Почему трусит оппозиция?

Фото L24.lt

Несколько дней назад член Сейма Аушрине Армонайте громко заявила, что готовит интерпелляцию министру транспорта и связи Ярославу Наркевичу, покричала и …замолчала.

Оказывается, представители оппозиции неохотно подписываются под интерпелляцией, из необходимых 29 подписей за несколько дней удалось собрать всего 9… Член смешанной группы Повилас Урбшис поспешил оправдаться, что якобы не подписывается под интерпелляцией, потому что не хочет «наступать на ногу президенту». Господин высокомерие Габриэлюс Ландсбергис заявил, что у министра транспорта Я.Наркевича нечего спрашивать, потому что ничего нового он не скажет. Сразу с ним согласилась Айсте Гедвилене, подтверждая слова своего Господина, что министр транспорта должен уйти в отставку.

Вот так говорят члены «самой демократической» партии, которые хвастаются «праздниками демократии», но ведь интерпелляция – это тоже праздник демократии. Это прекрасная платформа для дискуссии, когда все члены Сейма могут публично задать актуальные для них и общества вопросы. В свою очередь министр, которому выдвигается интерпелляция, может представить свои ответы, объяснить мотивы принимаемых решений. Например, член Сейма Дайнюс Крейвис до сих пор не знает, что Почта Литвы – это акционерное общество, а не государственное предприятие, так что интерпелляция была бы отличным поводом объяснить ему это. После дискуссии члены Сейма решили бы, удовлетворяют ли их ответы. Согласно 222 статье Устава Сейма, если в проекте решения Сейма об интерпелляции ответ признается неудовлетворительным и выражается недоверие, то такой проект решения может приниматься путем тайного голосования, если проголосует более половины всех членов Сейма. Если решение Сейма об интерпелляции принимается, министр, которому выражается недоверие, обязан уйти в отставку.

Так почему оппозиция боится интерпелляции? Может быть, оппозиция не знает Устава Сейма? Почему Г. Ландсбергис, А. Гедвилене и другие, вначале смело говорившие об интерпелляции, потом поменяли свое мнение? Чего они боятся?

Видимо, боятся того, что во время интерпелляции министр транспорта публично раскроет коррупционные схемы министерства и подведомственных предприятий. Покажет сделки бывшего правления Почты Литвы с концерном MG Baltic, фигурирующим в деле о коррупции. Публично раскроет схемы, действовавшие на предприятии «Литовские железные дороги». Иными словами, министр транспорта и связи Я. Наркевич сорвет личины «независимости» и «прозрачности», которые набросил Рокас Масюлис. Чего конкретно боятся консерваторы? Видимо, того, что «работы» Р.Масюлиса ударят по их репутации, рейтингам, поскольку они выразили желание приютить в своей партии скомпрометировавшего себя экс-министра.

Ванда КРАВЧЕНОК, староста фракции ИАПЛ-СХС в Сейме Литвы

реклама

Оставить комментарий/ Parašyti nuomonę

avatar
600