Прессинг сверху – дело почетное

Август завершится, а с ним закончатся и каникулы местных СМИ. Читателей, телезрителей и радиослушателей ожидает новый информационный сезон.

Возможно, нас ожидают сюрпризы. Тем более, что на всех углах трубят о необходимости мощного пропагандистского и контрпропагандистского информационного «кулака». Озвучены планы создания новых вещателей. Однако насколько они актуальны и реальны?
Именно об этом сегодняшняя беседа с известным журналистом Денисом Тарасенко. Он не выступает в данном случае в роли эксперта, а лишь высказывает свои взгляды и делится опытом.
— Идут разговоры о создании единого для Латвии, Эстонии и Литвы ТВ-канала на русском языке. Конечно, за деньги чего только нельзя сделать!
Как ты считаешь, насколько он нужен власти и насколько – зрителю? И главное – насколько жизнеспособным окажется этот плод трех мамок?
— Останусь непопулярным и буду дальше верить в забытый у нас принцип презумпции невиновности.
Никакого ТВ-канала еще не создали, и утверждать, что это будет банальная глупая пропаганда, наверное, не стоит. Пусть начнут, попробуют. В конце концов, создадут сколько-то рабочих мест. Уже хорошо.
Власти это нужно больше, чем населению. Зритель и читатель во всей Прибалтике давно показывает, что продукт на русском языке – явление уходящее. Интернет – в меньшей степени, остальные СМИ – в большей. Вот на этой неделе объявили о закрытии газеты «Бизнеc&Балтия».
Ситуации везде разные, но чем не пример? А для властей сейчас самое лучшее время найти финансирование для подобных проектов. Даже когда не было поводов – их придумывали. Вспомнить хотя бы историю про кибератаки во время «Евровидения-2013». Неизвестные «положили» главный сайт страны, атаковали остальные, и у нас сразу начали на высшем уровне, с жаркими дебатами в парламенте, искать финансирование под киберзащиту, поскольку у нас всегда заранее знают виноватого.
Это я старомодный и с представлениями о презумпции невиновности. В мейнстриме все в порядке – там всегда знают, кто виноват. Точнее, из-за какой страны все беды Литвы.
Ну, а жизнеспособность планируемого канала продлится ровно столько времени, сколько эта игрушка будет интересной для дающего деньги. Желательно, конечно, чтобы финансы использовались все же не из бюджета страны.
— Литовский национальный теле- радиотранслятор тоже декларирует готовность расширить сетку вещания на русском языке. Здесь возникает ряд вопросов, и позволим себе выстроить их по ранжиру: как налогоплательщик, в своей массе представитель титульной нации, отнесется к такой расходной статье бюджета?
— Не думаю, что сильно возмутится. У нас были гораздо серьезнее поводы протестовать или даже выходить на улицы, но как-то никто особенно не торопился.
— Для чего LRT этот геморрой?
— Как для чего? Если главной задачей назовут борьбу с российской продукцией – неважно, информационной или даже художественной, – то это достойная медалька на груди национального вещателя. Миссия.
— Насколько сложно реализовать задуманное, если учитывать, что нет людей? Их ведь давно ни один вуз не готовит?
— На самом деле сложность создания СМИ или хотя бы появление новостей на русском языке, как это уже было в компании LRT, сильно преувеличена. Достаточно двух редакторов, которые сами активно выходят «в поля», и 3-5 корреспондентов. С головой. В случае LRT даже операторов не надо. Они и так снимают все ключевые события для литовского блока новостей.
То есть у LRT уже сейчас есть все эти ресурсы.
— У тебя есть личный опыт внедрения «русского проекта» — мы говорим о русской «ветке» сетевого издания 15min. Давай вспомним, как дело начиналось, развивалось и почему на взлете закончилось полной остановкой?
— Потому, что у нас презумпция виновности.
В коллективе может быть все хорошо и личный комфорт в редакции максимальный. Но если это общелитовское СМИ, второе по популярности в стране, охват аудитории у которого в наших масштабах близок к максимально возможному, то есть и внешние силы, которым не все равно, как и что ты делаешь.
Мне больше всего нравились мои личные беседы с руководством, которому довольно регулярно приходилось выслушивать претензии кого-то наверху. Однако имена этих «кого-то» никогда не назывались. Просто руководство говорило: опять упрекали, мол, смотри, что он делает?! Это же антилитовская подача! Он же внедрился в сердце гигантского холдинга и сейчас подорвет все изнутри…
При разбирательстве оказывалось, что «кого-то» раздражали ровно те статьи, которые выходили на основном портале на литовском языке.
То есть когда какой-то проблемный материал выходил на литовском – это критика, все нормально, свобода слова и тому подобное.
Когда этот же материал, слово в слово, выходил на русском – истеричные господа повыше должностями и чинами начинали искать подводные камни.
То есть мы делали полное зеркало литовской «ветки», а нас ругали за антигосударственную позицию.
Какой вывод можно сделать? Только такой: раздражителем является русский язык. Ну и больная психика некоторых людей, но это уже другая тема.
Другую байку на этот же сюжет мне рассказал один коллега с телевидения. Он сделал краткое изложение на русском языке блока новостей одного из литовских каналов. И на общем мероприятии подшутил над своими коллегами-телевизионщиками. Показал им список тем и общий смысл сюжетов, сказав, ну а мы сегодня вот такие новости делали. Литовские коллеги прочитали русский текст и не выдержали.
Начали клеймить: такие вы, мол, сякие, пропагандисты, вам бы только Литву грязью облить и так далее. Когда градус ругани достиг апогея, шутник раскрыл карты, сказав, что это ваши новости с такого-то вашего канала. Просто я их написал по-русски…
Если же вернуться к ответу на заданный вопрос, то на каком-то этапе в нашу работу вмешалась экономика. Мои пути с издательством разошлись хоть и на фоне давления со стороны, но и в сложный экономический период для издательства. Тогда закрылся еженедельник 15min, были массовые расставания, а прощальные вечеринки проходили каждую неделю.
Так что я не буду совсем уж фантазировать, называя причиной разрыва исключительно давление, хотя, наверное, это было бы почетно.
— Информационный ландшафт Литвы скуден, провинциален и местами откровенно глуп. Профи понимают: не хватает очень многого. А по-твоему – главное, чего нет?
— Мы заперты в своей квартирке в 30 «квадратов» и не желаем высунуть нос даже на лестничную площадку, не говоря уже о желании выйти на улицу.
Отсюда и все проблемы. Вот какой сейчас главный тренд в Литве? Конечно, Россия. А что мы знаем о России? Правильно – ничего.
При этом у нас целый полк экспертов, которые свою научную жизнь и работу посвятили изучению России. Спросите их, когда они в последний раз там были?
А студенты-политологи? Думаете, будущие специалисты по России выезжают туда? Я в прошлом месяце как раз был в одной из таких школ в России, куда приехали студенты из разных стран, съехались эксперты с совершенно разными позициями. Даже генерал НАТО из Дании был.
Как вы считаете, сколько там было гостей из Литвы? Двое. Я и посол Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас. Да и то не как литовец, а как представитель ЕС.
И не надо думать, что россияне не приглашают. Приглашают постоянно. Просто это никому у нас не интересно. Гораздо удобнее, не выходя из дому и даже не вставая с дивана, делать выводы, читая удобные для себя статьи в Интернете.
Так и с журналистикой.
— Не может быть журналистом человек, который приходит в парламент страны в вонючих джинсах. Сколько должна зарабатывать нормальная пишуще-снимающая братия, чтобы иметь право считать себя классическими журналистами?
— Я не вижу никаких проблем. Я просто не видел в парламенте коллег в вонючих джинсах. А если кого-то смущают татуировки или ирокез на голове – то тут уже дело вкуса.
По крайней мере, в этом смысле какой-то особой разницы между нашим парламентом и Европарламентом я не наблюдаю. А зарплаты – дело индивидуальное.
Кого-то совершенно устраивает «минимум» и 1000 литов. Другому не хватает и пяти тысяч. А то, что в Литве нет четких границ и каких-то правил, и два человека, делающих одинаковую работу, получают совершенно разные зарплаты только потому, что у них у каждого из них был свой тет-а-тет с работодателем, так это даже хорошо.
Если человек не может отстоять свою позицию и не знает себе цену, то почему это должно волновать работодателя?
— Последний вопрос: если бы завтра тебе вновь предложили с нуля раскрутить оригинальный русскоязычный медийный проект, взялся бы за такую работу?
— Не вижу никаких проблем.
Но мне интереснее сделать это на литовском языке и на какую-нибудь особо щекотливую и сложную для нашей страны тему. Ужасно любопытно посмотреть, как будет мутировать этот аллерген презумпции виновности? Интересно, как поведут себя поклонники, которые так расстраивались из-за русского языка, если начать делать проект на литовском языке?
Каков будет масштаб разрыва мозга?

Анатолий ИВАНОВ

1
Оставьте свой комментарий

avatar
600
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Сержант Авторы недавних комментариев
Новые Старые Большинство проголосовавших
Сержант
Гость
Сержант

Я говорил что Северная Корея покажеться более демократическим государством.

Click to listen highlighted text!