Священномученик Иоанн Царскосельский

На этой ЛК-неделе совсем скромный – 25 лет назад был причислен к лику святых самый первый новомученик ХХ века протоиерей Иоанн Кочуров. Сегодня мы имеем возможность рассказать о нем подробней, ведь 13 ноября (31 октября по ст.ст.) день его памяти.

Казалось, жизнь уготовала ему наезженную колею, по которой двигалось не одно поколение потомственных священнослужителей. Но Господь попустил проверку на прочность не только духовному сословию, но и всем, кто считал себя верующим.

Отец Иоанн Кочуров родился в семье сельского священника Рязанской епархии 13 июля 1871 года. Начиналось все, как обычно в этой среде: духовное училище в городке Данкове, потом Рязанская семинария и, наконец, Санкт-Петербургская Духовная академия. Ее, как и предыдущие заведения, он закончил на «отлично». А потом, вместо того, чтобы тихо служить в родном селе, отправляется в Америку. Иоанн решает посвятить себя миссионерской деятельности. Перед поездкой он женится и в сане диакона едет в далекую Алеутскую и Аляскинскую епархию. Название это скорее отражает историю проникновения русского православия в Америку, чем ее географию. До 1867 года Аляска входила в состав России. Через эти северные земли православие стало распространяться в Америке. Отсюда и название, хотя территория епархии занимала всю Северную Америку.

Отец Иоанн уже через месяц после прибытия на чужбину становится священником и служит в Чикаго-Стриторском приходе. У него было не только желание стать миссионером, но талант к этому. Уже за первые три года в православие перешли 5 католиков и 86 униатов. А число прихожан двух его приходов, в Чикаго и Стриторе, увеличилось до трехсот человек. Он организует воскресные школы для детей и православные братства, входит в состав епархиального цензурного комитета. И уже через 10 лет получает наградной золотой крест. О том, как трудно было работать в новых условиях, отличных от размеренной российской церковной жизни, говорится в приветственном адресе, который он получил вместе с наградой: «Прямо со школьной академической скамьи, покинув Родину, пришли Вы в этот чужой край, чтобы всю свою тогда еще юношескую энергию, все силы посвятить святому делу, к которому влекло Вас призвание. Тяжелое наследие досталось здесь в удел Вам. Запущенное церковное хозяйство… Вы забывали себя, забывали лишения, болезни, скудную обстановку дома…Ваши малютки хворали, жена болела, и жестокий ревматизм как будто хотел умертвить Ваше дерзновение, сократить Вашу энергию». Двенадцать лет провел отец Иоанн в Америке. И все эти годы его тянет на Родину. Да и подрастает пятеро детей.

«Прослужив по окончании курса в Санкт-Петербургской Духовной академии 12 лет миссионером в Северо-Американской епархии, я для образования своих детей счел себя вынужденным вернуться на Родину», — читаем мы в одном из дошедших до нас документов. Странно звучат эти слова сегодня. Времена меняются.

В 1907 году отец Иоанн возвращается, но в Петербурге нет вакансий, и его назначают учителем Закона Божия в Нарву. За время пребывания в Эстонии он не только преподает, но руководит приходом в курортном городке на берегу Финского залива Силламяэ, читает лекции, работает в лазарете.  И как следствие – новые награды.

Наконец, в ноябре 1916 года его назначают вторым священником в Екатерининский собор Царского Села. Но времена наступили суровые – идет Первая мировая война. Для безопасности он отправляет детей вглубь России. Дочку, которая рвется к нему, он уговаривает в письме: «Ты думаешь, тебе тут было бы лучше? Нет, дочка. Если бы тут было хорошо, мы сами не оставили бы тебя и Колю в Сушигрицах. Вы с Колей счастливые, каждый день пьете молочко, кушаете сколько хотите хлеба и каши, а мы, милая, молоко получаем изредка по столовой ложке на человека, хлебца дают только 1/2 фунта на день, а каши совсем не дают. Видишь, какая наша жизнь несладкая, а тут еще, того и гляди, немцы прилетят и бомбами в нас с аэропланов начнут бросать!.. Видишь, милая, как у нас плохо».

Но вскоре стало еще хуже. Началась Февральская революция. Растерянные, ничего не понимающие люди в надежде на духовную поддержку потянулись в церковь, так всегда бывает в дни смуты и междоусобиц. И тут они эту поддержку получили. В своих проповедях отец Иоанн призывает людей к миру, к религиозному осмыслению происходящих событий. Но вслед за февральской революцией наступил октябрь 1917 года. И некогда тихое Царское Село стало одной из точек противостояния. К городу подходили отряды большевиков, которые пытались вытеснить оттуда верные Временному правительству казачьи части генерала П.Н. Краснова.

30 октября начался артобстрел города. Клир Екатерининского собора сразу после службы начинает крестный ход по городу с молебном о прекращении междоусобной брани. Священники призывали народ к спокойствию. Их проповеди были лишены какого-либо политического оттенка. Казаки уходили из Царского Села. Крестный ход затянулся. Красные вошли в город.

В одной из петроградских газет рассказывалось, как был убит отец Иоанн: «Священники были схвачены и отправлены в помещение Совета рабочих и солдатских депутатов. Священник отец Иоанн Кочуров воспротестовал и пытался разъяснить дело. Он получил несколько ударов по лицу… разъяренная толпа повела его к царскосельскому аэродрому. Несколько винтовок было поднято на безоружного пастыря. Выстрел, другой — взмахнув руками, священник упал ничком на землю, кровь залила его рясу. Смерть не была мгновенной. Его таскали за волосы, и кто-то предлагал кому-то “прикончить как собаку”. Наутро тело священника было перенесено в бывший дворцовый госпиталь. Посетивший госпиталь председатель Думы вместе с одним из гласных, как сообщает “Дело народа”, видел тело священника, но серебряного креста на груди уже не было».

Похоронили отца Иоанна в усыпальнице собора, в котором он служил. А в 1938 году этот один из самых красивых царскосельских храмов, построенный по проекту архитектора К.А. Тона, автора Храма Христа-Спасителя, взорвали. А на его месте был поставлен памятник Ленину.

4 декабря 1994 года священномученик Иоанн Царскосельский был причислен к лику святых. На следующий год памятник с места захоронения святого убрали и начали строить новый Екатерининский собор, стараясь повторить архитектуру оригинала. Один из его трех приделов посвящен священномученику Иоанну Царскосельскому. Через несколько лет мощи святого поместили в специальную раку, которая находится в новом соборе.

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

афиша афиша афиша афиша

Оставьте свой комментарий

avatar
600