачев говорил,что в Литве нес кем иметь дело,кроме как с ней.Но он ошибается,есть еще один претендент на титул,это Палецкис.Скоро выборы,русским надо под суетится.Нужен казачек.

timur2
Гость
timur2

во опять чего то натарахтел напукал- слышь гамадрил интересно а кто нитьтут читает твою дребедень? Валил бы ты на Дельфи там таких как ты целый зоопарк — глядишь и бананами с тобой поделятся

Йонас
Гость
Йонас

Да, брателло,у тебя серьёзные проблемы с психикой. Неужели это издержки независимости Литвы, когда в течение двух десятилетий появилось поколение недоразвитых в умственном развитии.А из тех, кто постарше и родившихся ещё при советах, на передний план вылезли экземпляры с признаками олигофрении переходящей в стойкую паранойю.Ты из этих из последних.Берешься судить о… Читать далее

Гаврила
Гость
Гаврила

Для Лёлика нет лучше кандидата,
Чем тот брюссельский и сопливый Тата.

Bava
Гость
Bava

Есть мысли, но напишу завтра, а сейчас лучше пойду читать. Да прекратити оскорблять друг друга, это никому не делает чести. Каждый человек вправе иметь свое мнение.

Гаврила
Гость
Гаврила

Есть мысли у Бавы, да тянет в кровать,
Но прежде молитву должон прочитать
И Бава прочтёт перед сном Отче Наш
И Путин приснится ему и Лукаш.

Leonardas >
Гость
Leonardas >

Ты йонукас,историю одну знаешь-КП ССовскую.Агент сраной рашки.Макулатурой и лапшой совковой забили твою башку политруки красного фашизма.Таким как ты,не нужно ничего доказывать,бесполезно.Тебе ли динозавру на пенсии,судить о новом поколении.Жалко мне тебя,небось вспомнил,как хорошо было в молодости при совке,все стояло и моглось,а теперь только и осталось пить валидол вместо коньячка.Во,как я тебя… Читать далее

timur2
Гость
timur2

У забавы появились мысля но запутались в трёх извилинах бедняга а он так хотел ими поделиться во время свого отпуска ну ничего пойдёт постучит в свой шаманский бубен(это он называет «пойду читать») глядишь и напишет что нить про погоду

timur2
Гость
timur2

«окупация» была такая интересная= например если б я был оккупант то Лёлик с его клоном Забавой делал бы стойку «Служи» а несчастный питекантропас Лёля не барабаниЛ бы своми копфытами муёню всякую а сидел бы с дядей забавой в клетке и учили бы русский матёрный Лёля-Басик забава= масик