Старость в радость?

Фото из личного архива Г. Макаравичене

О социальном благополучии любого государства судят по положению в обществе пожилых людей, инвалидов и детей. Нынешние пенсионеры всей своей жизнью заслужили уважительное отношение, заботу и достойное обеспечение. К сожалению, многие из них сегодня этого лишены.  О положении литовских пенсионеров – в беседе с президентом Ассоциации пожилых людей Литвы Грасильдой Макаравичене.

— Недавно руководимая вами Ассоциация пожилых людей отпраздновала 25-летие. Что вы сделали за эти годы? Как изменилась жизнь пенсионеров?

— Нашей организацией сделано немало. Ассоциация объединяет почти 60 тысяч человек, причем во всех регионах Литвы, поэтому хорошо знаю жизнь пожилых людей. Для пожилых людей важно не оставаться  в одиночестве. Увлечения делают жизнь наполненной и интересной. Одиночеству и апатии не остается в ней места.  Поэтому стараемся встречаться, стремимся быть активными.  Члены нашей Ассоциации активно участвуют в жизни своих городов, организуем мероприятия, ставим спектакли, стараемся не ограничивать себя лишь домом. Все больше наших пенсионеров хотят продлить активную жизнь, заставляя работать и мозг, и тело.

В начале октября состоялось торжественное заседание, посвященное юбилею организации, на которое съехались члены нашей ассоциации со всех уголков Литвы. Собравшиеся сеньоры делились опытом жизни, собственными силами организовали концерт. Побеседовать с пенсионерами пришли и представители власти: премьер-министр Саулюс Сквярнялис,  европарламентарии, члены Сейма.

На торжественном мероприятии говорили и об актуальных проблемах. Сейчас люди оказались еще в более жесткой нужде, чем было ранее, так как цены растут не по дням, а по часам.  Легче,  когда в доме живут два пенсионера, однако одинокому пожилому человеку выжить немыслимо. В 2008 году пенсии были заморожены, только недавно сдвинулись с мертвой точки.

У 62 проц. членов нашей ассоциации нет денег даже на еду. С учетом того, с какой скоростью растут цены, пенсии в Литве слишком малы. Пенсионеры рады, что нынешняя власть пусть понемногу, но повышает пенсии, однако в целом настроение у людей мрачное.  При таком росте цен минимальная пенсия должна быть 800 евро. Когда  я впервые об этом сказала, некоторые из власть  имущих заявили, что, дескать, у меня слишком большие аппетиты. Но ведь пенсионер тоже человек – помимо продуктов питания, с возрастом требуется больше средств на лечение, может быть, нужно чаще отдыхать, подлечиться в санатории, купить хотя бы ботинки, не с пустыми руками прийти к внуку на день рождения.

Можно ли прожить на 60, 80 евро, которые остаются  у пенсионеров после оплаты всех счетов? Не знаю, почему так относятся  к пожилым людям, ведь мы работали, платили налоги. То, что сегодня есть  и чем пользуются все жители Литвы, создано поколением нынешних пенсионеров.

Наше поколение пережило очень тяжелые времена, недоедали, пережили войну, разруху. Но никогда я не видела такого, чтобы люди рылись в мусорных контейнерах. Власть в первую очередь должна побеспокоиться о самых уязвимых, обездоленных слоях общества, оказать им поддержку. Необходимо прекратить рост цен.

— Нередко утверждают, что молодым семьям с детьми  сегодня живется даже хуже, чем пенсионерам…

— Действительно, молодым непросто сегодня. У нас, пожилых, есть хотя бы крыша над головой, поношенная одежда, обувь. У молодых и этого нет. Им нужно создавать семью, воспитывать детей. На помощь родителей — пенсионеров, которые сами едва сводят концы с концами, им также не приходится рассчитывать.

Закончив вузы, молодые люди остаются без работы. Острая проблема — эмиграция. Молодых людей сегодня, по сути, выгнали из Литвы, оставив их без  возможности трудоустроиться, цивилизованно наладить свой быт.

У меня пять внуков, есть правнуки, поэтому волнует  их судьба, важно, дождутся ли они хотя бы какой-то пенсии.

Нужно считаться с людьми. Наконец-то  нужно устранить многочисленные бюрократические лабиринты, дать возможность людям работать и заработать. Власть уже даже не знает, сколько расплодилось департаментов, институтов, различных отделов, в которых простых людей гоняют из кабинета в кабинет. Политикам я пожелала бы оставаться ближе к тем людям, которые их делегировали на государственные посты.

— В беседах  с представителями сильных мира сего все чаще приходится сталкиваться с непониманием, безразличием по отношению к проблемам рядовых людей. Очевидно, что расслоение общества стремительно растет. Даже сеть услуг ориентирована на людей с внушительными доходами. 

— Часть нашей власти просто не понимает проблемы неимущих. Я на собственном жизненном опыте знаю, как было, что мы пережили, предполагаю, как может быть. С горечью вижу, как разрушается производство, сельское хозяйство.

Десять лет тому назад случился кризис. Во многих странах мира случаются кризисы. Страны, не имеющие собственного резерва, как правило, занимают  у Международного валютного фонда. Мы же умудрились  занять у коммерческих банков по более высоким процентам. Сейчас выплачиваем огромные кредиты. Литва до сих пор не может выбраться из пучины долгов. Кроме того, тогда государство решало свои проблемы за счет самых малоимущих – пенсионеров.

А может быть,  это происходит и потому, что у нас отсутствует персональная ответственность лиц, принимающих решения», – считает президент Ассоциации пожилых людей Литвы Грасильда Макаравичене.

Литву оккупировали скандинавские банки, которые освобождены от уплаты налогов. Оправдание, дескать, банки пострадали в кризис. А мы не пострадали? Нажатие одной кнопки в банке – 3 евро для пенсионера. Если я хочу со своего счета кому-то перевести деньги, плачу 8 евро. Почему в Литве нет государственного коммерческого банка?

За такие мои критические высказывания мне часто говорят, что, дескать, я не патриотка.  Замечу, что я – патриотка, но не идиотка.

— Часто наши читатели жалуются, что, дескать, за свою жизнь честно платили и сейчас платим налоги, а когда с возрастом требуется медицинское обслуживание, за него нужно дополнительно  платить. Разве такой порядок способен стимулировать нынешних работающих платить налоги…

—  Ситуация в сфере здравоохранения  сложная. Причем наиболее удручающее положение  в районных городках, в сельской местности. Учреждения здравоохранения закрываются, медпункты ликвидированы. Пожилому человеку приходится добираться за медицинской помощью за десятки километров, а ведь и общественный транспорт сокращен.

Медицинская помощь должна быть организована таким образом, чтобы не приходилось ожидать  прием к врачу месяцами. Молодые специалисты, в том числе и медики, уезжают работать за границу. Ведь в Литве  у них перспектив нет. Сегодня ситуация складывается таким образом, что наши учебные заведения готовят специалистов  для других государств. Надо создать условия, чтобы они оставались в Литве. Даже лекарства не по карману нашим людям.

По принципу ротации я руковожу Советом по делам пенсионеров при Министерстве социальной защиты и труда. На заседание Совета по делам пенсионеров мы приглашаем ответственных работников министерств, они нам обещают исправить положение.  Но в Литве положение складывается таким образом, что отдельные кланы в разных отраслях так узурпировали ситуацию, готовы прибегнуть к  самым крайним мерам, что государственным чиновникам сложно что-то изменить.

— Каким образом должно измениться отношение  к пожилым людям?

— Пенсионеры  в Литве часто чувствуют себя ненужными, хотя могли бы принести пользу государству, часть не утратила свои знания  и профессиональные навыки. Хотелось бы, чтобы пожилым людям предоставлялось больше льгот. Например, за рубежом принято всесторонне поддерживать общественные организации, объединяющие пожилых людей, оплачивается содержание помещений, в которых собираются эти организации. Мы платим за все: за отопление, за воду, электричество.

Когда пенсионеры вдвоем, еще полбеды, а вот одиноким очень тяжело. И почему у нас так унижают человека?  Вдовья пенсия в 20 евро — это стыдоба. Надо решать этот вопрос. Очень сложно одиноким пожилым  людям после смерти одного из супругов. Помимо моральной  травмы, они оказываются  в сложном материальном положении. Скажем, в Польше, если пенсионер остается один, то он может выбрать пенсию покойного супруга. А у нас нет — дадут 20 евро, и живи как хочешь. А ведь покойный при жизни платил налоги.

Мы пережили войну, ссылку, тюрьмы. Мы научились терпеть. Но ходить с опущенной головой и протянутой рукой мы уже не будем, поэтому мы начали требовать. Власти придется с нами считаться. Несмотря на пережитое,  мы всегда сохраняем надежду на лучшее. Может быть, мы и не дождемся, но нынешняя молодежь в старости  должна жить лучше, чем мы.

— Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА

Комментариев: 2

  1. Лена :

    После большого перерыва побывала в этом году в Литве. Испугалась… В Вильнюсе не осталось молодежи, в старых, разбитых автобусах -одни пожилые люди с потухшими глазами. Фасады в старом городе отремонтированы, а зайдешь во двор-разруха! Литва когда-то была такой красивой, такой ухоженной! Вобщем, расстроилась…Хочу, чтобы Литва возродилась и не повторила горькую судьбы России.

  2. Тит :

    Нам,кажется,что в свободной Литве,мы совершенно ушли от советских технологий управления в государстве.Но это не так.Именно технология управления в СССР «под гребёнку» используется и в настоящее время у нас.Вот взяли за правило,что после смерти одного из членов семьи,выплатой 20 евро и на этом зациклились.А что бы изменилось в государстве,если ,скажем, после моей смерти,жена могла бы иметь выбор,что бы государство выплачивало ёй ,скажем,мою пенсию.без всяких там 20 евро и её пенсии в том числе,если всё это не дотягивает до моей пенсии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.