Свобода слова в несвободе

Почему нельзя говорить «дебил», «коммуняка», «лошара» и «мудак»?

Накануне Дня возрождения печати неправительственная организация Freedom House, оценивающая в мире свободу печати, объявила, что Литва по-прежнему остается страной, в которой печать свободна. В Литве этой свободы даже больше, чем у соседей – Латвии и Польши..

40-42-е место, которое мы разделяем вместе с Доминиканской Республикой и Суринамом среди 197 оцененных стран, звучит гордо. Даже если знать о том, что от Эстонии, Норвегии, Швеции, Багамских островов и Барбадоса мы все еще немного отстаем.

Я говорю «все еще» сознательно, поскольку не сомневаюсь, что если бы Freedom House объявила свои рейтинги на месяц или два позже, мы бы точно обогнали не только Багамы, но и Ямайку, Сан-Марино и Андорру. Поскольку такой свободы печати и слова, какая в последнее время царит в Литве, вероятнее всего, никогда и нигде не было. Ну, разве что на Кубе, в России или Беларуси – если говорить о той печати, которая кормится из кармана властей и которая обладает полной свободой писать и говорить на темы из заранее утвержденного списка.

Литва – не Куба и не Россия. Поэтому у властей нет никакой силы над печатью. Разве что какой-нибудь советник или советница пытается учить журналистов, как нужно писать или что нужно спросить об энергетических проектах или внешней политике. Однако эти попытки так и остаются попытками, поскольку в Литве у советников, в отличие от России и Кубы, нет никакой реальной силы.

Правда, иногда им удается вырастить пару придворных журналистов, которые за приглашение на прием, орден, медаль или поездку в Америку соглашаются повилять хвостом вместо того, чтобы лаять. Но обычно это бывает кратковременная победа, не имеющая особого значения. Поскольку не виляющих хвостов все равно всегда остается больше.

Их количество растет. Не только лающих, но без всякого страха поднимающих ногу на тех, кто мыслит иначе или придерживается другого мнения. «Дебил», «коммуняка», «лошара», «мудак» — это только несколько и далеко не самых сильных эпитетов, которыми своих оппонентов свободно награждают лица, нередко называемые в общественном пространстве журналистами. Кстати, называют их так, имея в наличии аргументы, — их фамилии можно найти в крупных СМИ, нередко их можно увидеть и на телеэкранах (тогда они становятся и общественными деятелями).

Границ, в сущности, нет – можно публично назвать президента «фригидной стервой», как это недавно сделал на своем сайте пишущий комментарии на порталах А. Винокурас. Можно к имени главы крупнейшей оппозиционной партии Буткявичюса добавить «х…», как это сделал в своем профиле Facebook политический обозреватель консерваторов Бачюлис, демонстрирующий свою дальновидность в журнале  Veidas.

Реакции никакой: ни на «x», ни на «фригидную стерву» не отреагировали ни политики, ни правоохранительные органы, ни какие-либо учреждения саморегулирования. А, по сути, это, вероятно, означает, что такая свобода слова и печати в Литве приемлема и поощряема.

Если так, то в следующем году в индексе свободы печати Freedom House мы обязательно должны обогнать Барбадос и Ямайку. Но на самом ли деле тогда мы уже сможем радоваться свободе печати и слова?

Артурас Рачас, гендиректор BNS.

ru.15min.lt

7
Оставьте свой комментарий

avatar
600
3 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Astimur2ГаврилаLeonardas >дей Авторы недавних комментариев
Новые Старые Большинство проголосовавших
Гаврила
Гость
Гаврила

Служил Гаврила депутатом,
Законы в сейме принимал,
Когда ж его ругали матом,
Тогда мандат он вынимал.

дей
Гость
дей

он матом врежет как дубиной
и взгляд политика орлиный
но получив за речь конфетку
он тихо лезет в птичью клетку

dvu
Гость
dvu

Ну надо полагать, что политики на журналистов вот «то самое» положили (не буду писать что). И вся это «острота» только для самоудовлетворения пишущих и хиханек читающих.

Click to listen highlighted text!