Успение Пресвятой Богородицы

Дорогие друзья, а нет ли у вас предчувствия Нового года? Когда уже в середине декабря начинаешь обонять густой запах еще не купленной елки, сердце замирает в ожидании подарков, и внутренним ухом что ли слышишь мелодичное позвякивание елочных игрушек, совсем как в детстве. Нет? И правильно. Ибо до декабря еще далеко.

А вот до очень старого Нового года осталось каких-нибудь полмесяца. Всего ничего. Но никаких елочных атрибутов он не предусматривает. Этот очень старый Новый год начинается 1 сентября по старому стилю или  14-го по новому. Именно в этот день наступит 7527 год от Сотворения мира по церковному календарю. Такое летосчисление называется Византийской эрой. Отсчет лет по ней ведется с 1 сентября 5509 года до Р. Х. А были еще Антиохийская, Александрийская, Болгарская, Старовизантийская. И год начинался то 1 сентября, то 1 марта. Это только в православном мире. В Риме свой отсчет, у иудеев, мусульман – свой. Японцы, так те вообще начинают новую эру с воцарения очередного императора.

Что это я заговорил на эту тему? Ах да! Натолкнуло меня на это приближающееся Успение, последний великий праздник нашего церковного года. Вот о нем давайте поговорим.

В Евангелии про это событие ничего не говорится. И это понятно – Успение произошло уже после тех событий, о которых повествует Благая Весть. Свидетелем Успения был св. Дионисий Ареопагит. Вот на основе его воспоминаний и по материалам, которые собрали более поздние авторы, и был установлен у христиан этот праздник.

Это было в 48 г. по Р. Х. В последние дни своей жизни Божия Матерь находилась в Иерусалиме. К этому времени там оказались и почти все апостолы. О кончине Она знала заранее. В этом нет ничего удивительного. Уж если мы, грешные, нередко предчувствуем какие-то события, то что же говорить о святых людях, тем более о Богородице. Кончина ее была тихой и безболезненной. Дева Мария как бы погрузилась в сон и больше не проснулась. Поэтому-то мы и называем это успением. Похоронили Божию Матерь в Гефсимании, недалеко от Иерусалима, рядом с Ее родителями. У евреев не было обычая хоронить, как у нас, в земле. Могилами служили специальные пещеры. Вход в них после погребения заваливался большим камнем.

Один из 12-ти апостолов Фома не успел к похоронам и прибыл в Иерусалим лишь на третий день. Как он переживал, как плакал, что не смог проститься с Девой Марией! Другие ученики, видя его страдания, отвалили камень от гроба и – о чудо! – не обнаружили в нем тела Богородицы. Она была взята на Небо к Своему Сыну не только душой, но и телом.

Поэтому Успение – это не смерть, а переход в другой мир. Кстати, в названии этого праздника на других языках тоже отсутствует слово «смерть».  У православных славян (болгар, украинцев, сербов, македонцев) – это Успение. По-литовски оно звучит «Ėmimas į Dangų», по-польски – «Wniebowzięcie». Это можно перевести как «Взятие на небо». Правда, на русский это название иногда переводят как Вознесение. В 1950 году в Католической церкви даже был принят догмат, т. е. непреложная истина, о Вознесении Девы Марии. Но русские католики называют праздник либо Взятием на Небо, либо Успением. Видимо, чтобы не путать с Вознесением Господним.

Как видим, и здесь нет слова смерть. Просто в день Успения Божия Матерь вернулась к Своему Сыну, соединилась с Ним, а мы получили Заступницу и Молитвенницу.

В Католической церкви в этот день, правда, из-за разности стилей он уже прошел, освящаются лекарственные травы, и носит Успение народное название žolinė (от лит. žolė — трава), или по-польски  zielno.

Большое количество икон Успения говорит о любви и популярности этого праздника в христианском мире. У них общий сюжет: В центре на одре лежит Дева Мария, вокруг нее апостолы и святители Дионисий Ариопагит, Иаков, брат Господень. Количество предстоящих может быть разным. Иногда пишут иерусалимских дев, участвовавших в погребении. За одром — Христос, Который держит на руках маленькую девочку. Это душа Божьей Матери. Над ними парят ангелы. Их количество тоже может разниться.

В качестве иллюстрации я выбрал образ, написанный в Новгороде в XIII веке. Он меня привлек… Сейчас поймете, чем. Традиционный одр, по бокам двумя группами апостолы и святители. Слева Петр с кадилом, справа Павел. Сзади к телу припал Иоанн Богослов. Вокруг Христа – ангелы. А по бокам от них парят ветхозаветные пророки. Вокруг каждого белый ореол. Белый цвет – символ рая. Они оттуда радостно встречают Богородицу. На самом верху в центре в полукруге звездного неба фигуры ангелов, уносящих душу Девы Марии.

А в самом-самом низу по центру (вот оно!) на квадратном коврике маленькие красные тапочки. Разглядеть эту деталь в газетном варианте сложно – слишком мелкая. Поэтому на иллюстрации она выделена эллипсом, а ниже, под иконой, дана в увеличенном размере. Видите два красных треугольника? Это они.

 Но это не просто сентиментальная бессмысленная деталь. В древней иконе этого не могло быть. Это символ оставления Ею земного пути. Коврик квадратный тоже не случайно. Квадрат в иконописи означает землю. То есть таким образом неизвестный новгородский иконописец говорит нам, что и после Своего Успения Божия Матерь не оставляет нас насовсем.

Петр ФОКИН, псаломщик Знаменской церкви

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.