Шемберас: не вижу себя тренером

«Переплывешь фонтан — получишь тысячу евро».

UEFA.com обстоятельно поговорил с Дейвидасом Шемберасом, который в ноябре в 37 лет завершил карьеру.

Один из лучших игроков в истории литовского футбола Дейвидас Шемберас завершил карьеру, которая вместила в себя победу в Кубке УЕФА-2004/05 вместе с московским ЦСКА. За десять сезонов в армейском клубе он завоевал ряд других трофеев, а также стал рекордсменом российской Премьер-лиги по проведенным матчам (369) среди легионеров.

Фото BFL/Андрюса Уфартаса

Заканчивать карьеру Шемберас отправился в «Жальгирис» из родного Вильнюса. Повесив бутсы на гвоздь, без дела долго не сидел. Теперь он с нетерпением ждет начала работы в должности президента литовской футбольной лиги А. Бывший футболист сборной Литвы подробно рассказал ресурсу UEFA.com о своей богатой на события карьере.

— Вы выросли в Вильнюсе и, конечно, видели тот знаменитый «Жальгирис» 80-х, о котором ходили легенды. Должно быть, эта команда здорово на вас повлияла?

— Действительно, тогда игроки «Жальгириса» были самыми настоящими кумирами для молодежи. «Жальгирис» и любовь к футболу давали мне огромную мотивацию, рождали стремление к успеху. Никогда не забуду, как в 18 лет меня вызвали в сборную Литвы. За нее играли легендарные Арминас Нарбековас и Валдас Иванаускас, и вот я сидел рядом с ними в раздевалке, хотя еще недавно подавал им мячи! Эти воспоминания останутся со мной навечно. Было здорово!

— В 19 лет вы перешли в московское «Динамо». Тяжело было молодому человеку в Москве, где столько соблазнов?

— Очень. Вильнюс по сравнению с Москвой тихий город, а я переехал в мегаполис, где сумасшедший ритм жизни и непонятные правила. На адаптацию у меня ушло два-три года. Что касается соблазнов, устоять в Москве невозможно. Было время, когда я многое пробовал и совершал необдуманные поступки. Но очень важно уметь остановиться в нужный момент.

— Как вы перешли из «Динамо» в ЦСКА?

— У меня закончился контракт, и я не спешил его продлевать, потому что было предложение от «Зенита». Но буквально за день до подписания контакта с питерцами я встретился с президентом ЦСКА Евгением Гинером. Когда услышал предложение клуба, откровенно говоря, голова пошла кругом. Как выяснилось, в своем решении я не ошибся. ЦСКА тогда выстраивал амбициозную команду, скупал самую талантливую молодежь России и денег не жалел.

— В составе ЦСКА вы выиграли 14 трофеев, и был всего один сезон, в котором вы остались без медалей. В чем основные причины успеха?

— Мы росли как команда и были заражены общей идеей с руководством. Идея была одна: побеждать. Каждая ничья — трагедия. Грамотное управление, хорошие игроки и тренер, высокий командный дух, желание быть только первыми и никогда не проигрывать — все это были ингредиенты успеха.

— Тяжело давались предсезонные сборы ЦСКА в кавказских горах?

— Мы селились в типично советских санаториях, еда вообще без вкуса. Трехразовые тренировки, последняя заканчивалась в десять вечера в бассейне. Надо было просидеть под водой как можно дольше, и другие подобные упражнения. После такой адской нагрузки я не мог заснуть до трех ночи, а уже в восемь подъем. Это был действительно лагерь выживания: наши сборы больше походили на военные, чем на спортивные. Впрочем, через два года их отменили. Команда была слишком загнана физически и не могла поддерживать должный уровень формы весь сезон.

— Вы работали с Валерием Газзаевым в трех клубах. Можете назвать его главным тренером в карьере? Как бы вы его охарактеризовали?

— Безусловно, когда проводишь столько времени с одним наставником, он оказывает на тебя большое влияние. Мы по-прежнему на связи с Газзаевым, я звоню ему поздравить с днем рождения или Новым годом. Он строгий и требовательный, своего рода диктатор. Он ненавидел плохую игру, не говоря уже о плохих результатах. Но внутри это чуткий человек, который умел прощать какие-то игровые ошибки. Высокий уровень его профессионализма не вызывает сомнения, что подтверждают результаты.

— Братья Березуцкие, Сергей Игнашевич, Игорь Акинфеев и вы составляли костяк обороны ЦСКА на протяжении многих лет. Такая сыгранность шла команде только на пользу?

— Несомненно. Стабильность считаю очень важным аспектом футбола. Когда столько играешь вместе, то понимаешь партнеров на поле уже без слов.

— Кого вы можете назвать лучшим из тех, с кем играли?

— Пожалуй, бразильцев Вагнера Лава и Жо, Юрия Жиркова, который поиграл в «Челси», и Игнашевича, защитника высочайшего класса. Я сразу понял, что он далеко подойдет. Очень умный футболист. Поэтому меня не удивляет, что Игнашевич по-прежнему незаменим в ЦСКА и сборной России, несмотря на конкуренцию со стороны молодых.

— Кто были главные шутники в ЦСКА? Можете вспомнить какой-нибудь забавный случай?

— Наверное, Игнашевич и Ролан Гусев. Ой, у нас было много чего, всего и не упомнишь. Например, однажды кто-то привязал шнурки бутс к стульям у нескольких ребят. Или приклеил пластырь спящему доктору на очки, чтобы он проснулся в темноте. Но когда мы выходили на поле, шутки заканчивались. Все было всерьез, мы бились друг за друга.

— Похоже, у вас были и другие комичные эпизоды. Расскажите о споре с Аланом Дзагоевым в ЦСКА и о случае с купанием в фонтане.

— По правде говоря, мы не спорили с Дзагоевым. Мы стояли рядом у скамейки запасных, и перед тем, как заиграл российский гимн, я спросил у Алана, знает ли он слова. Я с улыбкой смотрел, как он поет, а он пел вдохновенно, будто бы лично для меня. Мы же не знали, что в тот момент на нас направили камеру. Получилось очень смешно. А слова Дзагоев хорошо знает!

Что касается другой истории, она произошла в тренировочном лагере сборной Литвы. Мы пили кофе у фонтана в небольшом немецком городке. С нами был коммерческий директор сборной в то время — немец средних лет по имени Тони. Я решил приколоться и сказал ему: «Переплывешь фонтан — получишь тысячу евро». Мне и в голову прийти не могло, что человек в его возрасте станет это делать, но не успели мы опомниться, как он уже плыл по фонтану. Все были в шоке! Хотя это была всего лишь шутка, я сдержал слово, а Тони сделал благородный поступок, пожертвовав деньги футбольной школе в Литве.

— Какие были эмоции после победы над «Спортингом» в финале Кубка УЕФА в 2005 году?

— Мы не сразу осознали, чего достигли. Когда вернулись в Москву, все завертелось в сумасшедшем ритме: повышенное внимание болельщиков, вечеринки, официальные церемонии. Это был настоящий праздник, ведь ЦСКА стал первым в новейшей истории клубом из России и со всей Восточной Европы, кому удалось завоевать еврокубковый трофей. Через две недели после того финала мы играли в финале Кубка России, и хотя нашим соперником были «Химки» из второго дивизиона, мы победили лишь с минимальным счетом. Празднования отняли у нас все силы! В тот год мы выиграли все возможные турниры, поэтому это был лучший сезон для меня и для клуба.

— Лига чемпионов российским клубам еще не покорялась. Лучший результат — 1/4 финала. Сможет ли «Зенит» или другая команда страны выиграть этот турнир в ближайшие годы?

— Думаю, что да. В этом сезоне «Зенит» выиграл пять из шести матчей на групповом этапе — это показывает, на что способна команда. Посмотрим, как питерцы сыграют в плей-офф (против «Бенфики» в 1/8 финала. — Прим. ред.). Если повезет со жребием, они могут выйти в полуфинал. Это вполне реально, если только им не достанется «Барселона». Такой вариант сведет их шансы к минимуму.

— Вы провели более 70 встреч в еврокубках — больше, чем любой другой литовец. Какой матч или соперник вам больше всего запомнились?

— Каждый матч Лиги чемпионов был особенным. Там все на высшем уровне: внимание, организация, уровень команд, максимальная концентрация. Это турнир самых сильных команд в мире. Сложно выделить кого-то, разве что «Манчестер Юнайтед», за который я болел в детстве. Испытывал особенные чувства, играя против него, хотя на поле было не до сантиментов. Для меня было обычным делом соперничать с такими клубами, я просто делал свою работу.

— А какой из 82 матчей за сборную Литвы вы можете выделить?

— У нас со сборной были и взлеты, и падения. В 2008 году после побед над Австрией и Румынией мы занимали высокое 37-е место в рейтинге ФИФА, а когда я был помоложе, побеждали Боснию и Герцеговину, играли вничью с финалистами ЕВРО итальянцами (в 2001 году. — Прим. ред.) и финалистами чемпионата мира немцами (в 2003-м. — Прим. ред.). Что касается неудач, поражение от сборной Фарерских островов (со счетом 1:2 в 2009 году. — Прим. ред.) было настоящей пощечиной. Мы недооценили соперника и поплатились. Жаль, что так получилось, тот отборочный цикл хорошо для нас начинался.

— В чемпионате России вы получили 98 желтых карточек и 11 красных — абсолютный рекорд Премьер-лиги. Как вы объясните эту черту вашей игры?

— Это все проиходило, потому что я максималист. Любой другой результат, кроме первого места, меня не устраивает. Поэтому в пылу борьбы эмоции часто захлестывали. Понимаю, что так не должно было быть, но иногда я не мог себя контролировать на поле. С другой стороны — футбол без эмоций ведь не интересен.

Был какой-то отдельный эпизод, о котором вы больше всего сожалеете?

— Было одно удаление. Во-первых, я огорчился, что подвел команду. Но кроме этого, по правилам клуба, мне еще и пришлось заплатить штраф — а штрафы тогда доходили до ста тысяч долларов. Двойное наказание.

— Вы были универсальным игроком, могли закрыть много позиций. Какая была любимая?

— Верно, я играл на всех позициях, только вратарем и нападающим не был. Комфортнее всего еще с юности чувствовал себя в качестве полузащитника оборонительного плана.

— Когда вы покинули ваш последний российский клуб – «Аланию», вы не собирались возвращаться в Литву. Как это все-таки вышло?

— После «Алании» и всяческих проблем, которые там возникли, у меня осталось много неприятных эмоций. Несколько месяцев вообще играть в футбол не хотелось. Было предложение из Казахстана, но приключений с меня было уже довольно. Мои друзья поговорили с руководством «Жальгириса», а меня впечатлили амбиции клуба, вот я и вернулся.

— За два последних сезона вы дважды выиграли чемпионат с «Жальгирисом», но в Лиге чемпионов далеко пройти не смогли. Как думаете, сможет ли «Жальгирис» сделать это в ближайшие годы?

— Сложно сказать. Но я думаю, что клуб шаг за шагом движется в верном направлении. Выйти в основную сетку Лиги чемпионов очень трудно, но если пройти два раунда в квалификации, то уже точно будешь играть на групповом этапе Лиги Европы. Литовских футбольных болельщиков это очень обрадовало бы.

— Не думали стать тренером после завершения игровой карьеры?

— Нет. Не вижу себя тренером и знаю, каких нервов это стоит. Не думаю, что я на это готов.

Инф. «ЛК»

Оставьте свой комментарий

avatar
600