Под углом «Нового зрения»

90% внешней информации мы получаем с помощью глаз. Но современная экология, режим питания, образ жизни и нагрузки провоцируют нарушение зрения и появление глазных заболеваний. О лечении  болезней глаз, об избавлении человечества от очков и о возможностях современной офтальмологии в Литве и в мире газете «Литовский курьер» рассказал Олег Ковригин, генеральный директор международной сети клиник «Новое зрение».

— Какой идеей вы в первую очередь руководствовались, открывая клинику в Вильнюсе?

— Надо сказать, что Вильнюс — не последняя наша точка. Мы сейчас строим здания и в Риге, и в Киеве. Есть  также стройки в Германии и Норвегии. Я являюсь директором интернациональной сети клиник, т. е. у нас порядка 15 клиник и управлений.

— Что отличает клинику «Новое зрение» от других клиник в Литве и делает ее единственной в своем роде?

— Принципиальных отличий у нас нет. Мы просто пытаемся оказывать как можно больший спектр офтальмологических услуг, чтобы пациент, обратившийся к нам с какой-то проблемой, не уходил в другое место, а получал всю необходимую помощь на месте. То есть мы проводим полное лечение  любой проблемы, с которой человек обратится к нам: будь то катаракта или глаукома, близорукость или дальнозоркость, необходимость лазерной коррекции зрения или астигматизм. Речь идет как о консервативном лечении, связанном с физиопроцедурами, приемом лекарств, так и об оперативном лечении любого объема: устранении травм и кровоизлияний, оказании помощи при повреждении глаз при диабете. То есть мы стремимся оказать полноценную офтальмологическую помощь. И в этом мы не отличаемся от других клиник, даже от тех, которые расположены в Германии, Англии. Есть стандарты ЕС, которые регламентируют  проведение глазных операций, сертифицируют препараты и расходные материалы. Несмотря на то, что клиника находится в Вильнюсе, у нас много пациентов не только из Литвы, но из Латвии, Эстонии, Норвегии и других стран ЕС.

— Находят ли в клинике «Новое зрение» в Вильнюсе применение последние научные достижения?

— Сейчас в офтальмологии  существенных прорывов нет и быть не может, потому что любая технология, которая появляется на европейском рынке силами каких-либо НИИ или фармацевтических компаний, сразу же начинает использоваться в работе множества клиник. Поэтому не может быть отдельных клиник, которые делают что-то уникальное, что другие делать не могут. Не существует научных и финансовых патентов на обработку методов лечения. Если врачи увидели технологию, которая позволяет решать какую-либо проблему более эффективно, чем ранее, то существует система медицинских симпозиумов и конференций, на которых докладываются результаты технологий, идет их широкое обсуждение. Затем происходит их внедрение в нескольких клиниках, а потом и более широкое распространение.

Нам остается только использовать надежные, опробованные в лабораториях методы лечения, которые дают стабильный и гарантированный эффект. Но говорить о том, что мы единственные и неповторимые, не можем не только мы, но и другие клиники, расположенные в Америке, Израиле или России. Есть просто хороший и качественный уровень оказания офтальмологических услуг, которым мы располагаем.

— Как вы подбираете специалистов для клиники в Вильнюсе? Берете ли вы на работу молодых специалистов, недавних выпускников медицинских вузов или стараетесь привлекать более опытный персонал?

— У нас нет молодежи совсем, потому что брать ее мы не можем. Все наши профессионалы уже прошли обучение в других клиниках, имеют опыт работы 15 лет и выше. Они специализируются в узких областях, обладают знаниями, позволяющими сделать безошибочный диагноз и оказать наиболее эффективное лечение. У нас нет постоянной ротации кадров, каждый держится за свое место, потому что здесь высокая оплата труда, очень хорошие условия, стажировки за границей.  Даже не помню, чтобы какой-нибудь доктор увольнялся не по личным причинам.

— Федеральная торговая комиссия США запретила в рекламе операции по лазерной коррекции зрения говорить о том, что эта операция является полностью безопасной и избавляет от очков и контактных линз на всю жизнь.  Чем может быть обусловлено такое решение? Пациенты действительно могут столкнуться с осложнениями или неприятными последствиями лазерной коррекции?

— Решение Федеральной комиссии — это нормальная  практика, с которой я полностью согласен. Потому что многие люди не понимают, что они делают. Это касается не только лазерной коррекции, но и похода в магазин, и ведения  умного образа жизни. Дело в том, что лазерная коррекция приводит людей в норму. Например, если у вас есть проблема, связанная с близорукостью, то ее можно убрать с помощью лазерной коррекции. Но одновременно с этим не дается пожизненной гарантии на то, что у вас не будет никаких заболеваний, не связанных с лазерной коррекцией зрения. Человек ведь может вылечиться от ангины, а через 3-4 года заболеть гриппом, получить тиф или малярию. Точно так же и глаз человека: он может иметь проблему близорукости, а через несколько лет получить глаукому или катаракту.

У людей же получается путаница в голове: они думают, что после лазерной коррекции они застрахованы от любых неприятностей вплоть до травм в глазу. Так, чтобы исключить брожение в умах и образование множества судебных исков (а вы знаете, что Америка — это государство, в котором очень любят судиться),  в США приняли хорошее и взвешенное решение — запретить в рекламе говорить об абсолютно гарантированном результате. Это правильно, я считаю.

Такая же практика имеет место, например, в Беларуси. Там давно уже любая реклама, которая выпускается медицинскими предприятиями, рассматривается Министерством здравоохранения, которое дает или не дает разрешения показывать ее. Аналогичная практика есть в ЕС.  Евросоюз тоже рекомендует не употреблять в рекламе превосходных степеней и запрещает вводить в заблуждение пациентов.

— Тем не менее осложнения ведь могут быть. В журнале Ophthalmology недавно был опубликован доклад Американской академии офтальмологии, в котором описывались побочные эффекты операций на глазах вплоть до летальных исходов. Какие самые страшные последствия могут быть после операции на глазах?

— Каких-то страшных последствий я в своей практике не встречал. Да, осложнения могут быть после любой операции. Но это происходит из-за неполной диагностики и, соответственно, низкого уровня специалиста или из-за неисправного оборудования. Говорить о том, что в массовом порядке есть какие-то осложнения, я бы не стал, потому что за двадцатилетний опыт работы в этой сфере я с такими проблемами не сталкивался.

Мое мнение такое: если не хотите иметь осложнения, то клиникам нужно грамотно и вовремя обслуживать и стерилизовать оборудование, проверять спецификацию своих специалистов и не торопиться. А пациентам, которые хотят получить хорошие результаты, нужно выполнять все предписания доктора.

— Люди часто боятся делать операции на глазах. Есть ли статистика по результатам проведения операций в вашей клинике?

— В наших центрах все получали запланированные результаты.  На данный момент мы прооперировали в своих клиниках более 300 000 человек.

— Реально ли вылечиться от болезней глаз, не прибегая к оперативному вмешательству? Существуют ли более инновационные, нехирургические методы лечения болезней глаз?

— Обычному человеку, как правило, хочется не заниматься лечением, а получить что-то очень легко: послушать сомнительных профессоров, выстругать деревянного идола и помолиться ему. Если бы были такие надежные методики, то мы бы давно ими занимались, а не оказывали более сложное оперативное вмешательство. Но в этих методах ничего серьезного не существует, кроме как увлечения человека на определенное время. Серьезно рассуждать на эти темы, я думаю, не стоит.

— Известный врач-офтальмолог Святослав Федоров утверждал, что очки в XXI веке станут пережитком. Что нужно сделать, чтобы подтвердился этот прогноз?

— Да, прогноз профессора оправдан — все меньше и меньше людей носят очки.  И технология очков очень старая. Очки существовали еще в Древнем Китае. Их носили императоры, у которых было плохое зрение. Я думаю, очки рано или поздно исчезнут, т. к. теперь есть много альтернатив: можно  сделать лазерную коррекцию, можно носить линзы, есть линзы ночного использования, позволяющие надевать их на ночь, а в течение дня иметь хорошее  зрение. Технологии идут вперед. Может, не так быстро, как хотелось бы. Тем не менее еще 30 лет назад было трудно представить, что люди могут снять очки и сделать лазерную коррекцию зрения. Я думаю, люди и дальше будут стремиться уйти от предметов, которые нужно носить на носу, которые несут опасность и стоят достаточно дорого.

— Благодарю вас за беседу.

Наталья Яковлева

афиша афиша афиша афиша

Оставьте свой комментарий

avatar
600