Священномученик Архидиакон Никифор

Среди святых Литовской земли были не только литовцы и представители восточнославянских народов, но и серб митрополит Киприан, латыш архиепископ Иоанн Поммер (о них мы уже говорили). А также и два грека – наш сегодняшний герой архидиакон Никифор и святитель Фотий, встреча с которым нас ждет впереди.

Никифор Парасхес-Кантакузен родился в Константинополе в 40-х годах XVI века. Уже более столетия бывшая столица некогда великой Византии находилась под османским игом. Многие греки навсегда или на время уезжали в Европу, чаще всего в Италию. Там с давних пор существовали очаги греческой православной культуры. Примером тому может служить знаменитый собор Святого Марка в Венеции, построенный в византийском стиле, да еще с иконостасом, что совсем не свойственно католической традиции. Никифор еще в молодости тоже отправился в Италию для получения образования. Он окончил университет в Падуе, несколько лет преподавал в нем. Часто случалось так, что греки-эмигранты под влиянием европейской культуры утрачивали свой язык, традиции и веру. С Никифором этого не произошло. Он принял диаконский сан и семь лет служил в Венеции в православном храме.

В возрасте примерно сорока лет Никифор вновь оказывается в Константинополе. Как  человек образованный и энергичный он занимает высокое положение в Патриархии. Но состояние Патриархии плачевное. Прежний византийский блеск давно померк. Патриархов, зависимых от султана, тасуют, как карточную колоду, денег нет, униатские настроения бродят среди епископов. Константинопольский патриарх Иеремия едет в Москву с протянутой рукой. За время его отсутствия в течение трех лет делами руководит Никифор, будучи всего лишь диаконом. Но его активная борьба против унии приводит к тому, что диакона ссылают на Кипр. Он бежит из заключения и вновь вступает в борьбу за канонический строй в Церкви.

Никифор становится экзархом патриарха. Сейчас экзарх – это епископ, возглавляющий отдельный церковный округ, расположенный за пределами страны, где находится главная резиденция патриарха. Например, митрополит Минский возглавляет Белорусский экзархат Московской патриархии. В то время, о котором мы говорим, экзарх – это своего рода полномочный посол Вселенского патриарха. Им может быть не только епископ, но и диакон, и даже мирянин.

В 1595 году Никифор едет в Молдавию, где, в частности, добивается сохранения старого календарного стиля. Напомню, что Западная Церковь перешла на григорианский календарь в 1582 году. Здесь он знакомится с двумя литовскими магнатами – гетманом Яном Замойским, католиком, и православным князем Константином Острожским. Оба приглашают его в Литву преподавать в своих школах. Никифор выбирает единоверца.

В это время возникает острая ситуация. В  сентябре к Яссам подошел польский военный отряд под начальством Замойского. А через месяц сюда подошли 42-тысячные войска татар и турок, окружившие поляков. Никифор вступил в переговоры с турками и сумел добиться отвода татарского войска, чем спас поляков.

Потом он оправляется в Речь Посполитую по делам унии. Коварный и неблагодарный Замойский сдает его властям как турецкого шпиона. Никифору удается бежать. И, вместо того чтобы вернуться в Константинополь, он отправляется в Брест, где должен начаться собор, тот самый, на котором будет заключена Брестская церковная уния.

Фактически там проходило два собора: униатский во главе с епископом Ипатием Поцеем и православный, который возглавляли князь Острожский и архидиакон Никифор. Присутствие экзарха на Соборе напрягало власти, которые были на стороне униатов.

После заключения Брестской унии Никифор остается в Литве, в землях князя Константина, он преподает в его Острожской академии. Никифор продолжает вести себя независимо и бесстрашно, организовывая сопротивление унии, рассылая послания, ободряя и убеждая малодушных.

Но вскоре экзарха вновь обвиняют в шпионаже в пользу Турции, арестовывают и судят. На этот раз князь Острожский не смог его спасти. На суде Никифору предъявляют и другие нелепые обвинения: чернокнижие, убийство, прелюбодеяние с матерью султана, враждебные Польше действия в Молдавии. Никифор держится независимо и решительно отводит все обвинения.

Но судят Никифора не для того, чтобы восторжествовала истина, а чтобы засудить. В этой ситуации логика бессильна. Его отправляют в Мальборкский замок на севере Польши. Это самое большое в Европе строение подобного типа. В то время замок был одной из резиденций польских королей. Понятно, что в такой громадине хватало места не только для официальных приемов, но и для тюрьмы.

 Судьбой Никифора интересуются турецкий султан и греческие иерархи. Король Сигизмунд III заверяет Мехмеда III в том, что его пленник – московский шпион. Через два года, в 1599 году, архидиакон умирает в заточении от голода.

В 2001 году священномученик Никифор был прославлен Украинской Православной церковью, а на следующий год и Белорусской. Так как день его смерти неизвестен, память архидиакона отмечается в день Собора Белорусских святых. А с этого года имя Никифора Парасхес-Кантакузена украшает и Собор Литовских святых.

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.