Разные стратегии борьбы с пандемией увеличивают экономический разрыв между странами

Nuotrauka BFL/ Andrius Ufartas

С началом пандемии COVID-19 практически все страны мира испытали серьезные экономические потрясения, обусловленные опасениями по поводу вируса, карантинных ограничений и нарушения глобальных производственных цепочек. Однако в настоящее время разрыв между странами увеличивается.

По словам главного экономиста банка Luminor д-ра Жигимантаса Маурицаса, в последнее время вызывает опасения стремительно увеличивающийся разрыв между Европейским союзом и США. Это плохая новость и для Литвы, поскольку более медленное восстановление ЕС также ухудшает перспективы экономического роста Литвы. По данным экономиста, в 2021 году рост валового внутреннего продукта (ВВП) Литвы достигнет 1,8 процента, а быстрее — около 5,5 процента — начнет расти в 2022 году.

По прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), экономика США вернется на докризисный уровень во втором квартале этого года, в то же время экономика Евросоюза вернется к нему только в конце 2023 г.

«Увеличивающийся разрыв между Европейским союзом и Соединенными Штатами в основном объясняется рядом факторов. Во-первых, карантинные ограничения в США намного мягче, чем в ЕС, а ряд штатов США, такие, как Флорида и Техас, уже сняли все карантинные ограничения. Во-вторых, программа вакцинации COVID-19 в США проходит намного быстрее, чем в ЕС. В США 24% населения получили хотя бы одну вакцину от COVID-19, в то время как в среднем по ЕС это всего 9%. В-третьих, пакет стимулирования экономики в США больше, чем в ЕС. В 2021 году пакет мер по стимулированию экономики США достигнет примерно 10 % ВВП, а в странах ЕС — около 6%. В-четвертых, в отличие от Соединенных Штатов, ЕС не может обеспечить свободное передвижение граждан внутри сообщества, что препятствует восстановлению южноевропейских стран, которые сильно зависят от туризма. Подводя итоги, можно сказать, что по ту сторону Атлантики  уже существует атмосфера свободы, а в Европейском союзе — атмосфера страха, неуверенности и недоверия», — говорит Жигимантас Маурицас.

Продолжающийся карантин и сохраняющиеся ограничения на свободное передвижение граждан внутри Европейского союза увеличивают разрыв между различными секторами экономики, а также между северными и зависимыми от туризма южными странами ЕС. Неравномерное экономическое развитие может замедлить общий рост экономики сообщества, а растущие диспропорции между странами снизят вероятность согласования дополнительных мер экономического стимулирования в будущем. 

Уровень дефицита бюджета и государственного долга стран «бережливой четверки» (Швеции, Нидерландов, Дании и Австрии) в 2021 и 2022 годах будет значительно ниже, чем в странах Южной Европы, поэтому «бережливая четверка» вряд ли даст свое согласие на дополнительные стимулирующие меры в будущем без дополнительных условий. Следовательно, увеличивающийся разрыв между Северной и Южной Европой во время этого кризиса, вероятно, сохранится, поскольку утвержденного Европейского фонда восстановления в размере 750 миллиардов евро будет недостаточно для сокращения этих различий.

Ж. Маурицас предупреждает, что экономика Литвы в настоящее время переживает спад в форме буквы «К», что может иметь долгосрочные негативные последствия для экономики страны и конкурентоспособности отдельных секторов. К-образная рецессия — это феномен второго карантина, так как во время первого карантина большинство секторов экономики испытали V-образную рецессию, то есть все сидели в одной лодке, но во время второго карантина некоторые отрасли вообще не ощутили спада, а у некоторых наблюдалось гораздо большее снижение, чем во время первого. В прошлом году, например, мобильность населения резко упала как в продовольственном, так и в непродовольственном секторах бизнеса (в том числе оборот), что привело к V-образному кризису в обоих секторах. Однако во время второго карантина мобильность населения снизилась только в непродовольственном секторе, но в продуктовых магазинах — выросла. Соответственно, в январе 2021 года годовой рост оборота предприятий, торгующих продовольственными товарами, составил 9,2%, а оборот предприятий, торгующих непродовольственными товарами, снизился на 14,4%. Интересно, что в начале этого года мобильность населения Литвы в местах торговли непродовольственными товарами и в местах досуга снизилась больше всего по ЕС, а мобильность населения в местах торговли продуктами питания в целом увеличилась больше всего по ЕС.

Тем не менее, сектор недвижимости Литвы остается одним из наиболее устойчивых к кризису — количество сделок с недвижимостью, заключенных в прошлом году, уменьшилось всего на 1%, а в январе и феврале этого года было заключено больше сделок купли-продажи индивидуальных домов и земли, чем за тот же период прошлого года. В сегменте коммерческой недвижимости в этом году можно ожидать изменений — фондовые индексы Dow Jones, индексы офисных площадей с начала 2020 года упали соответственно на 18% и 26 %, когда индексы складской, промышленной и многофункциональной недвижимости выросли соответственно на 12%, 14% и 17 %. Спада в этом году, вероятно, удастся избежать промышленному сектору Литвы, изменение добавленной стоимости которого в прошлом году оставалось положительным, а амбициозные инвестиционные планы компаний промышленного сектора предполагают, что отрасль сохранит положительный рост в ближайшие годы.

Экономист банка Luminor прогнозирует, что из-за сохраняющейся неопределенности и карантинных ограничений рост ВВП Литвы в 2021 году достигнет 1,8%. Однако в 2022 году рост экономики Литвы, с оговоркой на то, что карантинные ограничения будут сняты, должен составить 5,5 процента.

«Из-за серьезных экономических ограничений в первом квартале этого года мы испытаем рецессию и сможем достичь более устойчивого восстановления только во второй половине года. Несмотря на то что некоторые отрасли продолжают демонстрировать высокую устойчивость к кризису, сохраняющиеся карантинные ограничения и растущий разрыв между различными секторами экономики могут замедлить общее восстановление экономики во втором квартале этого года, увеличивая вероятность того, что, в отличие от лета 2020 г., будем наблюдать не быстрое восстановление V-образной формы, а несколько более медленное восстановление U-образной формы. Общий рост ВВП Литвы в этом году должен составить менее 2 процентов и будет одним из самых низких в Европейском союзе», — говорит Ж. Маурицас.

Luminor прогнозирует, что из-за неравномерного восстановления экономики в 2021 году уровень безработицы в Литве должен вырасти до 9,2 процента, но рост заработной платы все равно останется положительным и достигнет примерно 6 процентов. По словам Ж. Маурицаса, одна из ключевых задач в этом году будет заключаться в предотвращении эмиграции молодежи и роста теневой экономики. Если в течение длительного времени в отношении деятельности пострадавших от кризиса секторов не будут сняты ограничения, это может подтолкнуть компании к непрозрачной деятельности, а тем, кто в них работает, — к поиску лучших возможностей трудоустройства за рубежом. Кроме того, следует обратить внимание на устойчивость государственных финансов, поскольку дефицит бюджета Литвы выше, чем в большинстве стран Балтии, Скандинавии и Вышеградской группы.

 Жигимантас Маурицас, главный экономист банка Luminor  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.